До недавнего времени казалось, что главные проблемы в обеспечении судоходства по Северному морскому пути (СМП) имеют исключительно внутреннее происхождение. Для тех, кто не в курсе или забыл, коротко напомним. С декабря 2018 года инфраструктурным оператором СМП является госкорпорация «Росатом». Ее главным преимуществом можно считать внушительный ледокольный флот, до количества и качества которого не дотягивается ни одна страна мира. Намного сложнее обстоит дело с инфраструктурой — портами, отлаженной системой перевалки грузов, бесперебойной связью, безопасностью и другими составляющими.

Подошва обуви Nike
Подошва обуви Nike

Первой отсечкой, которая должна доказать профпригодность «Росатома», является 2024 год, когда по майскому указу президента страны объем грузоперевозок по СМП необходимо довести до 80 млн тонн. Следующими важными этапами обозначены 2030-й (полный запуск инфраструктуры и круглогодичное использование) и 2035 годы (превращение СМП в международную водную магистраль).

Выполнять первую задачу изначально предполагалось с опорой на собственные силы и без особой оглядки на зарубежных партнеров. Что не мешало с удовлетворением отмечать, как датская компания Maersk, а вслед за ней китайские, индийские и другие иностранные суда сделали пробные рейсы по Севморпути.

Однако первый тревожный сигнал прозвучал, когда крупнейший контейнерный судовладелец Франции CMA CGM под предлогом заботы о природе отказался использовать арктические маршруты. Вдвойне неприятной (или спланированной?) эта новость стала еще и потому, что была напечатана газетой LeFigaro накануне саммита G7 и за две недели до начала Восточного экономического форума во Владивостоке. За французами потянулись другие игроки и последней (на сегодняшний день) компанией, публично отказавшейся от Севморпути, стал швейцарский контейнерный оператор Mediterranean Shipping Company (MSC).

Танкер компании Mediterranean Shipping Company (MSC)
Танкер компании Mediterranean Shipping Company (MSC)
Frans Berkelaar

Комментируя складывающуюся ситуацию, глава Росморречфлота Юрий Цветков пытался успокоить журналистов тем, что подобные отказы не несут в себе рисков. Тем более, что у нас есть другие «коллеги» в лице Южной Кореи Китая, Японии…

И тут стало известно об инициативе производителя спортивной одежды Nike, обратившегося к «предприятиям и промышленности» не перевозить по СМП свои товары. Непримиримость позиции руководство Nike объяснило так: «Мы сделали чёткий выбор — помочь защитить планету и сохранить Арктику». К этому можно было бы отнестись с определенным снисхождением, поскольку наши контраргументы весьма убедительны.

Во-первых, Севморпуть почти в 2 раза короче, чем прохождение через привычный Суэцкий канал. Это значит, количество используемого топлива и соответствующая нагрузка на экологию здесь значительно меньше.

Контейнеровоз компании CMA CGM проходит Суэцкий канал
Контейнеровоз компании CMA CGM проходит Суэцкий канал
Vyacheslav Argenberg

Во-вторых, за все время освоения Арктики и использования СМП не произошло ни одного значимого происшествия, угрожающего экологии макрорегиона. Комментируя ситуацию для ИА REGNUM, замдиректора по научной работе Арктического и Антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ, Санкт-Петербург) Игорь Ашик сказал: «На мой взгляд, эта тема надуманная и раздутая. Во всяком случае, лично я работаю и изучаю Арктику с 1979 года и за все это время не помню ни одного серьезного случая разлива нефти или каких-то других техногенных катастроф на всей территории Северного Ледовитого океана».

В-третьих, даже если рассуждать о потенциальных экологических катастрофах, то самой проблемной могла бы стать именно разлившаяся в Арктике нефть, но здесь ситуация уверенно движется в сторону полного перехода на СПГ и атомную энергию. Уже с 1 января 2020 года вступают в силу новые требования Международной морской организации (IMO) по снижению содержания серы в судовом топливе и любопытно, что тот же французский перевозчик CMA CGM собирается в ближайшие 5−10 лет полностью перейти на СПГ.

СПГ-танкер
СПГ-танкер
Gazprom.ru

Если же говорить об атомных реакторах, то они вообще имеют нулевой выброс, о чем не устают повторять специалисты «Росатома», предсказывая им большое арктическое будущее.

В-четвертых, в России (кто бы что не говорил), работает достаточно развитое и квалифицированное экологическое сообщество. С его мнением считаются все, а оно не поддерживает радикальный запрет на освоение Арктики.

