Не успел в 2015 году в Екатеринбурге открыться Ельцин-центр, как многочисленные эксперты сошлись во мнении, что сформирован фактический идейный штаб подрывной антигосударственной деятельности, который станет центром притяжения для многих проектов, направленных отнюдь не на укрепление России. Прошли четыре года. Как и следовало ожидать, либералы в полной мере «оправдали» эти ожидания, превратив пантеон поминовения одного из главных разрушителей единого государства в гнездо, накрывающее липкой паутиной внутренних и внешних подрывных связей всю страну. Приведем только один сюжет, наглядно демонстрирующий, как сплетаются такие связи, каким образом они работают, и к каким последствиям приводят. При этом ясно, что он, разумеется, отнюдь не уникален. С учетом масштабов деятельности и тесных контактов с полузакрытой системой частных фондов, полную информацию об этом спруте мы, по-видимому, получим только тогда, когда с ее распространения будут сняты негласные табу, обойти которые, по некоторым данным, не могут даже некоторые государственные ведомства…

Борис Ельцин
Борис Ельцин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Итак, когда канула в Лету выстроенная рядом либеральных и правозащитных организаций «Стратегия-31» (оппозиционеры каждое 31-е число собирались на «Маяковке» — Триумфальной площади в Москве), ей на смену пришла другая такая же «Стратегия-6». Организаторы и участники те же. Кукловоды, надо понимать, тоже, как внешние, так и внутренние. Подтекст же еще более подрывной. И откровенно деструктивный. Эгоистический порыв к «свободе собраний», пусть и трактуемый с позиций вседозволенности и откровенного вызова большинству, принять нельзя, но понять еще можно. А вот принятие за точку отсчета уже не статьи из Конституции, а конкретной даты 6 мая 2012 года, кануна президентской инаугурации Владимира Путина, отмеченной массовыми беспорядками и столкновениями с правоохранительными органами, устроенными для того, чтобы сорвать его приведение к присяге, это уже нечто другое. Там хотя бы на словах мотивация оправдывалась позитивом, здесь же основой символике с самого начала были заявлены откровенные погромные амбиции. И дата соответствующая: никто ведь из «протестантов» не задумывался над тем, что получилось, если бы этими уличными художествами удалось не просто изменить маршрут президентского кортежа, но действительно сдвинуть или нарушить ход государственного мероприятия, наделенного смыслом властной легитимации. Видимо, поэтому, в отличие от предыдущей «стратегии», эта — не пошла, по крайней мере в столицах — Москве и Санкт-Петербурге. Вялотекущие акции были проведены через год и — увяли. И вот тогда, очень похоже, что именно для того, чтобы подпитать амбиции претендентов на полную власть в стране, соединив ее усилия с уличным «пушечным мясом», и запустили Ельцин-центр, перетащив центр дестабилизации на Урал, в один из крупнейших промышленных регионов страны, расположенный аккурат в ее если не географической, то символической середине.

Ельцин центр
Ельцин центр
Knutulhu

На проектную мощность вышли в пятую годовщину московской майской вакханалии 2012 года, проведя в Екатеринбурге «юбилейный пикет-митинг в защиту политзаключенных». С тех пор в списке числится несколько десятков разнообразных подобных акций, некоторые из которых недвусмысленно обнаруживают определенную заинтересованность не только внутренних, но и внешних сил. То эстонский журналист участие примет, и как затем выяснится, неспроста. То вдруг участники очередной акции озаботятся судьбой весьма далеких от уральского мегаполиса крымских татар. То флагом Украины публично помашут, морально поддержав тем самым организаторов киевского переворота 2014 года. Или на акции продефилирует запущенный туда «неизвестно кем» паспортный двойник Олега Сенцова, которого власти Незалежной почитают «героем» за попытку организации теракта в Крыму. Поминали Бориса Немцова, защищали Льва Пономарева, договаривались до откровенной «шизы», устроив на одной из акций сеанс политического экзорцизма (Путин-де даже «молится по-дьявольски»). Много чего делали. Ельцин-центр в этом публично не светился, но в сводках новостей рядом с этими акциями неизменно присутствовал. Вот, например, октябрь 2017 года. Центр проводит трехдневные курсы некой «Школы общественного защитника». На его сайте рассказывается, что это — совместный проект «для тех, кто хочет знать о своих правах и учиться защищать себя и своих близких в судах по уголовным и административным делам, а также от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов». Хозяева проекта — «Русь сидящая» и Сахаровский центр. Дескать, в Ельцин-центре к этому отношения не имеют, только крышу обеспечивают. Да еще московских адвокатов и юристов, которые «бесплатно расскажут о том, что делать, если вас задержали на митинге, если стучатся в дверь («откройте, полиция»), если звонят и приглашают «просто поговорить»…» и т. д.

