В Курганской области сокращается количество малых и средних предприятий. Только за два прошедших года таких субъектов предпринимательства стало на 1 тысячу меньше. Негативная тенденция настораживает, поскольку малый и средний бизнес в Зауралье не только пополняет бюджет своими налогами, но и предоставляет рабочие места, выполняет функцию «социального лифта», а также поддерживает реальную конкуренцию в экономике. Об этом сообщает местное издание «Уральский Меридиан». По данным Свердловскстата, в Курганской области в настоящее время работает 21 тыс. коммерческих организаций в сфере малого и среднего бизнеса, где занято 62 тыс. сотрудников. Ещё два года назад число МСП превышало 22 тыс., в которых трудились 67 тысяч зауральцев. То есть 5 тысяч человек, трудившихся на предприятиях МСП, оказалось на улице, не считая 1 тысячи предпринимателей, прекративших свою деятельность. Значит и налогов бюджет региона получит гораздо меньше, нарастет и социальная напряженность. Непонятно, каким образом, 6 тысяч человек, в случае отсутствия возможности дальнейшего трудоустройства будут кормить свои семьи, растить детей?!

Малый бизнес России и его друзья
Малый бизнес России и его друзья
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Руководитель «Ассоциации малоформатной торговли» в Курганской области, кандидат экономических наук Иван Камшилов рассказал изданию, что на словах чиновники говорят о поддержке малого бизнеса, но на деле — ситуация стремительно ухудшается. Зайдя в торговые сети, сложно найти товар, произведенный местный бизнесом.

Отметим, что все последние «дцать» лет в регионах жалуются на сложный доступ местных производителей к полкам торговых сетей. При этом нередко предлагалось возродить потребкооперацию, которая позволила бы изменить ситуацию. В 2014 году, например, российские промышленники предлагали ввести в деловой и юридический обиход понятие корпоративно-частного партнерства, где сторонами договора будут выступать не государство и бизнес, как при ГЧП, а крупные холдинги и малые предприниматели. Субконтракцию обсуждали тогда участники XIV всероссийской конференции малых и средних предприятий, прошедшей в Екатеринбурге. Тогда прозвучало и предложение от представителей администрации Каменска-Уральского, которые заявили о своей готовности выступить в качестве пилотной площадки по отработке механизмов внутримуниципальной промкооперации. Президент ГК «Промэнерго» Владимир Воронов, в свою очередь говорил, что в рамках программы поддержки моногородов с 2009 года было создано 150 малых предприятий, которые получили гранты на развитие. Наблюдая за их развитием в течение нескольких лет, стало понятно, что компании, которые вызвались помогать крупному бизнесу, в 9 случаях из 10 безуспешно бьются о стену в лице корпоративных поставщиков. Поэтому им необходима помощь.

Времена изменились, сейчас уже не 2009 год и даже не 2015-й, тем более, по мнению Алексея Кудрина расходы бюджета на развитие моногородов оказались неэффективными. А что же эффективно? Например, в Узбекистане, индивидуальных предпринимателей освободили от налогов на 5 лет. Те, кто организует в населенных пунктах с численностью менее 5 тысяч жителей, деятельность по оказанию парикмахерских услуг, услуг по пошиву одежды по индивидуальным заказам, ремонту обуви и т. п. могут рассчитывать на данную льготу. А льготные кредиты предусмотрены для фермеров на организацию теплиц, приобретение семян, саженцев, скота и птицы, сельскохозяйственного инвентаря и инструментов, оросительных устройств (насосы, артезианские скважины и др.) в целях развития производства в личных подсобных и дехканских хозяйствах. Кроме того, все индивидуальные предприниматели республики освобождаются от уплаты фиксированного налога, уплачиваемого за каждого нанятого работника.

Мальчик пасет овец. Узбекистан
Мальчик пасет овец. Узбекистан
(сс) Giorgio MontersinoFollow

Учитывая плодородность земель Узбекистана, близость республики к Китаю и потребность Китая в продовольственном сырье, можно ожидать, что развитие малого бизнеса в сельском хозяйстве не только поможет выжить местным жителям и улучшить состояние экономики, но и, возможно, нарастить экспорт страны. Более того, с ухудшением экономической ситуации в России, у республики появляется шанс заинтересовать, уехавших на заработки в нашу страну молодых трудоспособных граждан, участвовать в развитии экономики Узбекистана.

В России же Минфин только увеличивает налоговое давление. Причем, теперь, когда страна еще не достигла необходимого объема импортозамещения, выросли налоги и на импорт отдельных видов товаров. Бизнес-омбудсмен Борис Титов был вынужден обратиться к Дмитрию Медведева с просьбой разобраться с вопросом миллиардных доначислений НДС импортерам кормов по уже свершившимся сделкам. По словам Титова, к нему стали обращаться предприниматели, получившие многотысячные доначисления НДС за ввезенные в Россию корма для животных. По законодательству РФ, корма для животных облагаются НДС по ставке 10% (кроме кормов для кошек, собак, домашних птиц и рыб). Более того, в декабре 2018 года было принято постановление правительства, которое внесло изменения в перечень видов непродовольственных товаров, облагающихся НДС по ставке 10%, вступившее в силу только с 1 апреля 2019 года, где указано, что к таким товарам относятся и кормовые добавки. Но в декабре 2018 года Минфин издал письмо, указав в нем, что в отношении кормовых добавок до 1 апреля 2019 года необходимо применять ставку НДС в 18% (с январе 2019 года — 20%), после чего таможенники приступили к проверкам импортеров и развернули работу по дополнительному взысканию НДС. Без учета пени, сумма требуемых в рамках нововведений Минфина, доначислений может составить 2,5 миллиарда рублей за каждый проверяемый год, указывает Титов. При этом при реализации товара указанные дополнительные расходы предпринимателями не учитывались.

