Пролог сентиментальный

Лес
Лес
Иван Шилов © ИА REGNUM

В детстве мучился вопросом: что такое Родина? Повзрослев, открыл для себя, что Родина — не абстракция, но и не «березки» и «родные просторы». Но и не то, о чем говорила со школы официальная пропаганда: мол, Родина тебя учила, лечила, кормила, дала кров, а эту заботу отрабатывали честным трудом и оплачивали через прямые и косвенные налоги твои родители, до них — их родители, сейчас платишь ты сам. Но что же тогда?

Оказалось, что Родина — совсем не сложное понятие. Это то, что тебе без условий дорого, чему ты признателен до конца дней своих, от потери чего ты тоскуешь. Поэтому Родина — это в первую очередь важные для тебя люди, люди, среди которых ты живешь. И только от тебя зависит, кто они и сколько их. Плохо людям, что для тебя важны, — плохо твоей Родине. Измена Родине — это когда от последствий человеческого поступка страдают люди, зримо и незримо связанные с тобой в одно целое, что и есть твоя Родина.

А государство, политические партии, правители имеют отношение к Родине лишь как неизбежное историческое приложение. Меняется государственное устройство, приходят-уходят партии и правители, а люди, среди которых ты живешь, остаются. Другое дело, что самочувствие важных для тебя людей, условия, в которых они живут, в большой мере зависит от состояния государства, от личностных качеств власть имущих.

Заседание правительства РФ
Заседание правительства РФ
government.ru

* * *

Изложение фактологическое

Для тех, кто вырос и жил в советский период, регулятор общественной жизни был один — руководство коммунистической партии, чье право властвовать обеспечивала Конституция СССР. После 1991 года наше общее и личное самочувствие в большой мере стало определяться двумя инстанциями: политиками и бизнесом. Чудеса с народом, то есть с Родиной, они творят удивительные, а порой — небезопасные.

Взять, к примеру, филипповскую историю, получившую печальную известность далеко за пределами Владимирской области. Бывший губернатор Владимирской области Светлана Орлова и пара российских миллиардеров — Искандар Махмудов и Андрей Бокарев, по мнению жителей Филипповского поселения, сфабриковали условия для мошеннической купли-продажи 1500 га гослесфонда. Еще в 1967 году небольшая часть этого участка государственного лесного фонда была отведена заводу в целях испытания продукции оборонного назначения, а большая часть — для обеспечения секретности спецобъекта. Ни губернатора, ни бизнесменов не остановило, что по закону гослес и земли испытательных полигонов продаже не подлежат в принципе. Но путем манипуляций с документами 1500 га государственного леса перешли в собственность ОАО «Метровагонмаш», контролируемое Махмудовым и Бокаревым. В подготовке и свершении этого безобразия приняли участие и муниципальные служащие Киржачского района, Филипповского поселения, и государственные — из областной администрации, владимирского Росреестра.

Скрытый мотив незаконной приватизации 1500 га, возможно, был вызван исключительно благородным стремлением экс-губернатора и известных ей по работе в Кузбассе бизнесменов как можно быстрее и добросовестнее выполнить задачу, поставленную президентом РФ, по реформированию и декриминализации российской мусорной отрасли и для того, чтобы спасти столицу от мусорного коллапса. Вот и решили старые знакомые по Кузбассу всеми способами помочь реформе, не считаясь ни с какими правовыми, ни финансовыми, ни моральными ограничениями. Для чего и был задуман грандиозный проект «частно-государственного партнерства» по превращению общественных отходов Москвы в частные доходы ограниченной группы лиц.

