Эммануил Филиберт Савойский, принц Венеции и внук последнего короля Италии Умберто II Савойского, вызвал большой переполох, чему сам впоследствии удивился. Наследник престола опубликовал в своем блоге в четверг, 14 ноября, короткое видео, в котором объявил о «возвращении королевской семьи» спустя более чем через 70 лет после того, как его дед был свергнут, а семью Савойских выслали из Италии, запретив в конституции, вступившей в силу 1 января 1948 года, появляться на родине.

Эммануил Филиберт Савойский
Эммануил Филиберт Савойский
Из архива Эммануила Филиберта Савойского
Умберто II
Умберто II

Сидя за столом в роскошной гостиной, Эммануэль Филиберт сказал, что итальянцам пора вернуться к «прежнему изяществу и великолепию». Ранее он сообщил, что «в сложные времена страна нуждается в стабильном руководстве», которому бы верили люди и которое бы являлось примером. «Я хочу поговорить со страной об этом и многом другом», — заявил принц. Отметим сразу, что 47-летний представитель дома Савойских до сих пор был больше известен, как герой светских хроник. Так, его не считает серьезным Итальянский монархистский союз (UMI), политическое движение, которое с 1946 года не участвует в каких-либо выборах, ставя своей целью восстановление монархии в стране. Накануне XIII съезда в Риме, которое пройдет в субботу, 23 ноября, на Виа Кавур, президент UMI Алессандро Сакки назвал принца «симпатичным парнем», который «хочет стать шоуменом». И привел в пример герцога Савойского Аймоне ди Савойя Аоста, генерального директор Pirelli Tyre в России, в которой он прожил половину своей жизни, также наследного претендента на трон. По словам Сакки, герцог — это «человек, готовый принимать решения. Если бы Италия попросила, Аймоне был бы готов».

Аймоне Савойский-Аостский
Аймоне Савойский-Аостский

Впрочем, Эммануэль Филиберт очень быстро раскрыл интригу с «возвращением короля». 16 ноября он принимал участие в церемонии в Викофорте, посвященной 150-летию короля Виктора Эммануила III. Принц рассказал, что его заявления были сделаны в рамках кампании по продвижению телесериала о британской монархии, трансляция которого начинается в воскресенье, 17 ноября. Но при этом добавил, что был удивлен реакцией на его слова. По мнению наследника, это означает, что итальянский народ встревожен социальной и политической ситуацией, и «это меня очень огорчает, потому что народ заслуживает лучшего, чем то, что есть в настоящее время». И, действительно, бурная реакция, которая последовала после изящной провокации Эммануэля Филиберта в социальных сетях и средствах массовой информации, не может не удивлять. Отреагировал даже бывший премьер-министр Италии Маттео Ренци. Выступая в Турине на презентации программы экономического маневра Shock!, он заявил, что «мы не торопимся возвращать» Эммануила Филиберта, и послал «почтительное приветствие» президенту Италии Серджо Маттарелла.

Маттео Ренци
Маттео Ренци
Flickr.com

Упомянув президента, экс-премьер намекнул таким образом, что у Италии есть сегодня свой символ общности народа и государства, и она не нуждается в замене его на монарха. Однако сам факт того, что проблема обсуждается, говорит о многом. Италия прошла большой путь с того дня, как Виктор Эммануил III в 1946 году был вынужден отречься от престола на волне всеобщего негодования сотрудничеством королевской династии с Муссолини и поддержкой фашистского режима. Савойские многие годы провели в изгнании за границей. Ситуация начала меняться в начале 2000-х годов. Напомним, что в 2002 году итальянский Сенат проголосовал за снятие конституционного запрета на возвращение в Италию наследников бывшей королевской семьи. Против выступили тогда только «зеленые» и коммунисты. Что любопытно, воздержалась партия «Северной лиги», которая возникла в 1991 году и выступала за отделение богатого итальянского Севера от бедного Юга. При том, что эти «сепаратисты» постоянно выступали с критикой династии Савойских, которая укрепила единство Италии на началах централизма, а не региональной автономии.

Виктор Эммануил III
Виктор Эммануил III

Спустя много лет Эммануил Филиберт обратился к нынешнему лидеру «Лиги» Маттео Сальвини. 14 августа сего года принц оставил запись в своем блоге, написав: «Я делаю это для Сальвини… Я получаю миллионы сообщений от итальянцев, сытых по горло этой банановой республикой и нелепым поведением ее политиков… Что мы делаем???». Это было сделано на фоне острого политического кризиса в Италии, который начался 8 августа после того, как Сальвини уведомил о выходе из правящей коалиции и потребовал скорейшего проведения досрочных выборов. Тогда судьбу правительства во много решил Маттарелла, который провел несколько раундов переговоров, что позволило создать новую правящую коалицию без проведения досрочных выборов. Это показало важность института президента. Однако сможет ли он удерживать единство страны и дальше, если даже какой-нибудь природный катаклизм, как ныне наводнение в Венеции, вновь оживляет разговоры о расширении автономии регионов в Италии? Реакция на заявления Эммануила Филиберта, пусть он имел в виду совсем другое, показывает, что монархия может стать альтернативой.