Нет — стандартам АСИ, да — индивидуальному подходу к инвесторам! Возврат к прошлому — к карманному подходу в работе с инвесторами предусматривает новый законопроект Минфина. Антон Силуанов заявил, что в сфере инвестиций действуют нормы 90-х годов, и они устарели. Спрашивается, те многолетнюю систематизацию и стандартизацию, создаваемые специальные виртуальные платформы, инвесткарты, законодательство, которым должны были следовать все регионы России, приведенные к соответствию единым требованиям специалистами Агентства Стратегических инициатив уже можно считать не увенчавшимися успехом? А как же деньги, потраченные в рамках проделанных работ, причем по каждому сегменту? Заметим, работа эта проводилась с 2012 года, а не в 90-х. Это в 90-е годы капитал был предоставлен сам себе, кто как мог, так и договаривался, а также инвестировал, куда и как хотел!

Советский плакат «Будь бдительным!»
Советский плакат «Будь бдительным!»

Если в стране есть проблемы с оттоком и притоком инвестиций, значит, стратегия АСИ по привлечению инвестиций провалилась. Разбилась о борт политики Минфина! Но Минфин не сдается. Разработал новый законопроект. Непрозрачный, бюрократизированный и полный коррупционных рисков. Вероятно, в противовес прозрачности методики АСИ. Речь идет о соглашениях по защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). При этом ведомство вело работу над проектом больше года.

Вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий промышленность, указал Минфину на избирательный подход законопроекта, подчеркнув, что индивидуальный подход при предоставлении господдержки для реализации инвесторами своих проектов грозит бюрократизацией, нарушением принципов конкуренции и может привести к совершению коррупционных преступлений. А коррупция — бич российской экономики.

Так, например, проект закона предполагает, что инвесторы, реализующие проекты с вложением не менее 10 млрд рублей собственных средств, смогут рассчитывать на базовую или индивидуальную стабилизационную оговорку, в частности — неизменность налоговых условий или тарифов естественных монополий и другие меры господдержки, в том числе получение бюджетных средств.

Странно, что финансовое ведомство, не позволяющее шагу сделать регионам в ущерб бюджету, предлагает принятие решений по заключению соглашений с инвесторами отдать на откуп самим чиновникам. Каким чиновникам — федеральным или региональным, не уточняется. Если федеральным, то понятно — регионы, как и прежде, останутся в стороне, решат всё без них.

Странно, что до сих пор не последовало заявлений от ЦБ! Разве подобная непрозрачность в привлечении инвестиций не скажется на волатильности рынка? Ведь, совершенно неизвестно, в каких масштабах могут прийти в страну инвестиции, если в них появится личная заинтересованность чиновников, которая все эти годы подавлялась. Масштабы личной радости чиновников могут превысить ожидания объемов инвестиций, особенно на фоне притока средств из ФНБ. Правда, Антон Силуанов заявил о необходимости возможного введения моратория на решения ЦБ в рамках инвестсоглашений и сообщил о необходимости в этой связи провести диалог с Банком России. Что значит личная заинтересованность, которой и ЦБ не преграда и страхи за рост инфляции — не повод для переживаний! Но как же сам Минфин, в случае индивидуального подхода к рассмотрению инвесторов, будет исправно, как сегодня, администрировать налоги, ведь ставки по ним будут зависеть от договоренностей чиновников?!

Антон Силуанов
Антон Силуанов
Дарья Драй © ИА REGNUM

Не поддержал проект широко известный своими либеральными взглядами глава Сбербанка Герман Греф. На парламентских слушаниях по законопроекту он заявил, что нужно заложить в закон такие условия, которые позволят инвесторам, как российским, так и иностранным, иметь иммунитет, уверенность в том, что их не тронут хотя бы на период окупаемости проектов. И это тоже странно слышать от главы банка, на кредитах которого погорела не одна компания, так и не выйдя на сроки окупаемости. И именно в данной части законодательства необходимо внести изменения, которые не позволят требовать от инвесторов досрочного возврата кредита до тех пор, пока проект хотя бы не выйдет на заданную мощность!!!

«Нужно сделать матрицу: что мы хотим дать инвесторам, чего они хотят, что мы можем дать, чего не можем… Он [проект] должен быть значительно более понятен, конечно», — подчеркнул Греф, также указав, что из документа необходимо удалить положения, позволяющие расторгать договоренности с инвесторами в случае любого нарушения российского законодательства.

Позвольте не согласиться. Конечно, расторжение договора — это крайняя мера, но инвестор должен соблюдать российское законодательство, иначе в погоне за инвестициями мы получим непредсказуемые проблемы, решение которых ляжет на плечи госбюджета, а потому законодательство должно предусматривать ответственность инвесторов, в том числе как минимум возмещение ущерба.