Полигон ТБО
Полигон ТБО
Prylarer

* * *

Комментарий сатирический

Группа «патриотов» в составе губернатора и двух олигархов оперативно разработала «стратегию спасения Москвы». Для её реализации «Метровагонмаш» срочно приобрёл 1500 га Филипповского гослеса. Почин энтузиастов не словом, а делом поддержал коллектив чиновников-патриотов из комиссии владимирского Росреестра, который дружно «пошёл на дело», для успеха которого за ценой не постоял. Для начала блюстители реестра в четыре раза, с 4 до 1 млрд руб., снизили стоимость бесполезного Филипповского леса. Толку от него давно не было, так как советская военная тайна, которую он призван был оберегать от любопытных глаз в своей чаще, давно исчезла вместе с СССР. В итоге бескорыстной помощи хранителей областного реестра бесполезный и мешающий мусорной реформе лес был приобретен энтузиастами мусорной реформы за 27 млн руб., то есть за 2,5% от его начальной кадастровой стоимости, или менее чем по 200 руб. за сотку. Итогом плодотворного государственно-частного партнерства на месте мешающего развитию области участка леса должен был явиться небывалый мусорный полигон, задуманный как драйвер роста экономики Владимирской области. Для облегчения этого волшебного превращения в договоре купли-продажи так и было написано, что 1500 га — это и не лес вовсе, а просто — земельный участок. И где тут неправда? Кто скажет, что лес не на земле растет?

Конечно, с сугубо формальной точки зрения считается, что этот столетний сосновый лес населен представителями десятков почти исчезнувших краснокнижных видов флоры и фауны. Но в чем ценность этих «лузеров эволюции», проигравших войну за существование, которых ни в лицо, ни по имени уже никто толком не знает? Однако этим малосущественным и надуманным обстоятельством тут же поспешили воспользоваться враги реформы — многочисленные обыватели, окопавшиеся в сотнях садовых товариществ и коттеджных поселков и привыкшие использовать общественный Филипповский лес в своих сугубо эгоистических личных интересах: для необлагаемых налогом сбора дикоросов и рыбалки, для бесплатного купания, прогулок и других общественно бесполезных дел. Их подрывная деятельность привела в итоге к срыву блестяще задуманной операции.

Толпа обывателей-эгоистов, думающих исключительно о своем комфорте, стала непреодолимой стеной на пути маленькой группы мусорных реформаторов Владимирщины. Бесконечный эгоизм «москвичей-дачников» (по выражению экс-губернатора Орловой) блокировал гениальный ход владельцев «Метровагонмаша», которые попытались спасти схему приобретения гослеса с помощью обоснования выкупа 1500 га наличием строений на территории испытательного полигона. Не помогло им и соучастие владимирских госрегистраторов из Росреестра, досадно не обративших внимание на то, что здания и сооружения бывшего военного полигона занимают менее одной четырёхтысячной площади выкупаемого «земельного участка». Это стало фатальной ошибкой. Оказалось, что если признать все 1500 га Филипповского леса не участком гослесфонда, а военным испытательным полигоном, то этот участок уже не подлежит продаже в принципе. А ежели такой участок продать, то дело может уже рассматриваться не арбитражным, а уголовным судом. Тогда получается, что энтузиасты-реформаторы (несмотря на благие намерения) нанесли муниципальному бюджету урон «в особо крупных размерах», потому что по нормам, установленным во Владимирской области, выкупная цена 1500 га должна была бы составить не 27 млн, а порядка 200 млн руб. Но главная «ошибка» была даже не в недополученных миллионах, а в том, что была продана государственная собственность, не подлежащая приватизации. Вот такая бывает проруха.

