На этой неделе было официально объявлено, что Уганда уже в 2022 году ворвется в клуб космических держав и запустит свой первый спутник. Ворвется на русских носителях. Это было подтверждено Элиодой Тумвесиги, министром науки, технологий и инноваций Уганды.

Элиода Тумвесиги
Элиода Тумвесиги
Africanews.space

Ранее в этом году президент Уганды Йовери Мусевени выступил за проведение исследований в области космических технологий с Россией после встречи с делегатами российско-угандийской межправительственной комиссии по экономическому, научно-техническому сотрудничеству в июне.

В прошлом месяце Мусевени провел еще одну двустороннюю встречу с Путиным в Сочи, во время саммита Россия — Африка, на которой обсуждались вопросы партнерства в области космоса.

После заявления этой недели стало очевидно, что Уганда строит не декларативные, а календарные планы по запуску национальной космической программы, де-факто начинающейся запуском своего первого спутника в 2022 году.

По косвенным признакам (официально об этом не объявлялось) спутник делать будут японцы. Наши источники в Кампале сообщили, что именно в Японию, а не в Россию, угандийские власти направляют инженеров для стажировки и изучения космических технологий.

Басил Аджир, директор программ партнерства Министерства науки Уганды, заявил в общении с журналистами, что вопросы, касающиеся метеорологии, обороны, связи и сельского хозяйства «станут миссией будущего спутника» (лексика оригинала), и что «страна работает [над программой запуска первого угандийского спутника] с Египтом, Израилем, Японией и Россией».

На сегодняшний день Кения и Руанда — единственные страны Восточной Африки, которые запустили свои спутники в космос, Эфиопия и Маврикий, уже объявили, что в настоящее время работают над своими первыми спутниками.

Характерно, что практика «покупки под ключ на старт», когда страна-заказчик в лучшем случае участвует финансами, и удовлетворенно смотрит на запуск своего спутника по телемониторам, похоже, прошли. Африканские страны пока что не владеют собственными технологиями, но теперь предпочитают сохранять у себя «точку сборки» проекта, выдавая признанным космическим державам подряды на отдельные элементы своих космических программ.

Встреча с Президентом Республики Уганда Йовери Кагутой Мусевени. Саммит Россия — Африка, 23 октября 2019 года, Сочи
Встреча с Президентом Республики Уганда Йовери Кагутой Мусевени. Саммит Россия — Африка, 23 октября 2019 года, Сочи
Kremlin.ru

Шейх Модибо Диарра, который работал астрофизиком в НАСА, прежде чем стать премьер-министром Мали в 2012 году, подтверждает этот вывод: «Я думаю, что никаких реальных улучшений не было с 1970-х годов… [Раньше политические руководители] не понимали, о чем мы говорили, когда говорили о науке или технологиях. Это изменилось. Сегодня наши лидеры понимают, какую роль [обладание космическими технологиями] может сыграть».

Именно обладание технологиями — а не покупка политического действия «запуск первого национального спутника». В этом суть новаций африканских космических программ — и не только непосредственно космических, но и в целом программ «высокой науки».

Многие инициативы исходят от частного сектора. Так, например, в Марокко число профессионалов — научных исследователей увеличилось в период с 1999 по 2010 год на 64% в государственном секторе, и на 383% в частном секторе. Еще одна новинка — предстоящая в ближайшие недели премьера ScientificAfrican, первого общенаучного журнала континента. Издаваемый авторитетным голландско-британским изданием Elsevier, он позволит африканским исследователям, которые испытывают трудности при публикации в иностранных журналах, публиковать свои работы непосредственно на африканских площадках.

Не стоит недооценивать позитивную роль многих конкурсов, панафриканских или международных, которые освещают работу часто молодых исследователей, помогают им найти финансирование или продолжают свои исследования в лучших университетах или лабораториях. Список их велик, упомянем лишь некоторые из наиболее важных: научная премия Кваме-Нкрума (присуждается Африканским союзом); научная премия Обасанджо (Африканская академия наук, Найроби); Африканская премия за инженерные инновации (Королевская академия инженерии) и Королевская общественная премия Африки, финансируемые британцами; премия Африки за научные достижения в области космической науки.

Утечка мозгов и нехватка ресурсов являются реальными препятствиями, но главная задача, как отмечают аналитики, все же заключается в разработке трансграничных и, по возможности, панафриканских программ. Здесь есть реальные успехи. Гана, Танзания и Замбия решили разделить расходы на высшее образование. Намибия, Южная Африка и Зимбабве сделали то же самое.

Рабочая встреча Министра науки и высшего образования Российской Федерации Михаила Котюкова с Министром науки, технологий и инноваций Республики Уганда Элиодой Тумвесигие. Подписание Меморандума о сотрудничестве в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности. 22 февраля 2019 года
Рабочая встреча Министра науки и высшего образования Российской Федерации Михаила Котюкова с Министром науки, технологий и инноваций Республики Уганда Элиодой Тумвесигие. Подписание Меморандума о сотрудничестве в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности. 22 февраля 2019 года
Министерство науки и высшего образования РФ

Опубликованный в начале месяца ежегодный отраслевой отчет New Space Africa-2019 содержит информацию о крупнейших частных и государственных компаниях, работающих в космической отрасли Африки, с акцентом на их размер, финансовую и инвестиционную историю, а также на продукты и услуги.

Согласно данным Годового отчета африканской космической промышленности, выпуск 2019 года, объем космической промышленности в Африке в настоящее время оценивается в 7,37 миллиарда долларов США, а в ближайшие пять лет он вырастет до 10,29 миллиарда долларов США.

Сегменты рынка, представленные компаниями, исследованными в этом отчете, включают спутниковую связь, наблюдение Земли, производство и инжиниринг, услуги мониторинга и спутниковые данные. Их бизнес включает собственные спутниковые системы и компоненты, спутниковые приборы и элементы, проектирование, наземные станции космических систем.

Всего в отчете представлены 34 компании. Из них три являются дочерними компаниями университетских исследовательских институтов, пять — государственными компаниями, а 26 — частными. С точки зрения региональной демографии, 21 из этих компаний находится в Южной Африке, 4 — в Нигерии, а еще четыре — на Маврикии. Египет является местом размещения для двух из этих компаний, а в Кении, Судане и Тунисе — по одной компании, специализирующейся на космосе. В отчете также указывается, что в отношении моделей финансирования, принятых этими компаниями, 21 удалось привлечь инвестиции в акционерный капитал; Восемь — инвестиции без внешнего финансирования, четыре в основном финансируются правительством, одна компания финансируется университетом. В отчете также содержится информация об их услугах и сферах деятельности: 11 из этих компаний обслуживают национальные рынки стран, в которых они базируются; семь обслуживают своих клиентов и клиентов по всему континенту, а остальные 16 уже поставляют продукты и услуги на мировой рынок.

Совсем недавно автомобильное производство в Китае вызывало у не очень вдумчивого наблюдателя иронию. Прошло всего несколько лет, и от примитивного копирования устаревших корейских моделей китайский автопром вышел в мировые лидеры отрасли, обладая не только мощностями, но и собственной проектировочной базой.

У космической программы Африки есть серьезный ресурс роста — уже сегодня платежеспособный спрос на сервисы, связанные с космосом, на континенте настолько велик, что традиционные мировые поставщики таких услуг просто не поспевают его покрыть. А спрос — главный движущий инструмент для любой отрасли.

Аналитическое бюро «RE:Ports»

Подписывайтесь для доступа к подробностям и другим материалам: https://t.me/tamtamreports