Сегодня в Ереване, на встрече с журналистами, премьер-министр Армении Никол Пашинян ответил на вопрос журналиста из России, редактора ИА Новороссия Станислава Смагина о Гарегине Нжде. Станислав Смагин спросил:

«Что делать с заметной разницей в трактовке его личности в Армении и России, и нет ли смысла как минимум создать некую комиссию-площадку для диалога для историков, общественников, политологов, чтобы проработать этот вопрос и найти некие точки соприкосновения?»

Никол Пашинян ответил:

«Мы раньше не сталкивались с вопросом Нжде в российско-армянских отношениях, думали, что он интересен только Азербайджану и удивились его актуализации в России. Для нас Нжде — герой, такой же, как Баграмян, с которым он бок о бок в 1918 году сражался против турок. Они равнозначные герои, борцы за свободу своего народа. Что касается комиссии, то странно создавать совместную комиссию для изучения нашей национальной истории. Общался Нжде с нацистами? Возможно. Но тогда нужно создавать комиссию по всем, кто с ними общался. Например, по Молотову — зачем он заключал пакт, какова была его мотивация, согласовывал он свои действия со Сталиным? Давайте создадим совместную комиссию по Молотову».

Таким образом Никол Пашинян публично и официально усомнился в сведениях о том, что во время Великой Отечественной войны Гарегин Нжде добровольно и сознательно начал сотрудничество с режимом Гитлера в его войне против СССР и, в том числе, — против советского армянского народа и будущего маршала Баграмяна. Сведения об этом были давно опубликованы в Ереване в сборнике документов: Ваче Овсепян «Гарегин Нжде и КГБ: воспоминания разведчика» (Ереван, 2007) — и никогда ещё не подвергались сомнению официальными властями Армении.

Документы таковы:

Протокол допроса 12 октября 1944

«[Берлин, октябрь 1942:]

В заключение я спросил: чем мы, армяне, можем помочь Германии в этой войне. Я предложил… открыть в Берлине школу для армян, выпускников которой мы и выделим с тем, чтобы немцы их подготовили и использовали по своему усмотрению.

Друм ухватился за это предложение и поручил мне выделить в Болгарии группу армян — примерно 30 человек, направить их в Берлин, где их подготовят для переброски в диверсионных и других целях в Советскую Армению, когда немецкие войска подойдут к границам Армении, а также помощи немцам изнутри для скорейшего освобождения Армении от большевистских войск.

Друм также сказал, что во время отступления Красной Армии вместе с войсками отходит и много народу из числа населения и что эти — переброшенные в Армению и владеющие армянским люди — должны развернуть соответствующую прогерманскую агитацию, чтобы никто не отошёл вместе с большевиками». (С.146)

«Когда я ещё находился в Берлине, работал в армянском комитете, узнал, что всех слушателей школы экипировали в немецкую форму и отправили в Крым, где разместили в селении Симена. В Крыму они находились около 4-х месяцев. (…) В Крым все слушатели диверсионной школы были направлены для того, чтобы быть готовыми к переброске в Советскую Армению с диверсионными заданиями». (С.149−150)

Протокол допроса 17 октября 1944

» — Какую подготовку проходила в Германии представленная вами группа армян?

— Группа эта проходила военно-боевую подготовку и в конце — подрывное дело. Подготовка шла примерно 8 месяцев.

— Следовательно, эту группу подготавливали в качестве диверсантов?

— Вся эта группа подготавливалась в качестве диверсантов в пользу немцев». (С. 155)

Обвинительное заключение. По следственному делу №111 278 по обвинению Тер-Арутюняна Гарегина Егишевича (Нжде)

«В августе месяце 1943 г. Тер-Арутюнян Г.Е. [Нжде] приезжал в Крым, выступал перед вышеуказанными разведчиками-диверсантами с призывом выполнять задания немцев (том II, листы дела №№ 309, 310)». (С.83)

«В период Второй мировой войны установил связь с немецкими разведывательными органами с целью ведения вооруженной борьбы против частей Советской Армии. Занимался вербовкой и подготовкой людей для выполнения заданий германских разведывательных и контрразведывательных органов, входил в состав «Армянского национального совета», созданного в Берлине в 1942 г.» (С.84)

Читайте ранее в этом сюжете: Армения и Гарегин Нжде в 1920–1921 гг.: что было на самом деле?