«Импорт в Россию товаров этой группы осуществляют около 300 организаций — добросовестных налогоплательщиков, для которых возник риск необоснованного повышения налогового бремени, который ничем не компенсировать», — подчеркнул Титов в своем обращении к премьер-министру.

Дмитрий Медведев и Борис Титов
Дмитрий Медведев и Борис Титов
Government.ru

Заметьте, данный административный барьер, Минфин неожиданно возвел еще и на фоне необходимости развития животноводства, где наблюдается спад по производству собственной молочной продукции.

Вкупе с усилением налогового давления, не способствует разгону сектора МСП и денежно-кредитная политика ЦБ.

Не так давно бизнес-омбудсмен Борис Титов писал на своей странице в соцсети о том, что во всём мире простые вещи, которые окружают нас всех ежедневно в быту, производят на местах, и только мы импортируем их.

«Нет у нас такого производства, потому что его вытеснил дешёвый импорт. А рынок сбыта для него есть», — подчеркивал бизнес-омбудсмен.

В качестве примера, Титов привел сферы агропрома, высоких технологий. По его словам, одним из решений проблем может стать предоставление госгарантий на 75% от суммы кредита, предоставляемого МСП в рамках проектного (чаще всего беззалогового) финансирования. За оставшиеся 25% кредита — нести ответственность могут сами предприниматели. Вторым решением бизнес-омбусмен видит распространение нормы по вычету уплаченных страховых платежей из налога, причитающегося к уплате на все упрощенные налоговые режимы, которыми пользуется малый бизнес — УСН, ПСН и ЕНВД. А также — субсидирование арендных ставок для производственного МСП в промышленных парках и бизнес-инкубаторах (как государственных, так и частных) до уровня в 1 руб. за квадратный метр и введение с 2020 года «налоговой амнистии» как для индивидуальных предпринимателей, так и юридических лиц.

«Состояние бюджета сегодня таково, что государство может позволить себе жест великодушия — освободить малый бизнес от накопившихся налоговых недоимок. Это поддержит не только бизнес, но и частично решит социальные проблемы. Потому что малый бизнес сегодня во многом выполняет и социальные функции», — подчеркнул Борис Титов. Отметим, что даже если малый бизнес пойдет на освоение тех беспрецедентных выделенных в рамках нацпроекта по развитию МСП бюджетных средств, то его продукция, все равно окажется неконкурентной на рынке по сравнению с продукцией того же Китая. Ведь ставки по кредитам, даже при условии субсидирования их государством все равно высоки по сравнению с другими странами, из которых Россия совершает импорт товаров.

Борис Титов
Борис Титов
Kremlin.ru

По сути, государство помогает не предприятиям МСП, а банкам, причем не только поддерживать их доходность, но и гарантировать ее. Не лучше ли пересмотреть подход? Пусть банки сами ищут себе клиентов на свои высокие ставки. А государство может предоставить те объемы денежных средств, выделяемых банкам на субсидирование, в качестве льгот по налогам!

Никто не говорит, что банки стране не нужны. Но они являются представителями такой же бизнес среды, как и остальные коммерческие компании. И должны строить свою политику на конкурентной основе, подстраиваясь под запросы рынка. Но происходит ровно наоборот, банки задают ход событий в экономике. Получается, что Минфин изымает деньги в бюджет ростом налогов, потом эти деньги государство передает банкам для компенсации их затрат по удешевлению ставок по кредитам. Создается какой-то порочный круг!

Ставка первоклассным заемщикам в банках РФ составляет в среднем 10,8%, в Китае — 4,35%, в США — 4,1%, в Израиле — 3,5% годовых. Вот как, например, опять же поступили в Китае. По сообщению портала «Вести Экономика», опубликованному в сентябре прошлого года, Китай объявил о налоговых льготах для банков и других финансовых учреждений, чтобы стимулировать кредитование малых предприятий — процентные доходы от займов, выданных малым предприятиям по ставке не выше 6,53%, освобождены от НДС исходя из годовой базовой ставки кредитования 4,35%. Налоговые льготы предоставляются соответствующим финансовым учреждениям с годовым ростом кредитов для малых фирм темпами не ниже их общего роста кредитования, сообщалось изданием со ссылкой на данные Минфина КНР. Как говорилось в сообщение, столкнувшись с замедлением внутреннего спроса и потенциальными последствиями «торговой войны» с США, китайские власти усилили поддержку экономики и смягчили свою позицию по сокращению заемных средств и увеличили поддержку МСП.

В России сегодня ставка по кредитам коммерческих банков даже с учетом субсидирования — 8,5%. При этом ресурсы страны, являющиеся основой для создания высокой добавленной стоимости, отправляются на экспорт. Без адекватной финансовой политики, взвешенности налоговой политики нам грозит так и остаться сырьевым придатком. Однако ресурсы невозобновляемы!