По признанию экспертов, еще три года назад в Санкт-Петербурге про освоение Арктики, как правило, говорили абстрактно. Сейчас здесь появилось достаточно проектов, которые можно «потрогать руками».

Александр Бенуа. Иллюстрация к поэме Александра Пушкина «Медный всадник»
Александр Бенуа. Иллюстрация к поэме Александра Пушкина «Медный всадник»

Арктическая тематика на наших глазах все больше превращается из «устойчивого тренда» в предмет обязательного обсуждения на любом заседании экспертов. Если говорить о Санкт-Петербурге, то только за последние две недели вопрос о перспективах Русской Арктики поднимался на «Форуме стратегов 2019» и «Международном инновационном форуме». Подобной «плотности» удивляться не приходится. Де-юре Санкт-Петербург не является арктическим, но де-факто еще с советских времен он был ключевым в вопросах арктического кораблестроения, научных разработок и подготовки кадров. Однако может ли город на Неве соответствовать тому, что сейчас так любят называть «современным вызовам»? На этот вопрос должны были ответить участники круглого стола, в рамках вышеназванного инновационного форума.

Руководитель Комитета Санкт-Петербурга по делам Арктики Герман Широков сразу заверил, что петербургские предприятия готовы предложить потенциальным заказчикам свои разработки в таких сферах, как робототехника, беспилотные комплексы, радиоэлектроника.

«У нас более 200 предприятий и организаций, которые располагают уникальными технологиями для развития Арктики, инфраструктуры Северного морского пути», — отметил он и передал слово непосредственным производителям.

Герман Широков. XII Петербургский международный инновационный форум
Герман Широков. XII Петербургский международный инновационный форум
Spbinno.ru

Признаться, первоначально некий скепсис не отпускал. Во-первых, проблемы с импортозамещением на слуху у всех. Во-вторых, требования к технике, работающей в экстремальных арктических условиях высоки, а государство до сих пор не может принять базового пакета документов даже в отношении преференций для добывающих компаний. Что тогда говорить о поддержке высокотехнологичного бизнеса?

Но оказалось, что в Санкт-Петербурге действительно есть значительное число предприятий (как созданных с ноля за последние годы, так и имеющих еще советский «стаж»), которые не просто разрабатывают, а уже имеют в своем портфеле успешно реализованные арктические проекты.

Если говорить о чрезвычайно модных сейчас беспилотниках, то ими занимаются сразу несколько петербургских компаний. Например, ООО «Геоскан» апробировало свои «машины» как в Арктике, так и Антарктике. В полярных условиях они уже несколько лет ведут разведку, аэрофото‑ и георадарную съемку, имеют опыт работы по изучению ледовой обстановки Белого моря, исследованию загрязнения острова Белый, подсчету популяции белых медведей. При этом не только всю техническую начинку, но и софт производят сами.

Белый медведь у воды
Белый медведь у воды
© Д. Банин. rus-arc.ru

В свою очередь, АО «НПП Радар ммс» «похвасталось» не только серийным производством беспилотников вертолетного типа (полной взлетной массой 35−40 кг и массой сырьевой нагрузки 6−10 кг), но и цифровой радиорелейной станцией, не имеющей по функциональным характеристикам аналогов в мире.

Представитель ОАО «ЦНПО «Ленинец» Дмитрий Гаврилов рассказал о продвижении нового типа летательных аппаратов с вертикальным взлетом и посадкой, которые несут от 50 до 100 кг полезной нагрузки (например, локаторы с электронным сканированием). Занимается предприятие и производством тепловизионных сканирующих систем, которые по заказу Роснефти применялись для определения дефектов теплосетей в Сабетте, а также разработали многофункциональный радиолокатор для арктических нужд МЧС.

Спуститься с небес и погрузиться под воду предложил в своем выступлении представитель АО «НПП ПТ «Океанос» Владислав Занин, который сообщил о разработке экспериментальных образцов резидентной робототехники — автономных необитаемых аппаратов, способных самостоятельно работать на дне моря до 9 месяцев. К проекту проявили живой интерес иностранные участники и с ними уже заключено три международных контракта.

Не менее успешно идут дела под водой у АО «НТЦ ВСП «Супертел ДАЛС». Его генеральный директор Константин Лукин рассказал о реализации крупного проекта «Северное сияние», который предполагает создание подводной линии связи по нашей территории от Мурманска до Петропавловска-Камчатского (с возможностью продлить маршрут от Финляндии до Китая). Иностранные коллеги уже выразили желание присоединиться к транзиту. Весь программно-аппаратный комплекс создан нашими специалистами. По словам Константина Лукина, подобные аналоги есть только еще у двух крупнейших производителей телекоммуникационных систем — японской NEC и китайской Huawei.Рассказав о преимуществах прокладки оптоволокна именно по дну Северного Ледовитого океана, специалист не обошел стороной и человеческий фактор: «Без связи современный человек жить не может потому, что без этого общепринятого сейчас стандарта жизни он просто выпадает за рамки мирового контекста. А, например, крупный арктический Норильск получил современную связь только два года назад» — заметил он. Присутствующий на круглом столе заместитель Постоянного представителя Республики Саха (Якутия) при президенте России Юрий Кравцов тут же заинтересовался проектом, сказав, что он может быть отличным дополнением к наземной линии связи, которую сейчас устанавливает на их территории Ростелеком.

