Бывают эпизоды, которые вызывают взрыв эмоций даже в самом холодном и циничном сознании. Для меня таковым стало интервью Романа Безсмертного украинскому сайту «Обозреватель», где он пожелал «отдельным районам Луганской и Донецкой областей превратиться в «дикое поле». Превратить зону противостояния в «локальный, территориально закрытый конфликт». Для этого тем,

Историческое Дикое поле на карте современной Украины и вне её
Историческое Дикое поле на карте современной Украины и вне её
© wikipedia.org
«кто является патриотами, предложить программу отселения, забрать с этой территории, установить через страну-поручитель отношения с теми, кто остался там. Условно говоря, разработать программу «уголь за продукты питания». И надо понимать — это дело на десятки лет».

Роман не первый. Юлия Тимошенко уже предлагала «обнести Донбасс колючей проволокой», Арсений Яценюк строил какие-то свои «стены», а Петр Порошенко радовался, что «у нас дети пойдут в школы и детские сады — у них будут сидеть в подвалах». Результаты, правда, у Безсмертного похуже: Яценюк «срубил деньжат по легкому» и слинял в Штаты недвижимость прикупать. Порошенко за пять лет президентства тоже неплохо «приподнял» свои офшорные счета. А Тимошенко даже сейчас имеет вполне реальные шансы на премьерское кресло, поскольку у Гончарука хорошо получаются гонки на самокатах по бескрайним коридорам кабмина, а вот с премьерскими обязанностями — не очень.

Заявление на «Обозревателе» — это заявление подонка. Для меня, например, мои донецкие и луганские друзья всегда останутся друзьями и согражданами, хотя «иных уж нет, а те далече». И пожелать я им могу только доброго хлеба и вина, а не голодухи, если вдруг угля не окажется. Но я могу только желать, а Безсмертный этим летом был представителем Украины в рабочей подгруппе по политическим вопросам Трёхсторонней контактной группы. То есть одним из «главных» в решении проблемы возврата Донбасса под суверенный контроль Украины. Это с такими-то намерениями «дикого поля» он решал? Ну-ну, к такому «решале» Донбасс просто побежал бы! И мне кажется, что одним из немногих рациональных кадровых решений президента Зеленского является увольнение Безсмертного. Причем уволил «с элементом презрения», без уведомления. О том, что его вышибли из кресла представителя, Роман узнал из средств массовой информации .

Но возмущение в конце концов уступило место ухмылке. Потому что Роман Безсмертный сам не понял, чего он пожелал Украине. Во всяком случае — с точки зрения историка. А он — историк, закончил истфак Киевского государственного педагогического института имени Горького (сейчас — педуниверситет Драгоманова). Но Роман — малограмотный историк.

Роман Безсмертный
Роман Безсмертный
Олександр Косарєв

Когда в конце 1970-х годов Рома Безсмертный был еще юн и глуп, но уже смекалист, в пединституте у него была кличка «Рома-Деканат». Так его называли и студенты, и даже преподаватели, поскольку Рома выдавливал повышенные оценки в свою зачетку не на экзамене, а в деканате. Обосновывая свои просьбы активной общественной позицией. А общественнику и активисту (уж не помню, комсоргу или профоргу курса) ставить «тройки» или «неуды» в зачетку как-то «не политично». Многие преподаватели соглашались…

Диплом Безсмертный получил, а вот со знаниями, похоже, не получилось. Потому что хороший историк никогда не использовал бы ссылку на «Дикое поле» в таком контексте.

«Дикое поле» (Половецкое поле, Кумания, Дешт-и-Кипчак) это историческое название степного региона, простиравшегося от Алтая до Дуная, которое служило коридором для бесчисленных волн миграции кочевых народов на запад. Начиная с позднего энеолита (медного века), Диким полем через территорию современной Украины на запад шли гунны, авары, болгары, венгры, печенеги, половцы, монголы… Кочевые (номадические) культуры в корне отличаются от земледельческих, но это совсем не означает, что они ниже по уровню развития. Они просто другие. Но в XVII веке номады-татары носили шелковое белье (это еще Боплан с удивлением отмечал), а ордынский поэт Саиф аль Сараи еще в XIV веке писал в поэме «Сухаиль и Гульдурсун»:

«Узнала любви притяженье душа,
Землёй вокруг Солнца движенье верша».

Землей! Вокруг Солнца! Движенье! За век до Коперника! Вот тебе и дикие кочевники…

На территории Украины Дикое поле занимало степную территорию от Харькова-Полтавы до черноморского побережья. История Древней Руси — это, во многом, история любви и ненависти. Кочевники регулярно совершали грабительские набеги на поселения славянских земледельцев. Но по-другому они и не могли: номадическое хозяйство практически всегда и везде имеет набеговую форму. Но и русские князья в долгу не оставались: Владимир Мономах (Великий князь Киевский в 1113—1125 годах) своими походами так качественно проредил степных кочевников-половцев, что большая часть их орд была вынуждена сбежать на Северный Кавказ.

Виктор Васнецов. После побоища Игоря Святославича с половцами. 1880
Виктор Васнецов. После побоища Игоря Святославича с половцами. 1880

Кочевники печенеги в 972 году убили Великого князя Святослава на Хортице. Но их преемники, половцы, плечом к плечу с русскими встретили первый удар непобедимой монгольской конницы. И погибли на Калке в 1223 году.

И следует помнить, что в противостоянии между Русью и Диким полем в ранней истории победило Дикое поле. Потому что пока русичи и половцы бранились и тешились, с юго-востока пришли новые кочевники, сначала тумены Субедэя, а потом армия Джучидов — и все остальные на более чем сотню лет стали для кочевников не более, чем овцами. Которых и режут часто, и стригут постоянно. Роман Безсмертный желает Украине такой судьбы?

Ну ладно, это совсем давняя история: «Рома-Деканат» мог ее и забыть (не знать). Но может ли историк не знать карту Боплана? Напомню, как называлось ее издание 1648 года: «Delineatio Generalis Camporum Desertorum vulgo Ukraina» (Генеральный план Диких полей, проще говоря, Украина). Иными словами, Украина, в представлении современников, и была «Диким полем».

Больше мне о пассаже Безсмертного сказать нечего. К сожалению, Роман Безсмертный — эталонный представитель тех, кто последние годы формирует и политику, и историю моей страны. Поэтому остается только вспомнить Игоря Губермана:

«Не верю в разум коллективный с его соборной головой:
В ней правит бал дурак активный или мерзавец волевой