Вообще-то это было предельно ясно еще в апреле 2016 года, когда в Голландии прошел консультативный референдум, на котором гражданам было предложено ответить на вопрос: «Вы за или против ратификации Соглашения об ассоциации между Европейским союзом и Украиной?». При 32-процентной явке 61% ответили «против», 38% — «за». Евросоюзу необходимо было что-то делать, что бы не упустить добычу: ведь Лиссабонский договор (по факту — Конституция ЕС) предполагает единогласие при принятии подобных решений.

Желание
Желание
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Основные «Выводы Европейского Совета и решение глав государств или правительств касательно Украины» (16 декабря 2016 года) были таковы:

А. Соглашение не предоставляет Украине статуса страны-кандидата на вступление в Союз и не представляет собой обязательства предоставить этот статус Украине в будущем.

B. Оно не содержит обязательство Союза или его стран-членов предоставлять коллективные гарантии безопасности или другую военную помощь или содействие Украине.

C. Соглашение не затрагивает право стран-членов определять квоту допуска граждан Украины на свою территорию, прибывающих в целях поиска работы либо по найму, либо в качестве самозанятости.

D. Соглашение не требует предоставления Украине дополнительной финансовой поддержки со стороны стран-членов и не меняет исключительное право каждой страны-члена определять характер и объем своей двусторонней финансовой поддержки.

После этих «четырех НЕ» Евросоюз успокоился и занимался только тем, что не без удовольствия и азарта поддерживал силовое противостояние Киева против мятежного востока страны и политическое противостояние Украины против России. На что рассчитывала Украина в контексте своих евроинтеграционных перспектив — этот вопрос следует задавать либо психиатру, либо радикальным националистам, либо Петру Алексеевичу Порошенко лично. Что получила Украина — определить проще: внешнее управление, потерю статуса трансъевразийского транзитера, коллапс промышленного производства, социальный кризис и, судя по последним событиям, потерю своей земли. Ну, и еще безвиз, который уверенно высосал из страны несколько миллионов квалифицированных работников.

Но Украина продолжала надеяться, хотя в последнее время и эти надежды угасли. А скоро и исчезнут вообще, потому что новая молодая «икона стиля» евроинтеграции, президент Франции Эммануэль Макрон «проталкивает» в правовое поле ЕС новые «правила приема». То есть — реформирует процесс присоединения.

Сейчас прием в ЕС регламентируется 35-ю главами (chapters of the acquis). Они соответствуют различным областям страны-кандидата, для которых необходимы реформы, чтобы соответствовать условиям вступления. Страны-кандидаты должны адаптировать свою административную и институциональную инфраструктуру и привести свое национальное законодательство в соответствие с законодательством ЕС в этих областях.

Среди требований — от «свободного перемещения товаров (глава 1) до «разных вопросов», которые «включает в себя различные вопросы, которые возникают в ходе переговоров, но которые не рассматриваются ни в одной другой главе переговоров».

А так жалко
А так жалко
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Вместо этой громоздкой конструкции Макрон предлагает «семь этапов и четыре принципа». «Этапы», в целом, дублируют тридцать пять глав, сводя их в блоки и регламентируя последовательность. Новацией является тот момент, что «закрытие переговоров, соответствующих каждому этапу, завершенному страной, откроет для нее возможность участвовать в программах ЕС, участвовать в определенных секторальных стратегиях и, в случае необходимости, извлекать выгоду из определенных целевых финансов. Например, завершение второго этапа позволит кандидату участвовать в Erasums +, European Research Space и Trans-European Networks».

Предложенная систематизация этапов является одновременно и «первым принципом» реформы Макрона. «Второй принцип» — «Более жесткие условия» — касается критериев перехода от одного этапа к другому. Подчеркивается, что они могут опираться на показатели, установленные Европейским союзом и другими международными организациями, такими как Совет Европы, ГРЕКО и ОЭСР. Иными словами, предполагается «Экзаменационная комиссия» (или трибунал?) с участием антикоррупционеров (GRECO, groupe d'États contre la corruption) и экономистов-рыночников (OECD, Organisation for Economic Co-operation and Development).

«Третий принцип» — «Больше финансовой поддержки» — включает увеличение финансовой поддержки и возможность предоставления странам-кандидатам права на структурные фонды.

И, наконец, «четвертый принцип» — «Обратимость» — предполагает, что кандидат, который более не отвечает определенным критериям или перестает выполнять обязательства, постепенно утрачивает ранее приобретенные права.

Оценка — это вещь субъективная, но как по мне, то предложения Макрона — это классика «кнута и пряника». Но обиднее всего то, что предложенная Макроном реформа касается стран Западных Балкан, и среди унизительных кнутов и аппетитных пряников не нашлось места даже для упоминания Украины.

А может и хорошо, что не нашлось? Потому что: как бы в этой экзаменационной схеме смотрелись действия украинской власти, что на исходе «эры Порошенко», что в начале «дней Зеленского». Ну как бы высокоморальные европейцы, особенно из GRECO, посмотрели на «порошенковский пассаж» с отменой Конституционным судом Украины статьи Уголовного кодекса (№368−2) о незаконном обогащении в феврале 2019 года? Или «свежую» выходку уже Зеленского, который своим указом повелел Кабинету министров до 31 декабря 2019 года внести на рассмотрение Верховной рады законопроект относительно урегулирования деятельности средств массовой информации. Или в ЗЕ-команде подумали, что в старушке-Европе не поймут, что «требования к новостям» и «стандарты новостей» — это и есть ЦЕНЗУРА? Да с такими выбрыками дай Бог безвиз сохранить. Ведь там тоже проблемы…

Иными словами, даже если бы Украина достигла вершин западнобалканского уровня в своем евроинтеграционном движении, и на нее в будущем распространялись бы «этапы и принципы» Макрона, то она бесконечно возвращалась бы в позу «на старт», именно из-за четвертого принципа, «Обратимости».

Но от такого унижения нас избавили голландцы в 2016 году. Спасибо!