Задержание на митинге в Санкт-Петербурге. 2017
Задержание на митинге в Санкт-Петербурге. 2017
Alexei Kouprianov

Не кажется ли странным, что организация, позиционирующая себя «хранителем президентского наследия», которая превозносит вклад пусть и сомнительного персонажа, но именно в государственное строительство, сама и учит государство разрушать? Поневоле задаешься вопросом: а может и «герой» их тем же самым занимался?

И здесь мы переходим к главному. В Российской Федерации существует институт уполномоченного по правам человека. Это государственный институт, установленный Конституцией РФ (ст. 103, ч. 1, п. «е») и соответствующим Федеральным Конституционным Законом (от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ), то есть один из важнейших государственных институтов. Уполномоченный по правам человека в РФ назначается Государственной думой; такие же уполномоченные (омбудсмены) имеются и в субъектах Федерации, в том числе и в Свердловской области, центром которой является Екатеринбург, где находится Ельцин-центр.

Но как гласит пословица, «не место красит человека, а человек место». Как утверждают азы психологии, авторитет любого руководителя складывается из должностного и личного, в зависимости от соответствующих качеств и стиля руководства. В Свердловской области омбудсменом является Татьяна Мерзлякова, которая, заметим, недавно включена в Совет по правам человека (СПЧ) при Президенте РФ. С должностной стороной авторитета, как видим, все в полном порядке. А с личной?

Совсем недавно, 7 ноября 2019 года (интересно, дата специально выбиралась, из соображений особого цинизма?), омбудсменом Мерзляковой был издан циркуляр, разосланный во все областные образовательные учреждения, попросту, средние школы и приравненные к ним колледжи и гимназии. Из него следует, что с 30 октября в области запущен смотр-конкурс «Память Урала». Директора школ в него втягиваются вне зависимости от их собственных представлений об этом вопросе, в «добровольно-принудительном» порядке. Далее приведем из этого документа выдержки, которые, несмотря на канцелярский язык, лучше любых пересказов характеризуют как суть затеянного, так и партнеров, на которых в этой, с позволения сказать, «работе» делается расчет.

Ян Массейс. Два лицемера
Ян Массейс. Два лицемера

Итак, «…(В течение учебного года) прошу рассмотреть возможность направления 1−2 педагогов или руководителей школьных музеев на информационно-методическую встречу в рамках региональной программы «Путь Памяти», которая состоится 15−16 ноября (стало быть, уже состоялась. — В.П.) в Ельцин-Центре». Предлагаемый учителям истории план следующий:

  • информационный обмен и обмен опытом;
  • лекции экспертов-историков о репрессиях в России и на Урале (ни о персоналиях, ни об их заслугах перед исторической наукой ни слова, оно и понятно: историк — это вообще-то ученый, а не «эксперт», ибо история — научная специальность, а не художественная самодеятельность);
  • экскурсия на Мемориальный комплекс (12-й км Московского тракта)…;
  • посещение архива и музея Ельцин-Центра и т. д.

«Всем участникам встречи будут выданы сертификаты, мини-библиотечки, комплекты методических, информационных и оформительских материалов для проведения (!) уроков и внеклассных мероприятий, для создания информационных уголков и экспозиций в школьных музеях или кабинетах истории».

Тема «большого террора», по которой написано столько, что пора бы уже и отдать себе отчет в сомнительности вбиваемого общественности в голову количества его жертв, по-прежнему не дает покоя фальсификаторам. Хорошо понимая, чье «рыло в пуху», в Ельцин-центре всячески стараются перевести стрелки именно на репрессии, отвадив общественность от куда более актуального вопроса о последствиях и ответственности за разрушение СССР. И при этом не обращают внимания на реальные цифры потерь, раскрытые исследованиями историков, отнюдь не сочувствующих советской власти, тем же Виктором Земсковым, например. И не только им одним.