Истерия, возникшая в последние несколько лет вокруг привлечения частных инвестиций, с одной стороны, понятна, с другой — вызывает удивление. Разве неизвестна та самая матрица желаний государства, возможностей и преград? Кто только не говорил и не писал о том, с чем сталкиваются инвесторы. Известны также потребности экономики и ее возможности. Помнится о существовании инвестиционных карт, составленных регионами при помощи АСИ. Но главное, почему истерия началась именно сейчас? Ведь проблемы существуют не первый год!

Может, всё гораздо проще — инвесторы должны работать по единым правилам, лишь с оговорками на профиль бизнеса и, соответственно, на сроки окупаемости. Проекты должны соответствовать задачам государства по развитию экономики. Есть определенная задача — устройте конкурс среди инвесторов. Есть система госзакупок, создайте, условно говоря, такую же систему по привлечению инвестиций, тем более она в том или ином виде уже создана, опять же — при помощи АСИ. И дальше не мешайте бизнесу работать. Дайте возможность при случае необходимости недорого кредитоваться, не повышайте налогов в процессе реализации и окупаемости проекта и не меняйте тарифов естественных монополий. Собственно, много раз на разных уровнях и разные эксперты об этом, в том числе, говорили. Если сегодня экономика страны непривлекательна в целом для малого бизнеса и, в частности, для граждан, если предприятия закрываются, банкротятся, то чем мы сможем завлечь инвесторов? Обещаниями создать условия по безопасности инвестиций любой ценой для государства? Странная позиция! Вредительская! Так сказать, «вижу цель, иду на таран».

Игорь Шувалов
Игорь Шувалов
Kremlin.ru

«Не важно, какой сейчас закон — хороший или не очень, — надо его принимать, а потом постоянно работать с предпринимателями… банками и активно взаимодействовать со всеми участниками процесса. Не надо вылизывать закон и делать из хорошего лучшее, надо принимать закон как можно скорее в том виде, в котором он есть, посмотреть, как он работает, а затем подчистить, если это необходимо», — заявил глава ВЭБ Игорь Шувалов.

В одном только этом заявлении Шувалова уже заложены противоречия. То есть хотим законом защитить бизнес от угроз, в частности, от бесконечных законодательных нововведений и предлагаем принять проект сырым и по ходу дела доработать.

Между тем к инвестициям из Фонда национального благосостояния, собственно тех средств, которые могли бы задать экономике роста, Минфин относится с трепетом и исключает индивидуальные подходы, ратуя за прозрачность процесса их инвестирования.

Определив принципы отбора проектов, финансируемых за счет средств ФНБ, ведомство считает главным для них условием ликвидность, позволяющую быстро выйти из проекта, мол, деньги могут понадобиться в любой момент для выполнения бюджетных обязательств. Каких таких бюджетных обязательств, непонятно, особенно с учетом составления бюджета на несколько лет вперед. Неужели бюджетная политика так и будет постоянно расходиться с прогнозами, и меняться по несколько раз в год? И риски, возникающие в ходе реализации инвестпроектов в рамках рождающегося закона о защите инвестиций, при недоборе налогов, несомненно, Минфин возложит на плечи рядовых предприятий и россиян. Так было не раз.

Герман Греф
Герман Греф
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Отметим, известный экономист Валентин Катасонов, рассуждая о сроках наступления ожидаемого всеми мирового финансового кризиса, говорил, что обвалы экономики происходят, когда капиталы резко выходят из экономики, для того, чтобы они резко не выходили из нее, нужно контролировать инвестиции на входе. 90, если не 99%, входящего в Россию капитала, по словам экономиста, это горячий, спекулятивный капитал.

Не доверять словам экономиста, за плечами которого опыт работы в проектах ЕБРР и Всемирного банка, ведущих нас к колониальному режиму и поглощению глобальной мировой экономикой, нет повода. Может, потому так и торопится Минфин и даже готов поступиться своими принципами, заложить беззаконие в закон об инвестициях. Ведь в этом случае деньги, вероятно, потекут рекой. Инвесторы давно ищут выгодные ниши, в России они есть. Развивать их российским инвесторам, как и представителям МСП, не позволяли путем введения различных ограничений.

Китай, например, как, впрочем, и многие другие страны, сейчас не особо открывает двери любому непроверенному капиталу. И создает условия в первую очередь для своего бизнеса, стимулируя, в частности, развитие МСП. А у нас после долгого сдерживания развития экономики случилась истерия, под шум которой пытаются продвинуть закон, развязывающий руки крупному капиталу, позволив ему делать недозволенное другим участникам рынка. К чему бы это? Ради создания кризиса в России?