Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили
Иван Шилов © ИА REGNUM

Грузия вновь бурлит. У здания парламента страны проходит акция протеста. На сей раз причиной выступлений стало то, что не прошли в первом чтении конституционные изменения, касающиеся перехода на пропорциональную избирательную систему.

Часть мажоритариев выступила против этой новации. Для принятия поправок требовалось 113 голосов, «за» проголосовал 101 депутат, против — трое, не приняли участие в голосовании или воздержались 37 парламентариев. Так была обозначена вторая точка отчета в сложившейся ситуации. А первая появилась в результате антироссийских выступлений в Тбилиси летом сего года, когда возглавляемая Бидзиной Иванишвили правящая партия «Грузинская мечта» согласилась проводить парламентские выборы 2020 года по пропорциональной системе. Сейчас ситуация обнулилась. Летом официальный Тбилиси заявлял, что в стране «была предпринята попытка государственного переворота». Сегодня власти пока не выступают с такими лозунгами, хотя у протестующих «летние» требования остались и они настаивают на отставке правительства и проведении досрочных парламентских выборов. Несколько месяцев партия Иванишвили уступила требованиям «уличной демократии». Уступит ли на сей раз?

Многое, если не все, будет зависеть от того, застали ли нынешние протесты «Грузинскую мечту» врасплох или она стала реализовывать заготовленный сценарий действий, ориентированный на меры упреждающего свойства. Если речь вести о «мерах», то так называемый «бунт мажоритариев» от правящей партии воспринимается как прелюдия к неким предстоящим важным событиям в Грузии. Если же все случилось «внезапно», то впору говорить о вступлении страны в серьезный политический кризис с самыми невероятными последствиями, первым признаком которых может стать развал «Грузинской мечты». Ее уже покинули вице-спикер парламента Тамар Чугошвили, глава комитета по внешним связям Софио Кацарава, глава комитета по европейской интеграции Тамар Хулордава, первый замглавы комитета европейской интеграции Ирина Пруидзе, первый заместитель комитета охраны окружающей среды и природных ресурсов Заза Хуцишвили, замглавы комитета по внешним связям Дмитрий Цкитишвили и депутат Георгий Мосидзе.

Партия «Грузинская мечта». Агитационное граффити
Партия «Грузинская мечта». Агитационное граффити
Meo Hav

Парламентское большинство покинули также лидер Консервативной партии и вице-спикер парламента Звиад Дзидзигури, депутаты Гига Букия и Нино Гогуадзе. Правда, некоторые грузинские эксперты считают, что это — лица из так называемого западного крыла партии и их исход был предсказуем. Однако введение подобной политической градации предполагает, что выступивших против поправок мажоритариев можно при желании записать в разряд «пророссийских». Сам же Иванишвили позиционирует себя как «нейтрала». «Я как лидер правящей политической силы еще раз подтверждаю, что был и буду сторонником перехода на пропорциональную систему выборов, и искренне сожалею, что этого не произошло, — заявил он. — Я буду гарантом вместе с моей командой и властью, что процесс демократического развития станет необратимым. Свободные и справедливые выборы 2020 года станут условием и примером этого». По факту же сохраняющей власть «Грузинской мечте» противостоят более 20 лидеров парламентской и непарламентской оппозиции, которых объединяет только одна идея «борьбы с общим врагом», политически доминирующей партией. А что дальше — никто не знает.

По формальному признаку «Грузинская мечта» защищает определенную форму демократии, которая не устраивает другие политические силы, считающие, что таким образом Иванишвили удается «узурпировать власть». Они утверждают, что смешанная система, при которой половина избирается по мажоритарным округам, а половина по партийным спискам, технически всегда обеспечивала победу правящей партии. Сегодня Иванишвили оказался в том же положении, что и в 2016 году, когда потребовалось создать видимость того, что западные партнеры называют процедурной демократией. Его сторонники заявляют, что предлагаемая оппозицией другая форма демократии может столкнуть страну в пучину политического хаоса. Представители Европейского союза в Грузии мечутся между политическими лагерями, для того чтобы как-то сблизить позиции противоборствующих сторон. Но оппозиции нужны не слова, а реальная поддержка Запада, который в отношении Грузии ведет себя предельно осторожно.

А там стали осознавать, что в свое время «перекормили» Грузию различными обещаниями, породили у части правящего класса завышенные ожидания. При этом правление Саакашвили привело к утрате контроля Тбилиси над Абхазией и Южной Осетией. Что касается Иванишвили, то его правительство проводит несколько иной, но тоже прозападный внешнеполитический курс. И на кого же в Грузии делать ставку, на что менять и с какой целью, когда складывается тяжелая ситуация и расклад политических сил вызывают тревогу и опасения вообще за будущее страны? Тем более что так называемые прогрузинские силы разрознены и не имеют необходимых ресурсов и воли к объединению и командной работе. К тому же Иванишвили не пожелал или не смог создать конструктивную оппозицию, что позволило бы ему маневрировать не только внутри «Грузинской мечты», но и среди иных политических сил.

Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили
(сс) Ernests Dinka, Saeimas Kanceleja

В итоге, считает грузинский политолог Гия Хухашвили, налицо два кризиса: в правящей партии и в стане оппозиции, что «создает серьезный вакуум, без заполнения которого, возможно, процессы начнут развиваться в опасном направлении». Что дальше? Представляется, что Иванишвили будет активно маневрировать, вести закулисные переговоры как с членами своей команды, так и с оппозицией. Можно предположить, что он будет действовать исключительно в парадигме прозападной ориентации, чтобы не терять там позиции. В сложившейся ситуации, когда идет борьба за власть, переходить к внутренним реформам, чтобы вернуть доверие населения, будет сложно. Как считает грузинский политолог Гела Васадзе, «мы имеем дело лишь с началом истории, которая будет разворачиваться в ближайшее время». Грузинской власти предстоит разбираться с оппозицией. Действия той и другой будут определять дальнейший ход событий и то, проявят ли западные лидеры интерес к грузинскому «островку» демократии в Закавказье.