Танки Таманской дивизии стреляют по Дому Советов России 4 октября 1993 года
Танки Таманской дивизии стреляют по Дому Советов России 4 октября 1993 года

Вот, оказывается, в чем главная «миссия» Ельцин-центра: служить организованной, финансируемой государством площадкой антигосударственной пропаганды и распространения материалов, извращающих историю собственной страны. Зачем? С целью формирования внутри нее пятой колонны тех, кто вместо «вставания с колен» призывает на них, наоборот, падать и до изнеможения каяться? Сначала за репрессии и Сталина, затем за советскую власть и Советский Союз, и в итоге — за российскую историю, за то, что мы русские, что всегда опрокидывали любые вторжения и всех врагов, кто на нашу землю приходил с мечом. Для чего им это? Чтобы когда к нам придут в следующий раз, а он скорее всего не за горами, уже не отыскалось тех, кто захочет, отстояв Родину, затем оказаться оболганным и обвиненным во всех смертных грехах — исторических и личных. Вот за этим! Чтобы Родину больше не отстаивали, попутно расписываясь в собственной вине и якобы «правоте» тех, кто с мечом приходил. Дескать, правильно приходили, если за «режим», против которого они шли, потомкам победителей приходится каяться, сгибая спины перед потомками оккупантов?

Тонкая, подлая и мерзкая игра на духовное растление подрастающего поколения, его расчеловечивание. Вот это здесь главное, а обучение с помощью заезжих адвокатов и юристов очередной популяции «майданщиков», — лишь попутное занятие. Ясно ведь, что чем больше кающихся за пресловутый «совок», тем многочисленней акции в поддержку Сенцовых, лидеров крымско-татарского «меджлиса», украинских переворотчиков-националистов, собственных сепаратистов и прочей «болотной» нечисти. И тем мощнее мина, которая на словах закладывается под нынешнее «несправедливое» государство, а на самом деле — под государственность как таковую, которой если не будет, то противостоять очередным захватчикам будет некому, ибо всем, кто это может сделать, внушат, будто это не захватчики, а «освободители». И превратят их тем самым во власовцев, которым, кстати, точно такая же пропаганда, только не «ельцинская», а эсэсовская, тоже вбивала в головы, что они с собственным народом не воюют за его порабощение, а «освобождают» его от «проклятого режима». Меняются времена, а методы пропаганды, выстроенные на лжи геббельсовских масштабов, остаются прежними.

Геббельс. Советская карикатура
Геббельс. Советская карикатура

Руководящая бумага за подписью Т. Мерзляковой указывает категории педагогов, которых «предпочтительно рекомендовать» на предложенные курсы промывания мозгов, чтобы затем заниматься тем же самым в отношении детей и подростков. Это завучи по воспитательной работе, классные руководители, учителя истории и литературы, педагоги дополнительного образования, руководители школьного музея или библиотеки и другие педагоги-краеведы и организаторы интеллектуального досуга старшеклассников.

Почему речь идет именно о «промывании мозгов»? А как иначе прикажете понимать следующий каламбур официального документа, который уравнивает объявленный смотр-конкурс с «образовательной и просветительской патриотической (!) работой по сохранению (!) исторической памяти и увековечиванию жертв государственных (!) репрессий…»? Попробуйте перевести этот пассаж с чиновного «новояза» на нормальный русский язык, читатель. И у вас получится, что государственный омбудсмен считает «патриотической» работу по обвинению в преступлениях собственного государства, а сами эти обвинения приравнивает к сохранению исторической памяти. Получается, как ни крути, все то же самое: наши деды и отцы, сокрушившие нацизм, оказывается, не Родину защищали, покрывая свои боевые знамена неувядаемой славой, а спасали пресловутый «режим». Тогда один, а сегодня другой «режим» готовятся спасать. С чьего голоса эта песня? Помните, как тот немецкий клеветник, которого с микрофоном преследовала российская журналистка, орал на нее, что «вы не должны своих защищать, вы должны на своих смотреть с мировых позиций и с мировых позиций их осуждать». Что-де «ваш профессиональный долг своих разоблачать со стороны, а не с ними солидаризоваться» и т. д. Там спорт был, здесь — история, политика и идеология, а приемы все те же, методика внешнего давления не меняется до тех пор, пока она работает. И Ельцин-центр, и г-жа Мерзлякова в этой схеме — всего лишь пешки в руках опытных кукловодов.

Каких кукловодов? Для участия в смотре-конкурсе г-жа Мерзлякова потребовала «заполнить заявку участника, включающую указание: что именно уже было проведено или что предполагается провести по теме смотра-конкурса». И прислать ее координатору проекта Анне Пастуховой (указан E-mail и контактный телефон).