«Нужно переходить на газ в двигательных установках судов, развивать систему особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в особо чувствительных районах Арктики, тщательно регулировать интенсивность и пространственное распределение антропогенных воздействий через инструменты планирования и управления. Механизмы для этого существуют, они уже хорошо изучены, необходимо сделать их обязательными к исполнению, придав юридический статус», — говорит член рабочей группы ХЕЛКОМ/ВАСАБ по морскому пространственному планированию (Балтийское море), член международной группы по инициативе Синего роста (Черное море) Андрей Лаппо и призывает не сворачивать все начинания в Арктике, а «управлять деятельностью человека на акватории комплексно, основываясь на экосистемном подходе».

В-пятых (а может и во-первых), возникает вопрос: какое серьезное исследование научно доказало неминуемый экологический вред от трафика в арктических льдах? Ответ понятен, и, не имея никаких доказательств, сами возмутители спокойствия из Nike вынужденно пишут: «Увеличение движения судов по арктическим морским маршрутам создает большой риск и потенциально разрушительное воздействие на окружающую среду». Здесь ключевое слово «потенциально». Но вывод делается однозначный — «избегать».

Все происходящее напоминает ситуацию со шведской экологической активисткой Гретой Тунберг, которая в борьбе «за климат» прогуливала школу, дошла до трибуны ООН, от этого лучше в экологии разбираться не стала, но получила мировую известность. И это заставляет всерьез задуматься над тем, с чем может столкнуться Севморпуть при неблагоприятном развитии событий. Ведь самое печальное, что все перечисленные выше контраргументы в информационном противостоянии не работают вообще. Информационные стратегии живут по другим законам и принципам. В них не опираются на факты и логику, а бьют по чувствам и эмоциям.

Грета Тунберг
Грета Тунберг
(сс) European Parliament

Да, пока нам везет. Nike действует без креатива и использует привычные лекала — создали соответствующий интернет-портал, в нем написали правильные слова об экологии, разместили красивые фото (с обязательным белым медведем), перечислили компании (преимущественно американские), которые уже поддержали акцию…

Но не нужно забывать, что США — абсолютный лидер по виртуозному формированию общественного мнения. Это страна, которая в период Великой депрессии гениально использовала «фабрику грез» (Голливуд) как эмоциональную инъекцию для всей нации. Страна, чьи спортивные бренды первыми пришли к идее продвигать и «продавать» не конкретную экипировку, а здоровый образ жизни (а уж как проложить дорогу потребителя ЗОЖ к своей фирме — вопрос технологический). И создается впечатление, что по той же технологии они сейчас пытаются «продать» экологию.

А теперь представим, что тот же Голливуд снимет пару фильмов о катастрофе в Арктике (еще лучше на Севморпути), кто-нибудь из актеров на вручении Оскара поддержит Nike (не сам бренд, а «движение»), в социальных сетях запустят мотивирующий челлендж, известный рэпер зарифмует матерное проклятие сторонникам СМП, а к этому хору подключатся противники меховых изделий и прочие активисты… И все это вместе удачно ляжет на антирусскую истерию.

Так СМП может столкнуться с системным и многуровневым кризисом доверия, с которым будут вынуждены считаться все потенциальные перевозчики. При этом сам Nike получает одни преимущества. Они первыми оседлали общественно значимую тему, что гарантированно поднимает их имидж, а «бескомпромиссная» позиция удачно совпадает с интересами правительства США.

«Как человек с пятнадцатилетним опытом международного сотрудничества могу сказать, что привлечение к экологической полемике лидеров общественного мнения и использование других пиар-технологий очень распространенная практика», —уверяет российский эколог, председатель общественного совета при представительстве Ленинградской области Екатерина Воробьева.

«Недавно ведущие климатологи мира опубликовали документ с призывом обратить внимание на возросшие авиаперевозки как одну из причин изменения климата. Nike про это видимо не знает. А возможно не призывает отказаться от авиаперевозок потому, что его целевая аудитория активно передвигается по миру на самолетах. Арктические экосистемы конечно хрупки, но судоходство, особенно на СПГ и атоме, не окажут здесь решающего негативного воздействия», — говорит Екатерина Воробьева и добавляет, что все-таки не стала бы преувеличивать возможности американского спортивного бренда.

СПГ. Арктика
СПГ. Арктика
Novatek.ru

«Компания Nike не эксперт по части климата. Она может призывать к любым действиям, но трудно представить себе грузоперевозчика, который решил бы изменить маршрут, потому что так сказала компания Nike», — заключает она.

С одной стороны, с экспертом можно согласиться. Бизнес умеет считать деньги, и, имея гарантированную материальную выгоду, он будет в первую очередь руководствоваться ею. Но с другой стороны, все лица, отвечающие за становление Северного морского пути, должны четко осознавать, что им придется столкнуться с жестким противостоянием по многим направлениям. И на информационном поле тоже.