Сосновый лес
Сосновый лес

* * *

Констатация неожиданная

Гражданские активисты из Филипповского изучили судебную практику. Оказалось, что ухищрения, использованные продавцами и приватизаторами 1500 га (составляющих 4% от общей площади Филипповского поселения), не встретили понимания и поддержки со стороны «третьей власти». Так, судья Арбитражного суда Владимирской области Зинаида Попова, по делу А11−1390/2016 приняла решение, согласно которому льготная выкупная цена применяется лишь к той части земельного участка, на которой расположены объекты недвижимости. А остальная, незастроенная, часть подлежит приобретению по рыночной цене. Апелляционная инстанция поддержала решение судьи. Когда дело дошло до надзорного органа — Арбитражного суда Волго-Вятского округа, что в Нижнем Новгороде, — то судебная коллегия по экономическим делам во главе с Евгением Кислицыным оставила решение владимирских арбитражных судов без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Филипповская история если не беспрецедентна, то случай редчайший для современной России. В суде в защиту государственной собственности совместно выступили государственные учреждения и протестующая общественность, представленная Советом народных депутатов Филипповского поселения. Исковое требование вернуть 1500 га в собственность РФ, подало в Арбитражный суд Владимирской области Межтерриториальное управление Росимущества. Департамент лесного хозяйства по ЦФО обратился в тот же суд с иском о признании договора купли-продажи 1500 га как участка государственного леса недействительным. Владимирские судьи приняли решения в пользу истцов и, следовательно, протестующего народа.

Филипповское дело перекочевало в Нижний Новгород. Арбитражный суд Волго-Вятского округа, приняв к рассмотрению кассационные жалобы ответчиков — трех предприятий, контролируемых миллиардерами Махмудовым и Бокаревым, должен оценить качество работы и обоснованность решений владимирских коллег.

Зал суда
Зал суда

* * *

Эпилог оптимистический

Почему можно и должно говорить и писать в филипповском случае о Родине, которая терпит бедствие не от внешнего врага-захватчика, а от её же граждан, наделенных властью и обладающих огромными финансовыми ресурсами и, в представлении нормальных людей. — вместе с властью и финансами наделенных и большой ответственностью. Причин достаточно, если осознаешь, что твоя Родина — это твои соседи, условия жизни которых зависят от состояния 1500 филипповских лесных га.

Из-за своей близости к Москве, насыщенности сосновыми лесами, благодаря рекам с чистой водой: притоку Клязьмы — Шерне и множеству её собственных притоков Филипповское поселение — давнишнее излюбленное место для размещения садовых товариществ. В сезон отдыха на территории поселения проживает до 150 тысяч человек. Приток «дачников» стимулировал развитие производства строительных материалов, строительного и торгового бизнеса, автосервиса, животноводства. Для местных жителей появилась работа. Бюджеты пополнили поступления от налогов, в том числе — на землю, недвижимость.

Филипповское поселение, помимо его освоения как рекреационной зоны с благодатной природой, имеет еще одну особенность. Осадков выпадает здесь немало, но грязи на грунтовых дорогах в лесу не бывает. Объясняется это тем, что геологические слои под филипповской территорией представлены глубокими песками, которые не имеют природных глинистых ограничителей. Под этими песками сокрыты подземные воды Клязьминско-Шернинского месторождения. Участок «Шерна» месторождения изучен гидрогеологами во исполнение правительственного постановления. Он зарегистрирован государством в качестве резервного источника питьевой воды высокого качества для обеспечения населения Восточного Подмосковья. Гигантский полигон ТКО, ради которого миллиардеры задумали уничтожить уникальный столетний лес в Филипповском поселении, попадает не только на территорию водосбора месторождения, но оказывается в зоне санитарной защиты проектного водозабора.

Что станет с обитателями Филипповского поселения и соседних с ним московских территорий, если вместо 1500 га соснового леса, растущего на песках, над стратегическими запасами природной питьевой воды, появится очередной грандиозный памятник политической халтуре и тупой алчности бизнеса — полигон ТКО? Геологи и экологи едины в том, что состоится экологическая катастрофа на значительной части Владимирской и Московской областей, которая вызовет негативные последствия во всех сферах общественной жизни.