Кто такая Пастухова? Председатель свердловского областного отделения общества «Мемориал», того самого, что с октября 2016 года фигурирует в составленном российским Минюстом реестре НКО-иностранных агентов. За что его туда включили? Как свидетельствуют соответствующие базы данных, за деятельность, осуществляемую на средства NED — американского Национального фонда поддержки демократии, двухпартийной, республиканско-демократической НКО, с трибуны которой еще в ноябре 2003 года Джордж Буш — младший провозгласил курс на «глобальную демократическую революцию». То есть на цепь цветных переворотов, которая на постсоветском пространстве началась с Грузии и Украины, продолжилась «арабской весной», а затем, снова обозначив себя на Украине, уже в 2014 году, в настоящее время сотрясает многострадальную Латинскую Америку.

Горящие покрышки на майдане
Горящие покрышки на майдане
Ввласенко

Итак, областной государственный омбудсмен пишет и рассылает циркуляр, которым устанавливает порядок «промывания мозгов» школьникам, объявляет по этой работе смотр-конкурс, организаторов которого собирает на инструктаж в Ельцин-центре. И вдобавок ко всему, поручает его проведение областному «Мемориалу», функционирующему на гранты из США — государства, официально объявившего Россию «угрозой» своей национальной безопасности. Не слишком ли характерная и тенденциозная связка получается? И не дискредитирует ли она тех, кто обеспечивает ей государственное прикрытие?

При ближайшем рассмотрении выясняется, что помимо NED, спонсором «Мемориала» с августа 2018 года выступает и еще одна иностранная НКО — швейцарский фонд OAK Foundation. Причем совсем недавно, в сентябре уже нынешнего года, этот фонд, который в дни празднования 74-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне провел в Братиславе мероприятие на историческую тему в рамках «Гражданского форума Россия — ЕС», заключает по линии «Мемориала» дополнительные соглашения с его координаторами в регионах. В том числе с Пастуховой, расценки на услуги которой очередному иностранному агенту легко отыскиваются в Интернете.

Вот только самый свежий список похождений двух сановных дам — Мерзляковой и Пастуховой, начиная с лета 2019 года.

  • 4 июля — посещение генерального консульства США по случаю празднования американского Дня независимости.
  • В августе группа «активистов» Уральского «Мемориала» по сложившейся уже традиции побывала в Эстонии, где обучалась основам блогерского искусства у белорусских диссидентов — супругов Морозовых. В компании с возглавлявшей вояж Пастуховой оказались и две сотрудницы Ельцин-центра, а российский сектор Интернета обошла фотография участников на фоне мемориальной доски в честь Ельцина с текстом на эстонском и русском языках следующего содержания: «В память о первом президенте России Борисе Ельцине за его вклад в мирное восстановление независимости Эстонии в 1990 — 1991 годах».
  • В сентябре при активном участии омбудсмена Мерзляковой центральный «Мемориал» проводит в Ельцин-центре выездное заседание правления.
  • Ну и упомянутый ноябрьский инструктаж школьных педагогов, отрыв которых от учебного процесса в сугубо идеологических целях, трудно совместимых с государственными интересами, своим «директивным дацзыбао» освящает омбудсмен Мерзлякова.
Омбудсмен Татьяна Мерзлякова
Омбудсмен Татьяна Мерзлякова
Цитата из видео на YouTube(vsalde.ru)

Круг замкнулся. Средства, полученные от зарубежных спонсоров иностранными агентами, освоены, отчеты добродетелям написаны, заслуги этой агентуры оценены «по достоинству» — местом Мерзляковой в СПЧ. А власти как главного уральского, так и множества других субъектов Российской Федерации, продолжают составлять планы подготовки к 75-летию Великой Победы, не особо обращая внимание на активизацию региональных «Мемориалов», обусловленную получением, по-видимому, как раз к этой дате, новых зарубежных грантов. А в мае, когда на фоне собравшихся в Москве на победные торжества иностранных лидеров, очередной «мальчик Коля» с очередной высокой европейской трибуны вновь побратается с теми, от кого Россия спасала мир, мы все опять будем дружно ахать и возмущаться, как же такое возможно.

Одно из двух. Или мы и дальше будем поощрять своим бездействием фальсификаторов, имя которым — легион, и очень скоро нашу Победу у нас действительно отнимут и заставят за нее каяться под улюлюканья расправляющих в Европе крылья неонацистов, с которыми, уповая на их «антиамериканизм», мы сами и заигрываем. Или государство, наконец, выйдет из страусиной позиции и положит этому предел, памятуя о том, что выстрел в прошлое из пистолета равнозначен пушечному залпу из будущего уже по настоящему. Третьего не дано. Защитить национальные интересы и историческую память, соблюдая при этом «толерантную девственность» и «европейскую рукопожатность», не получится. Хотя бы по закону разъезжающихся стульев. Да и по чести и совести — тоже.