13 ноября, после принятия Верховной Радой законопроекта о рынке земли (№ 2178−10), украинский премьер Алексей Гончарук написал на своей страничке в «Фейсбуке»: «Наконец мы можем осуществить переход от феодализма к реальным рыночным отношениям, как полноценная, развитая страна». Следует заметить, что новые украинские лидеры, конечно, мастера. Каждый в своем: Гончарук блестяще гоняет на самокате в коридорах Кабинета Министров, экономический министр Милованов, не сомневаюсь, спец в парусном спорте и сальсе, и так далее… Но история, особенно экономическая история, — это явно не их конёк.

Новый старый хозяин для Украины
Новый старый хозяин для Украины
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Нынешняя Украина — это страна разрушенной логистики и промышленного производства. А значит, здесь остаётся только один высоколиквидный актив: земля. И в зависимости от того, какими будут земельно-собственнические отношения внутри страны, такой будет и модель государственной структуры.

Украинская земля. Село Подольское. Украина
Украинская земля. Село Подольское. Украина
Andr Datskiy

С такой точки зрения, украинское будущее представляется именно феодальным. Потому что «феодализм», в самом общем определении, это — иерархическая система правовых отношений, опирающаяся на право собственности на землю.

Какой будет конкретика земельного права на Украине сейчас говорить ещё рано: законопроект принят в первом чтении, корректировка неизбежна и все нынешние оценочные суждения по поводу иностранцев, финансирования и прочих частностей — это не более, чем экспертные или политические имиджевые забавы.

Безусловно только одно: земля становится частной собственностью. Причем:

  • собственность на землю сломя голову пытаются легализовать, хотя никто не знает толком, сколько её, этой земли: «Сейчас мы до сих пор не имеем полной и достоверной информации обо всех земельных участках страны, их владельцах и пользователях, меж участков в натуре. Не у всех участков даже есть кадастровые номера!» (Сергей Нагорняк, депутат от «Слуги народа»);
  • страна подготавливается к появлению как крупных латифундистов (агро-промышленных комплексов) республиканского масштаба, так и региональных, и даже территориальных «земельных баронов». Иначе нельзя объяснить появление пункта о концентрации земли в собственности в размерах 35% для территориальных общин, 8% для области и 0,5% для всей страны. Учитывая олигархическую ментальность украинского бизнеса, не будет особой смелостью предположить, что страна подготовлена к разделу между двумястами лицами, физическими или юридическими — не так уж и важно. Потому что 0,5% «предназначенной к рынку» земли — это ровно 210 000 гектаров, разрешённых к продаже в одни руки первым вариантом земельного закона. В конечном счете латифундии будут взяты под контроль теми персонами, которые сейчас реально владеют украинской экономикой. Сейчас таковых (по разным оценкам) от девяти до девятнадцати;
  • земля — это не только пашня, сады или пастбища, но и недра. И, что вскоре станет не менее важным, вода. В законопроекте № 2178−10 я не нашел ни слова о праве собственности на то, что в земле или под землей находится. Теоретически «Недра являются исключительной собственностью украинского народа и предоставляются только в пользование» (КОДЕКС УКРАИНЫ О НЕДРАХ, статья 4).
Владмир Зеленский и украинская земля
Владмир Зеленский и украинская земля
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Но это теория… На практике же трудно не согласиться с оценкой эксперта Foundation for Future Сергея Сороки: «Что означает принадлежит народу? Каким образом оформлено право владения, пользования и распоряжения землей, недрами и другими природными ресурсами, которые, согласно Конституции, принадлежат народу? И эффективно ли органы государственной власти и местного самоуправления осуществляют права собственника в пользу самого владельца? Ответы на эти три вопроса: Ничего, Никоим образом, Нет». А это означает, что в формате безусловной частной собственности на землю, сосредоточенной в руках крупных собственников НЕИЗБЕЖНО поднимется вопрос о частной собственности не только на землю, но и на её содержимое;

  • спецификой современной Украины является наличие большого количества хорошо вооружённых парамилитарных формирований, которые уже давно используются в «борьбе за урожай» (вот пример банального рейдерского захвата в Кировоградской области). А это означает, что крупные латифундисты могут (и из инстинкта самосохранения неизбежно будут) создавать частные силовые структуры для охраны своих имущественных интересов;
  • контроль и право санкций в законопроекте № 2178−10 центральная власть оставляет за собой (часть 1). А это означает, что крупные собственники будут поставлены в условия необходимости сохранения лояльности центральной власти: им есть что терять…

Итак: крупное, свободное в своём развитии землевладение (латифундия, манор, фольварк — по выбору), охраняемое частной силовой структурой (дружина, хирд, комитатис) и сосуществующее с центральной властью в формате «земля в обмен на лояльность» — что мы имеем? Правильно, почти эталонную модель европейского феодализма!