Круглый стол. Промышленные инновации Санкт-Петербурга для Арктики. XII Петербургский международный инновационный форум
Круглый стол. Промышленные инновации Санкт-Петербурга для Арктики. XII Петербургский международный инновационный форум
Spbinno.ru

Об особенностях строительства арктических энергетических систем рассказал генеральный директор ООО «Звезда-Энергокомплекс» Алексей Андреев, по словам которого их станции самой разной мощности работают «от Шпицбергена до Чукотки». При этом предприятие специализируется на производстве быстровозводимых контейнерных станций максимальной заводской готовности (по принципу «привез — поставил — подключил»). В условиях Арктики «любой монтаж становится золотым, если что-то забыли, он становится платиновым», — сказал Алексей Андреев и уточнил, что блочно-модульный конструктив (как из деталей конструктора Лего) позволяет в случае необходимости нарастить или уменьшить мощность их электростанций. Гордятся в компании и сложными решениями. Например, в пускорезервной станции на газовом заводе повышенной опасности Ямал СПГ (Сабетта) применено решение «черного старта». В случае аварийного отключения всех систем через 36 часов замороженная станция при температуре минус 50 градусов должна самостоятельно запуститься и запустить все системы завода.

Не менее предметными были выступления и других петербургских участников, от которых присутствующие узнали, что ОАО «Авангард» поставляет в Арктику мобильные фитотехкомплексы с использованием гидропоники (позволяющие собирать 4 урожая плодов в год), а ООО «Композит Групп» производит радиопрозрачные и радиопоглощающий купола, выдержавшие за 2 года работы мощное ультрафиолетовое излучение и температуру до минус 82 градусов.

В свою очередь, в АО «ИТМО Хайпарк» работают над созданием арктического центра обработки данных (ЦОД) и единой линии связи для Севморпути.

Впрочем, состоявшийся обмен мнениями не был похож на своеобразный конкурс презентаций. Участники откровенно говорили о проблемах и барьерах, которые стоят на пути бизнеса к арктическому освоению. Привычными из них можно считать несовершенное законодательство или вообще его отсутствие по ряду важных компонентов. В ряде случаев реализация инициатив тормозится административными барьерами. Причем чем масштабнее проект, тем с большим числом согласований различных ведомств приходится сталкиваться (как на федеральном, так и региональном уровне).

Пленарное заседание. XII Петербургский международный инновационный форум
Пленарное заседание. XII Петербургский международный инновационный форум
Spbinno.ru

Возникает у предпринимателей и определенный «конфликт интересов». С одной стороны руководство страны призывает их активно заниматься продвижением отечественного высокотехнологичного оборудования на экспорт, с другой — есть жесткие ограничения, связанные с обеспечением национальной безопасности.

Весьма узок и список арктических заказчиков. Это в подавляющем большинстве наши крупные добывающие компании («Роснефть», «Газпром», «Газпром нефть», «Новатэк» и др.), а также Министерство обороны и МЧС.

Существуют жалобы и на коллег по цеху. В связи с санкционными ограничениями и импортозамещением, большую часть комплектующих приходится закупать у соотечественников, а те поднимают цены и затягивают сроки поставок.

Еще одну проблему сформулировал советник генерального директора АО НПП ПТ «Океанос» Владислав Зенин: «Мы создаем ряд технологий, соответствующих мировому уровню, но для поддержания этого уровня нужна мощная кооперация, так как финансовая емкость такова, что за рубежом объединяются даже закоренелые конкуренты. Например, Shell, Еssо, British Petroleum объединяются, чтобы решать эти проблемы. Причем при поддержке государства и добывающих регионов. Нам необходимо идти по тому же пути и на уровне нормотворчества, и на федеральном, и на региональном уровне. Поэтому спасибо за очень своевременный круглый стол и надеемся, что комитет Санкт-Петербурга по делам Арктики возьмет на себя эту ношу».

Герман Широков от предложенной ноши не отказался (собственно круглой стол проводился по инициативе комитета), а присутствующий депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Ивченко и вовсе призвал собравшихся выйти с инициативой и создать в городе арктический кластер. Эта идея сама по себе не нова и российских городов, желающих стать «арктическим драйвером», достаточно много. Думается, что Петербург вполне заслуженно претендует быть одним из них.