Тегеран теряет своё влияние в Ираке. С первого октября там бушуют массовые демонстрации, уже унёсшие жизни более четырёхсот протестующих. Разъярённые толпы требуют отставки правительства, обвиняя его в чудовищной коррупции, приведшей страну к полному обнищанию.

Знак Корпуса стражей исламской революции (Иран)
Знак Корпуса стражей исламской революции (Иран)

Наряду с антиправительственными лозунгами участники иракской интифады требуют избавления от иранского присутствия и иранского влияния. В священном для мусульман городе Кербела протестующие подожгли иранское консульство. Негодующие демонстранты считают нынешних коррумпированных правителей ставленниками Тегерана. Они возлагают вину на режим Ирана за сохранение у власти в Багдаде неэффективной клептократии.

Такие обвинения не безосновательны. Сразу после начала беспорядков в Ираке в Багдад прибыл именитый командир подразделения «Аль-Кудс» от «Корпуса Стражей Исламской Революции» Касем Сулеймани. Он собрал всю верхушку иракских силовых ведомств и председательствовал на заседании, как сообщает информационное агентство IAEA. Это было беспрецедентным актом манифестации хозяйничества со стороны Ирана. Сулеймани говорил о том, что необходимо срочно подавить восстание. На следующий же день было убито более сотни демонстрантов. К возникновению иракской «небесной сотни» были причастны неизвестные снайперы. Во многих городах в попытках разгона протестующих участвовали иранские дружинники.

Касем Сулеймани требовал в Багдаде неприкосновенности нынешнего правительства и обещал помочь в подавлении интифады. Однако штурмовые бригады иранских аятолл оказались бессильны. Протесты набирают новые обороты, парализуя жизнь в стране. Достаточно напомнить, как протестующим удалось захватить на время порт Басра и приостановить отгрузку экспортной нефти.

Касем Сулеймани
Касем Сулеймани
akkasemosalman.ir

Правительство не уходит в отставку по иранской указке, что умножает негодование митингующих. А тут ещё появляются всё новые сообщения об активном вмешательстве Тегерана. На днях стало известно о встрече лидера иракских шиитов Муктады Ас-Садера с Касемом Сулеймани. А AFP сообщило о совещании глав основных парламентских фракций с командующим «Стражами революции». Согласно публикациям, именно благодаря усилиям Ас-Садера и Сулеймани парламент готов поныне мириться с дальнейшим пребыванием у власти недееспособной группы клептократов.

Однако и тут всё непросто. Лидер иракских шиитов поспешил публично «откреститься» и опроверг сам факт встречи с Сулеймани и даже громогласно осудил убийство четырёхсот демонстрантов. И он просто не мог иначе.

Дело в том, что протестующие против правительства и иранского влияния — иракские шииты, в большинстве. То есть иракские шииты затеяли смуту против засилья иранских шиитов. Всё это очень запутанно, но мы найдём объяснение и этому.

Сегодня в Ираке проживает тридцать семь миллионов людей, более девяноста процентов из которых — мусульмане. Древняя и некогда многочисленная христианская община почти прекратила своё существование. Среди мусульман шииты составляют приблизительно 60%. Американцы опирались именно на эти показатели, когда ввели свои реформы во властных структурах Ирака. Главой правительства там надлежит быть именно шииту. Нельзя говорить сегодня без иронии об американских нововведениях там в свете растущего напряжения в регионе вокруг Ирана. А ведь именно усилия Вашингтона привели к тому, что Ирак — главный соперник Ирана — попал под его гнёт.

Американские танки в Багдаде
Американские танки в Багдаде
Usmc.mil

Так почему иракские шииты восстают против влияния иранских шиитов? На Ближнем Востоке межи ненависти проходят не только по конфессиональному признаку, но и по этническому. Шииты в Ираке — арабы, а шииты в Иране — преимущественно персы. Унёсшая около миллиона жизней война между Ираном и Ираком была в некоторой степени войной между арабскими и иранскими шиитами. Конфессиональная тематика была тогда второстепенна и никак не способствовала усмирению кровожадности с обеих сторон.

Американская попытка задействовать в Ираке сбалансированную конфессионально и этнически систему управления привела на время к шиитской гегемонии, нашедшей опору в Тегеране. Но и это оказалось временным и зыбким.

Децентрализация власти и сокрушение государственных институтов и армии Ирака привели к появлению громадных террористических образований среди суннитов (включая запрещённую в РФ организацию ИГ). Ликвидация большей части террористических орд изменила баланс сил в пользу шиитов, казалось бы. Но тут воинственно настроенные шииты вместе с обычной массой недовольных в Ираке вышли на улицы против опостылевшей власти. Они указали на виновных в их обнищании. В Тегеране бы рады обвинить Израиль, но слишком уж сложно было это сделать в создавшейся ситуации. А вот обвинить Иран при его грубом вмешательстве в дела соседа — это оказалось органично. Не хотят арабы жить под персидским игом, и всё тут!

Касем Сулеймани проигрывает партию там, где вовсе не ожидал. Он не сумел помочь правительству в Ираке. И что делать дальше? Мириться с протестами — это быть свидетелем, как Ирак постепенно выходит из сферы влияния Тегерана. Потопить интифаду в крови — опасно. Можно навлечь на себя ещё более отчаянное восстание.

И что делать? Вернуться в собственные границы Ирана?