Вера
Вера
Cigr.net

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал обещание защищать христиан в Сирии и восстановить их церкви. Его заявление последовало в ходе совместной пресс-конференции в Вашингтоне с президентом США Дональдом Трампом во время недавнего визита Эрдогана в США. Отвечая на вопрос репортера относительно судьбы христиан на северо-востоке Сирии, где Анкара проводит военную операцию «Источник мира», турецкий лидер сказал: «Как я уже говорил, христианские меньшинства — арамеи, католики, халдеи, езиды — те, кто живет по нашу сторону границы (с Сирией — С.С.), не имеют никаких проблем вообще. Но те, кто остаются на стороне сирийской территории, увидят, что их культы будут возобновлены и восстановлены особым образом».

О ком же говорил Эрдоган? Применительно к Турции и Сирии арамеями здесь будут ассирийцы, они, действительно, проживают в обеих странах и исповедуют христианство. Что касается католиков, то это как верующие латинского обряда, так и местных Церквей — Халдейской католической церкви и Армянской католической церкви, причем, армян как таковых турецкий президент почему-то не упомянул, равно как и многочисленных православных. Езиды вообще не христиане. Поэтому если говорить о смысловом акценте, то он в ответе Эрдогана пришелся на ассирийцев и католиков, что трудно объяснить с религиозной точки зрения, но легко — с политической. Дело в том, что после начала Анкарой военной операции «Источник мира» на турецкого президента обрушилась резкая волна критики со стороны именно католической общественности, которая продемонстрировала здесь редкое единодушие и консенсус. Следует отметить, что католики «не пожадничали» и поставили в вину Турции преследования не только своих единоверцев на северо-востоке Сирии, а христиан в принципе.

Турецкие танки. Сирийско-турецкая граница
Турецкие танки. Сирийско-турецкая граница
Ktwop.com

Сразу отметим, что турецкие военные — это, безусловно, не ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и прочие джихадисты, звери лютые и безжалостные. Турецкой армии нельзя поставить в вину целенаправленное преследование сирийских христиан. Те бежали, но бежали от войны. При этом Анкара и раньше проводила в Сирии военные операции, однако сейчас она, похоже, попалась на крючок. Потому, что религиозные преследования и религиозная свобода становятся новым принципом реагирования внешней политики Соединенных Штатов. Соответственно, массовое осуждение Турции со стороны католической, в частности, и христианской в целом общественности пришлось Вашингтону кстати. В точку попало заявление главы влиятельной американской католической организации «Рыцари Колумба» Пола Андерсона, который подверг критике вторжение турецкой армии в северо-восточную Сирию. И добавил, что США должны сыграть «решающую» дипломатическую роль и сделать благополучие и физическую безопасность христианских общин на Ближнем Востоке «постоянным пунктом повестки дня во всех обсуждениях с правительствами региона вопросов предоставления американской помощи и военной поддержки».

Проблема для Эрдогана здесь в том, что он не сможет свести помощь христианам лишь к одной Сирии, ограничиться восстановлением церквей в зоне вторжения на сирийском северо-востоке. Западные, и не только западные средства массовой информации начинают поднимать другие темы, опровергая тезис Анкары о том, что в самой Турции с «христианскими меньшинствами» все в порядке. Спустя несколько дней после выступления Эрдогана на пресс-конференции в Вашингтоне залп дала The Times, посвятив публикацию судьбе ассирийцев-христиан на юго-востоке Турции, в Диярбакыре, связав это уже с борьбой Анкары с турецкими курдами. Так британское издание обозначило второй сюжет, заявляя, что «бегство христиан не является чем-то необычным в этих краях», однако местная община «оказалась под перекрестным огнем другой войны» во время подавления Эрдоганом «курдских мятежников и последующим уничтожением турецким государством живой истории». Не поэтому ли президент Турции вспомнил о защите езидов, которым приписывают курдское происхождение?

Так что для Анкары «христианский вопрос» только начинает раскручиваться. Претензии к ней есть у многих христиан, и они сейчас начинают ощущать, что их время наступает. Так, издание американской армянской диаспоры Asbarez напоминает о судьбе «сотен заброшенных армянских церквей в Турции за пределами Стамбула». Как пишет издание, «после Геноцида армян 1915 года осталось более 4000 церквей и школ. Несмотря на то, что большинство из них были уничтожены, до сих пор существуют сотни нетронутых объектов, которые используются турецким государством, организациями или отдельными лицами для других целей». И констатирует: «Патриархат (Константинопольский патриархат Армянской апостольской церкви — С.С.) имеет право и даже обязан предпринять шаги по возвращению этих объектов законному владельцу — патриархату». Новый фронт для Анкары может развернуться и на Северном Кипре. Ведь на острове после вторжения турецкой армии в 1974 году были вынуждены покинуть зону оккупации местные христиане, православные епископы и священники изгнаны, храмы и монастыри подверглись разрушению.

Армянская церковь
Армянская церковь

На днях в Ватикане состоялась встреча папы Римского Франциска с президентом Кипра Никосом Анастасиадисом. Как подчеркивает итальянский католический портал Asia News, она прошла накануне возобновления переговоров между греческой и турецкой общинами острова. «Встреча с понтификом приобретает особое значение в свете геополитического значения Кипра на Ближнем Востоке для так называемых великих держав, — сообщило издание. — Президент Кипра сказал Святейшему отцу, что обе общины хотят достичь соглашения, которое гарантировало бы мирное сосуществование, свободное от иностранного вмешательства, особенно турецкого. Таким образом, Кипр может стать примером христианско-исламского сосуществования на неспокойном Ближнем Востоке». В свою очередь, папа Франциск пообещал посетить Кипр в следующем, 2020 году. Если греки-киприоты и турки-киприоты смогут выработать модель «христианско-исламского сосуществования», это станет еще одним поводом давления на Анкару в контексте «христианского вопроса». Так что грезы о возрождении Османской империи могут обернуться для Турции возрождением знака креста, а не полумесяца.