Cont.ws

Александрийский патриарх Феодор II вчера, 8 ноября, на литургии в Каире в присутствии многочисленных епископов впервые помянул главу Православной церкви Украины Епифания как предстоятеля автокефальной Церкви. По церковным нормам это означает признание ПЦУ.

Патриархат Александрии и всей Африки стал третьей Церковью, которая решила поддержать Православную церковь Украины, созданную в декабре прошлого года с благословления Константинопольского патриархата. Ранее, в середине октября это сделала Элладская православная церковь. В начале ноября в интервью «Комсомольской правде» председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион так ответил на вопрос, может ли кто-то из других поместных Церквей последовать примеру греков: «Я очень надеюсь на то, что ни одна поместная Церковь не последует этому печальному примеру». Надежды не оправдались. Русская православная церковь с глубокой скорбью восприняла решение патриарха Александрийского Феодора II признать раскольническую Православную церковь Украины и внести имя ее главы Епифания в диптих, заявил РИА Новости заместитель главы ОВЦС протоиерей Николай Балашов. Он отметил, что дальнейшее суждение по этому вопросу будет иметь Священный синод. Практически этими же словами отец Николай до того реагировал на действия Элладской церкви. И сколько раз и когда ему придется их повторить в будущем?

Патриарх Феодор II
Патриарх Феодор II
(сс) Saint-Petersburg Theological Academy

Так что сложившаяся ситуация требует оценки. Попробуем дать предварительный анализ. Как заявляют в пресс-службе Русской церкви, признание Феодором II неканонической ПЦУ делает невозможным его поминовение. Но, во-первых, тогда становится еще более очевидным то, о чем мы уже, впрочем, писали: действия Московского патриархата в «большой церковной игре» в рамках «признания — не признания» и «разрыва отношений — не разрыва» делают ее уязвимой, затягивая в дебри канонически-юридической казуистики. Тем более после того, как Русская церковь приняла неоднозначное решение по части Элладской церкви, решив не поминать за богослужениями ее предстоятеля архиепископа Иеронима II и тех архиереев, которые «вступили или вступят в таковое общение с представителями украинских неканонических раскольнических сообществ». Не благословляется «совершение паломнических поездок в епархии, управляемые означенными архиереями», говорилось также в постановлении Священного синода Русской церкви. А как теперь Московскому патриархату реагировать на действия александрийского патриарха? Идти по прежнему пути, деля его архиереев на «чистых» и «нечистых», и не благословлять верных Русской церкви ездить в Египет?

Во-вторых, для многих неожиданностью стало то, что после Элладской церкви следующим, кто заявил о признании ПЦУ, стал именно Александрийский патриархат. Ведь Феодор II учился в Одессе, был представителем Александрийского патриархата на Украине, знает русский язык, все это время открыто выражал симпатии и поддержку канонической Украинской православной церкви Московского патриархата и ее предстоятелю митрополиту Онуфрию. «Почти год он (александрийский патриарх — С.С.) не признавал так называемую ПЦУ, и только теперь озвучил такое, мягко говоря, странное решение, не обосновав его никакими церковными канонами, — заявил ТАСС глава информационно-просветительского отдела УПЦ МП митрополит Климент. — Если бы были какие-то предпосылки для признания так называемой ПЦУ, то александрийский патриарх должен был бы это сделать еще зимой прошлого года, когда эта квазицерковная структура была создана, а не ждал бы столько времени. Своим решением он предал верующих УПЦ, которые видели в этом иерархе защитника церковных канонов, переданных нам от святых отцов». В чем же причина разворота Феодора II? По мнению митрополита Климента, дело в «существовании внешних факторов далеко нецерковного характера». Каких?

Митрополит Климент
Митрополит Климент
Makarios30

Отсюда, в-третьих, нужна грамотная диагностика происходящих процессов. Первоначально, когда в январе этого года после вручения константинопольским патриархом Варфоломеем томоса об автокефалии главе ПЦУ митрополиту Епифанию начиналась борьба за признание в православном сообществе новой Церкви, третьим участником ее был президент Украины Петр Порошенко. Его вовлечение создавало кампании имидж антироссийской и направленной как против УПЦ МП, так и Русской церкви. Однако после того, как Порошенко по итогам президентских выборов сменил Владимир Зеленский, который публично дистанцировался от церковного конфликта и вопросов признания ПЦУ, стало казаться, что дело вовсе не в Московском патриархате и находящихся в общении с ним украинских православных. В то время, как новые светские власти Украины и Россия в разной степени, но выдерживали принцип разделения дел церковных и государственных, все более и более активно вел себя Вашингтон. Государственный департамент США не стеснялся и не стесняется работать как по закрытым каналам, так и по линии публичной дипломатии, поддерживая Фанар и ПЦУ.

И вроде бы все говорит о том, что приоритет Вашингтона — это Православная церковь Украины. Но если обратить внимание на географию действий американской дипломатии на церковном направлении, то заметно, что она на 99% укладывается в контуры владений бывшей Османской империи. Вот и сейчас первой, кто после Константинопольского патриархата признала ПЦУ, стала Элладская церковь, то есть Греция. Вторым — Александрийский патриархат, то есть Египет. Афины и Каир находятся в напряженных отношениях с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Совпадение ли то, что именно они вышли на передний план в «большой церковной игре»? Многое будет понятно по тому, какая Церковь последует за ними. Так, вскоре на Кипр, еще одно государство, конфликтующее с Турцией, должен прибыть патриарх Феодор II. Формальный повод — торжества по случаю 1400-летия святителя — патриарха Александрийского Иоанна Милостивого (память совершается в день его упокоения, 25 ноября).

Если Кипрская православная церковь провозгласит признание Православной церкви Украины, можно будет допустить, что под предлогом «украинского вопроса» идет возрождение влияния Константинопольского патриархата на его канонической территории времен расцвета Османской империи, когда он менял глав Церквей и диктовал патриархам. Такой же вывод логичен, если о признании ПЦУ заявят Иерусалимский или Антиохийский патриархат. Тем временем, как сообщает сайт госдепартамента, посол США по особым поручениям по международной религиозной свободе Сэм Браунбэк собирается 11 ноября посетить Сербию, а 15 ноября — Черногорию, которые когда-то тоже были под османами. В Белграде он планирует встретиться с патриархом Сербским Иринеем, в Подгорице — с «местными религиозными лидерами». Судя по всему, Фанар и Вашингтон «сшивают» церковное пространство бывшей Османской империи на линии Балканы — Северная Африка — Ближний Восток в единое целое. Понять бы еще, зачем.