На этой неделе Оламилекан Адегбите, министр рудников и металлургической промышленности Нигерии, заявил в интервью агентству Bloomberg, что Россия «поможет восстановить и ввести в эксплуатацию недостроенный металлургический комбинат» в Аджаокуте. По словам министра, реализовывать проект будет российская группа компаний «МетПром», соответствующее межправительственное соглашение планируется подписать уже в январе. Все это вполне укладывается в ту информацию, которой мы располагаем, а вот указанные министром Адегбите источники финансирования проекта, по нашей информации, выступают только одним — причем резервным — вариантом.

Мухаммад Бухари и Владимир Путин
Мухаммад Бухари и Владимир Путин
Kremlin.ru

Оламилекан Адегбите сообщил Блумбергу, что средства должны предоставить Российский экспортный центр и Африканский экспортно-импортный банк. Вместе с тем специализированные аналитические источники, специализирующиеся на экономике Африки и не связанные между собой, указывают, что во время переговоров на полях саммита в Сочи нигерийский президент Мухаммаду Бухари сделал Владимиру Путину прямо скажем, особое, «сшитое точно по фигуре» российского президента предложение.

Российская пресса, разумеется, писала только о том, что Мохаммаду Бухари «поблагодарил Россию за организацию саммита». Но существуют многочисленные подтверждения — и из Москвы, и из Абуджи, — что повестка переговоров Путина и Бухари была очень плотной и весьма практичной.

По нашей информации, речь между президентами шла о пяти практических темах: геологоразведка и добыча (тут в первую очередь присутствуют Лукойл с проектом глубоководной добычи и Газпром с нигерийской газовой программой, но не только они); железные дороги (от Лагоса до города Калабар — это тема, разумеется, РЖД); финал переговоров по атомной станции — финал, хороший для Росатома; новое соглашение по ВТС (президенты пообещали друг другу подтолкнуть своих военных дипломатов — те несколько затянули тему, политически все давно решено).

Но все это — уже давно опубличенные моменты. А вот пятая тема пока нигде не официально не прозвучала.

Мухаммаду Бухари предложил Путину купить недостроенный (иногда говорят — заброшенный) Аджаокутский металлургический комплекс за символический миллион долларов в формате прямых отношений «государство — государство», то есть без привлечения даже госкорпораций, не то что бизнеса. Тут все интересно.

Почему миллион долларов это почти даром? Речь идет о комбинате изначальной проектной мощностью 1,3 млн тонн стали в год (некоторые планы реконструкции говорят даже о 3 млн), что сделало бы его вторым по величине металлургическим предприятием континента, входящим в десятку крупнейших сталелитейных предприятий мира. О комбинате с высокой степенью готовности к запуску. Завод имеет дорожную сеть протяженностью 68 км, собственный морской порт и электростанцию мощностью 110 МВт. В случае начала эксплуатации он может обеспечить почти миллион рабочих мест. О предприятии с уже набранным штатом работников, которому власти Нигерии выплачивают зарплату — лишь бы сохранить коллектив специалистов. Только госинвестиций Нигерии, уже вложенных в Аджаокуту — на миллиард долларов.

Перед нами этакий «линкор в нафталине» — технологически совершенный по состоянию на три десятилетия назад, но от этого не менее способный выполнять свои задачи. Мы ведь об Африке говорим, тут Т-34 до сих пор в строю и не для парадов.

Почему у России тут преимущество? Завод строил «Тяжпромэкспорт», проектировали харьковчане из «СтройпромНИИПроект». Вся проектно-техническая документация «русскоговорящая», проектная школа советская. Все знакомо, как подвал своего личного гаража.

Почему такой странный формат продажи? А вот тут очень интересная история, нигерийская. К 2004 году, когда его приобрела индийская Ispat Industries Ltd., завод еще не производил никакой стали. Концессия Ispat была отменена в 2008 году, и Нигерии потребовалось восемь лет, чтобы прийти к соглашению о пересмотре концессии. Собственно, только Мухаммаду Бухари удалось вывести компанию на спокойную воду и начать задумываться о будущем проекта. И тут под финал своей работы 8-й созыв Национального собрания страны, руководствуясь исключительно «интересами нигерийского народа», а вовсе не предстоящими выборами, как вы могли подумать, принимает решение исключить Аоджуку из планов приватизации, и достраивать ее за государственного финансирования.

Бухари хватается за голову. И решение в виде «межгосударственного соглашения» остается едва ли не единственным способом начать производство.

Понятное дело, это не американцы и европейцы. Они на этом языке не разговаривают. Остаются русские и китайцы. Тогда почему не китайцы? Они и так в Африке за каждым кустом.

Мы говорим о Нигерии. Полтриллиона долларов — с таким внутренним валовым продуктом нигерийская экономика входит в топ-25 мировых экономик, опережая Польшу, Австрию и даже Швецию. Первая по размеру ВВП экономика Африки. Крупнейший в Африке и восьмой в мире экспортер нефти, четвертый по величине в мире экспортером сжиженного природного газа. Нигерия может выбирать.

А то, как китайцы приходят к соседям, которые выбирать не могут — уже известно всей Африке. И выбирать китайцев Мухаммаду Бухари будет только если откажется Путин.

Понятное дело, такие решения просто разговором двух президентов не решаются. Несколько месяцев в Аджаокуте работали инженеры российского «МетПрома», проводили инженерный аудит комбината. В начале октября сделали отчет. Все это было вполне публично — версия звучала так, что Россия в лице «МетПрома» предлагает себя как технологического исполнителя запуска комбината, который остается в собственности Нигерии. Что не решает, как вы понимаете, головную боль Бухари — где брать деньги на комбинат, если нельзя приватизировать и не хочется китайских кредитов.

А вот решение «забирайте себе, сами и достроите» головную боль снимает. При этом Нигерия получает миллион рабочих мест в индустриальном секторе экономики, налоги с предприятия и зарплат работников, рост инфраструктуры услуг вокруг такого большого производства — и много чего еще.

Так что вариант с подключением РЭЦ и Африканского экспортно-импортного банка, по информации наших источников, сохраняется, но как резервный.

Аналитическое бюро «RE:Ports»

Подробности и другие аналитические доклады бюро здесь: https://t.me/tamtamreports