Иван Шилов © ИА REGNUM

Глава польского государственного нефтегазового концерна PGNiG Пётр Вожняк ожидает «ответного удара со стороны России, в том числе в связи с желанием не продлевать Ямальский контракт (подписан в 1996 году, предусматривает поставки в Польшу около 10 млрд куб. газа в год — С.С.) в конце 2022 года». По его мнению, «сложным» станет уже начало 2020 года, когда истечёт транзитное соглашение между Россией и Украиной, по вопросу чего в настоящее время Киев и Москва при участии Еврокомиссии ведут крайне тяжёлые переговоры.

Напомним, что PGNiG в пятницу, 15 ноября, «подал в ПАО «Газпром» и ООО «Газпром экспорт» декларацию о расторжении 31 декабря 2022 года контракта на покупку и продажу природного газа, заключённого 25 сентября 1996 года (так называемый Ямальский контракт)». Это было предсказуемо. Концепцию отказа от российского газа отстаивает уполномоченный представитель Совета министров Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петр Наимский, назначенный на эту должность в 2015 году после победы на выборах партии «Право и Справедливость» (PiS). Его мандат подтверждён и сейчас. Наимский делал и делает ставку на развитие инфраструктуры по приёму сжиженного природного газа и закупок его в США, а также пробил строительство норвежско-датско-польской трубы Baltic Pipe или Балтийского газопровода. Действует он решительно и последовательно. Можно ожидать, что «Право и Справедливость» будет руководствоваться его идеями вплоть до следующих выборов в Сейм Польши, которые пройдут только в 2023 году. А значит, строгое следование планам Наимского способно как добавить голосов PiS, так и — в случае его неудачи — подорвать позиции ныне правящей партии.

Дирижабль с рекламой PGNiG
Дирижабль с рекламой PGNiG
Sliwers

Поэтому экономический анализ реалистичности энергетической концепции Польши неизбежно «пахнет» политикой и «пахнет» сильно. Между тем далеко не все разделяют оптимизм уполномоченного правительства. Среди критиков — эксперт Пётр Мачонжек, указывающий на опасности, с которыми может столкнуться Варшава. Сейчас Польше нужно 18 млрд куб., и в перспективе потребление будет расти. «Право и Справедливость» хотела бы не просто обеспечить страну газом, среди которого нет российских молекул, но и стать газовым хабом для европейских потребителей. Но для этого требуется, по словам Маченжека, чтобы в «нашем распоряжении» оказалось не только «сырьё из Балтийского газопровода и с СПГ-терминала в Свиноуйсьце, а ещё привлекательный договор с россиянами». Соответственно, это предполагает торг с «Газпромом». Отсюда, говорит эксперт, «большинство читателей, плохо разбирающихся в этой отрасли, делают из заявления нефтегазового концерна такой вывод, что мы прекращаем сотрудничество с россиянами (эту идею закрепляет своим пиаром польское руководство). На практике ситуация выглядит так, что если мы завершим процесс диверсификации, можно будет договориться с российской стороной на рыночных условиях, поскольку у неё уже не получится шантажировать нас приостановкой поставок».

СПГ-терминал в Свиноуйсьце
СПГ-терминал в Свиноуйсьце
Chron-Paul

А дальше уравнение с многими неизвестными. Чтобы для «Права и Справедливости» оптимально сложились все звёзды, газопровод Baltic Pipe должен быть введён до окончания Ямальского контракта (при условии полного отказа от поставок российского газа). Получается стык в стык. В 2022 году завершается строительство трубы, в 2022 году прекращается Ямальский контракт. Между тем Варшаве ещё предстоит провести переговоры с Москвой в связи с тем, что Baltic Pipe пересекается с газопроводом «Северный поток — 2», который находится в состоянии высокой готовности. Если акционеры «Северного потока — 2» решат проучить поляков, ставивших им палки в колёса, и затянуть с согласованием, то Польша получит большой дефицит газа в начале 2023 года. Конечно, нельзя исключать того, что датчане одобрили маршрут «Северного потока — 2» на условиях оперативного согласования пересечения его с Baltic Pipe. Но нет гарантий, что не найдутся другие способы торможения строительства норвежско-датско-польского газопровода. При этом Варшаве необходимо для надёжности нарастить к 2022 году мощности СПГ-терминала в Свиноуйсьце до 10 млрд куб. в год, в то время как его проектная мощность составляет 5 млрд куб. Нужно много денег.

Одно из газовых хранилищ  PGNiG
Одно из газовых хранилищ PGNiG
Stiopa

Может ли полякам помочь Европейский союз? В принципе, ЕС выделил средства на финансирование строительства Baltic Pipe. Но больше, судя по всему, он ничего делать не будет. На днях Европейский инвестиционный банк (государственное финансово-кредитное учреждение ЕС для финансирования развития отсталых европейских регионов) принял решение прекратить с 2021 года кредитовать проекты, связанные с газовой и угольной инфраструктурой. Как сообщают европейские издания, за это проголосовали 20 стран, представляющих более 90% капитала банка. Шесть стран воздержались, а Венгрия, Польша и Румыния выступили против. Варшаве придётся изыскивать средства самой. И она рассчитывает на «Газпром». По словам Вожняка, он ожидает на рубеже 2019/2020 годов арбитражного решения по суду между PGNiG и российским концерном. «С 2014 года мы переплачиваем более миллиарда злотых в год за российский газ», — заявляет Вожняк, рассчитывая получить компенсацию как с 2014 по 2019 год, так и скидку с 2019 по 2022 год. На польско-российском газовом фронте начинается время затяжных позиционных боёв.