Эрдоган сразу после создания своей партии в 2002 году, еще накануне своих первых выборов, начал свое шествие к власти с фотографирования у камина в Овальном кабинете. Нынешняя критически важная поездка президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Вашингтон не похожа на предыдущие его поездки, во время которых он поддерживал собственную репутацию и завоевывал доверие. С точки зрения основных американских институтов турецкий президент отныне — гость нежеланный. Он прибыл в то время, когда заблокировали банковские счета его семьи и близкого окружения, воцарилась атмосфера тяжелых подозрений (например, Анкару обвиняют в военных преступлениях против гражданского населения в Сирии).

Иван Шилов © ИА REGNUM

Визит в Вашингтон свидетельствует о том, что ситуация для Эрдогана очень серьезная. В то время как отношения с США переживают полный крах с точки зрения институциональных структур, становится понятно, что президент, всё еще надеясь на американского коллегу Дональда Трампа и используя недипломатические каналы, пытается завладеть мячом. Самым большим ожиданием Эрдогана от Вашингтона является предотвращение санкций, направленных на арест его собственных активов. Трамп задолго до этого сообщил Эрдогану, что не может обещать этого, и открыто заявил, что прежде всего необходимо не запускать С-400 и вообще приобретать у России что-либо новое в сфере обороны. Судя по сделанным заявлениям, президент Турции по этим вопросам, кажется, предоставил некоторые гарантии.

Реджеп Тайип Эрдоган и Дональд Трамп на встрече в Вашингтоне. 13.11.2019
Реджеп Тайип Эрдоган и Дональд Трамп на встрече в Вашингтоне. 13.11.2019

При этом Трамп и Эрдоган обсудили много вопросов во время двусторонних переговоров и встреч на уровне делегаций. Таких как сирийский вопрос, курдов (РПК — Демократический союз), признание палатой представителей США событий 1915 года «геноцидом армян», С-400. Трамп относительно приобретенных у России С-400 отметил, что «это представляет собой огромную проблему, и мы надеемся, что сможем ее исправить». Эрдоган на пресс-конференции затронул тему американского аналога Patriot, сказав: «Мой дорогой друг в Осаке заявил о несправедливости Турции в вопросе «Патриотов». Я еще раз напомнил, что в случае, если Турции будет направлено предложение о Patriot, мы готовы их приобрести».

В ответ на вопрос о командире Сирийских демократических сил (СДС) генерале Мазлуме Кобани, он заявил: «Я был огорчен, узнав, что с этим террористом общается руководитель такой страны, как США». Корреспондент Sabah Хиляль Каплан напомнила Трампу, что он пригласил Кобани в Белый дом, и спросила: «После сегодняшней встречи, вы всё еще планируете пригласить Кобани в Белый дом?». Трамп вначале ответил: «Вы уверены в том, что вы корреспондент? Вы точно не работаете на турецкое правительство?». Затем президент США сообщил: «Мы очень продуктивно пообщались с ним (Кобани) по телефону. Мы тесно работаем с ним. И с вашим президентом мы тоже тесно работаем».

Мазлум Кобани
Мазлум Кобани

Эрдоган, говоря о Сирии и операции «Источник мира», подчеркнул: «Нашей целью является создание первой безопасной зоны от иракской границы до Джараблуса, в которой будет возможным разместить миллион человек на территории протяженностью 20 миль. Если удастся разместить также в Ракке и Дейр-эз-Зоре еще миллион человек, то эта цифра уже составит два миллиона». Заявив о своей решимости открыть новую страницу во взаимоотношениях, Эрдоган отметил, что в руках Турции находятся пойманные после побега из турецких и сирийских тюрем 2200 членов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Также он сообщил, что «мы договорились об объеме торговли в 100 миллиардов долларов (с американцами — А. А.). Это будет также очень хорошо и для США. Мы также нацелены на сокращение нашего торгового дефицита. Мы требуем от Турции еще больше открыть свои рынки, что и делается».

Для Эрдогана, явно попавшего в затруднительное положение во время своего визита в Вашингтон, всё еще открыта дверь в Москве, где он мог бы перевести дух. Зная об этой альтернативе, США считают, что необходимо правильно отрегулировать баланс, чтобы отдалить Турцию от России. Зажимая Эрдогана в угол, они в определенной степени держат открытыми разные варианты, проявляя чувствительность, чтобы не потерять Анкару. Тем не менее в сообщениях Конгресса и Белого дома содержатся намеки на то, что в случае, если не будут предприняты обратные шаги по вопросу С-400, если не будут соблюдены условия по прекращению огня по операции «Источник мира», то Трамп не сможет что-то сделать для Эрдогана.

С-400
С-400
Владислав Осипов © ИА REGNUM

Дела на линии Вашингтон — Анкара становятся всё более запутанными. Проблемы не были решены на самом деле. Обещания даются в ответ на обещания, как в случае с С-400 и развитием дипломатических и торговых связей. Однако не удалось услышать ни слова о приближении либо достижении каких-то решений по важным вопросам. За внешней видимостью гостеприимства Трампа по отношению к Эрдогану, мало что в итоге. Мы до сих пор не знаем, как прошли переговоры пяти сенаторов-республиканцев с Эрдоганом и Трампом. Разошлись слухи о том, что президент США пригласил на эту встречу сенаторов потому, что он сам не мог быть резким по отношению к коллеге. Это нетипичная ситуация. Мы не знаем, что произошло между двумя сторонами по вопросу обвинений в адрес «Халкбанка», являющегося очень важным для Эрдогана банком. В прессе ничего не было отражено по этой теме.

Трамп и сенатор Линдси Грэм, должно быть, ради предотвращения еще большего сближения Эрдогана с Россией, на последнем этапе приостановили пакеты эмбарго, нацеленные на Анкару. После встречи Грэма с Трампом сенатор заблокировал в Сенате предложение по признанию Геноцида армян. Следует отметить, что в Вашингтоне, где у Эрдогана не так много друзей, как было раньше, он продолжает свой путь с единственным своим «другом Трампом». И в этой поездке «дружбы» хватило на один раз.