Полигон ТБО
Полигон ТБО
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Социологи поясняют: неизбежны нарастание социально-психологической напряженности, сокращение рабочих мест, демографическая деградация Филипповского поселения и ближайших к нему московских поселений. Экономисты добавляют: это повлечет снижение местного валового продукта, сокращение поступлений в государственный и муниципальный бюджеты. Политологи с уверенностью прогнозируют развитие протестных настроений, радикализацию политической повестки. Специалисты здравоохранения считают, что прибавится и им работы. А по мнению экспертов по чрезвычайным ситуациям, отравление стратегических запасов питьевой воды природного подземного месторождения следует рассматривать как особо опасное преступление.

Молчит лишь владимирская власть. А если не молчит, то отвечает на обращения филипповцев, что всё будет хорошо, по закону. Или уподобляется председателю Законодательного собрания Владимирской области Владимиру Киселеву и его коллегам депутатам, которые «заботливо» сообщают восставшему против мошенничества и беззакония народу: ситуация в Филипповском поселении находится под контролем у депутатов! Кто, что, как и зачем контролирует, то Владимир Николаевич и народные избранники скрывают, очевидно, по причине особой государственной важности.

Депутаты не могут не знать, что, если участок Филипповского леса окажется в частной собственности, он, из-за близости к Москве и транспортным магистралям, будет постоянно находиться в зоне риска. Не случайно свою готовность освоить 1500 га заявила ООО «Кобинат» — бизнес-структура, связанная с печально известной «Хартией», представители которой наведываются в кабинеты Законодательного собрания Владимирской области.

Судьба того, что нормальные люди считают своей Родиной, трагична. Получается, что люди, обладающие формальной властью и тугим кошельком, которых случайно занесло в родной для нас край и совсем не связанные с Владимирщиной, организовали сверхвыгодную «прихватизацию» 1500 га всего за 2,5% их кадастровой стоимости. Приватизацию гослеса, используемого для обеспечения обороны, стоимость которого практически обнулили чиновники владимирского Росреестра.

Виктор Дени. Капитал. 1920 (фрагмент)
Виктор Дени. Капитал. 1920 (фрагмент)

И теперь не сыскать авторов купли-продажи родного филипповцам леса. Бывшая губернатор Светлана Орлова недосягаема: проиграв на выборах Владимиру Сипягину, отбыла в Москву, разумеется, на ответственную государственную должность. Вскоре после купли-продажи 1500 га Филипповского гослеса покинул Владимирскую область и саратовец Александр Нарыков, возглавлявший владимирский Росреестр при Светлане Орловой. Про то, чтобы филипповцы увидели что называется «живых», а не телевизионных Махмудова и Бокарева, не может быть и речи. Миллиардеры — люди мира. Как правило, их семьи обитают за пределами «немытой России», дети постигают науки не в российских вузах. Россия для них — сфера выгодного бизнеса, страна «радушных» чиновников-помощников.

В самом начале своего протестного движения, осенью 2017 года, жители Филипповского поселения разместили в интернете видеообращение к Искандару Махмудову и Андрею Бокареву под названием «Может ли миллиардер быть патриотом в России?». Ответ народ получил, но не прямой. Ответом стали безосновательные попытки посланцев миллиардеров доказать во владимирских арбитражных судах, что 1500 га гослесфонда, отведенные госпредприятию для строительства испытательного полигона, ведения лесного хозяйства и охраны леса, — это не лес, а земли промышленности. Владимирские судьи на эмоции, не обеспеченные должными аргументами и доказательствами, не поддались. Теперь качество их решений оценят в Нижегородском Кремле. Этим займется коллегия Арбитражного суда Волго-Вятского округа.

Кроме владимирцев и москвичей итоги работы надзорного органа ожидает и нижегородская общественность, следящая за развитием беспрецедентной филипповской истории. У защитников своей Родины остается надежда лишь на арбитражных судий и государственных служащих, которые способны выполнить свой долг, соблюсти закон и восстановить справедливость, невзирая на должности и капиталы.

Читайте ранее в этом сюжете: В Крыму планируют рекультивировать одиннадцать мусорных свалок