Не успели отгреметь баталии в СМИ на тему скандального заявления Александра Лукашенко о том, что Белоруссия всегда была заложницей политики России и что войны с императором Наполеоном, кайзером Вильгельмом и фюрером Гитлером, по сути, были чужими для республики войнами, как белорусский госагитпроп вновь подбросил дровишек в разгорающийся костёр уже не информационного, а идеологического конфликта.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сейчас государственная машина пропаганды белорусской власти изо всех сил доказывает, что Лукашенко «не так поняли». Что мы имеем дело с информационным искажением, а не с конфликтом ценностей, который, как известно, имеет более глубокие корни и не поддаётся корректировке в случае столкновения позиций.

Пропагандистская машина Лукашенко обвиняет Россию в искажении истории, подчёркивая, что в Белоруссии не переименовывали городов и не отменяли праздник 7 ноября, не меняли название «милиция» на «полиция», ибо в Белоруссии не любят полицаев. И памятники Великой Отечественной стоят в целости и сохранности.

Колонна помощников Люфтваффе при СБМ (Союз белорусской молодёжи). 1942
Колонна помощников Люфтваффе при СБМ (Союз белорусской молодёжи). 1942

Все эти бурные эмоции стали ответом на упрёк, высказанный Дмитрием Медведевым Александру Лукашенко по поводу его заявления, что «это были не наши войны». Упрёк достаточно мягкий и дипломатически корректный — дескать, недоумение испытываем мы, слушая такие вот слова. Но Лукашенко не зря спровоцировал этот скандал, ему нужен был повод для продолжения, и он этот повод получил.

Прежде всего надо сказать, что та версия истории, которую выстраивают в Белоруссии по новому политическому заказу, не выдерживает никакой критики с точки зрения принципов историзма. И белорусский официоз тут насилует историю точно так же, как её насилуют и в Прибалтике, и на Украине. Но там же у власти русофобы, а что в Белоруссии?

Официальный Минск стал позиционировать республику так, как будто она всегда была не губернией в Российской империи или республикой в СССР, а особым маленьким государством, через которое не по его воле прокатывались войны больших империй, где срединная территория вынужденно оказывалась театром их военных действий.

Обыгрывая термины «милиция» и «полиция», пропагандисты официального Минска жульничают, стараясь вызвать у россиян определённые эмоции. Забывая при этом, что до СССР в Белоруссии, как и повсюду в единой Великой России, была полиция, и никаких проблем этот термин не вызывал. В этой связи хотелось бы напомнить дремучему белорусскому госагитпропу, что полиция — это термин, который происходит от греческого слова «полис», поселение, город, а не от немецкого слова «полицай». Передёргивает белорусская пропаганда, глупо передёргивает, но это просто «штрихи к коллективному портрету».

Лгут официозные белорусские историки и относительно объяснения причин войн с Наполеоном и кайзером. Дескать, Россия сама толкнула Наполеона на вторжение, приняв участие в битве при Аустерлице, а кайзера спровоцировали проведением мобилизации. Здесь ложь в каждом слове. Поэтому вынуждены провести небольшой исторический ликбез для белорусского госагитпропа.

Франсуа Жерар. Наполеон при Аустерлице
Франсуа Жерар. Наполеон при Аустерлице

В битве при Аустерлице с Наполеоном участвовала целая коалиция стран, с которой Франция намного раньше успела вступить в войну из-за колоний, и вторжение в Россию было произведено по причине отказа Александра I Наполеону в разделе Пруссии и Германии.

Именно после этого отказа Александра I Наполеон начал поход на Россию, а вовсе не из-за битвы у Аустерлица. И так как территория будущего Северо-Западного края исторически всегда была частью Большой России, поход начался с прохождения армии французов через её западные провинции.

В Первой мировой войне тоже всё было не так. Конфликт с Германией произошёл из-за убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево. После которого Сербию, находящуюся под покровительством России, атаковала Австрия, находящаяся под покровительством Германии. Войну спровоцировала Англия, но война никак не разгоралась.

Никакая мобилизация не может быть основанием для начала войны, тут идеологи официального Минска лгут просто беспредельно. Больше того, войну России объявила именно Германия, после чего перешла к обороне. И полгода войска стояли на месте, не предпринимая никаких действий. На их начале Россией настояла именно Антанта, прежде всего та же Британия.

Белоруссия всегда была частью России и никогда не была субъектом мировой политики. Не является она им и сейчас, несмотря на все потуги Лукашенко изобразить себя «суверенным политиком». Весь лукашенковский «суверенитет» оплачен Россией. Не будет дотаций — назавтра накроется медным тазом весь «суверенитет» и «белорусское экономическое чудо».

Кто не верит, пусть прочитает в журнале The Wall Street Journal статью под названием «Обособленный курс союзника России меняет расчёты Запада». Там чёрным по белому написано:

«США и другие приближают Беларусь на расстояние вытянутой руки, после того как Кремль сделал пример из Украины. Западные правительства действуют, чтобы укрепить авторитарного, независимо мыслящего президента Беларуси Александра Лукашенко, волнуясь, что поглощение его страны Россией может изменить баланс сил в Европе.

Эта поддержка тем не менее ограничена страхами, что, приблизившись слишком близко к Минску, можно спровоцировать интервенцию России. Некоторые командиры NATO считают, что белорусские военные и спецслужбы уже, так или иначе, попали под влияние Москвы».

Владимир Путин и Александр Лукашенко на совместных военных учениях
Владимир Путин и Александр Лукашенко на совместных военных учениях
Kremlin.ru

То есть на Западе увидели и оценили усилия Лукашенко по дистанцированию от России и вполне считают его своим, а не российским союзником. Весь вопрос лишь в темпах ухода Лукашенко на Запад: надо двигаться постепенно, чтобы не спровоцировать Россию на «второй Крым». И потому Запад сейчас всячески укрепляет Лукашенко, благословляя его на конфликт с Россией.

Вот откуда растут ноги у лукашенковских заявлений на тему «не наши войны». В России его поняли именно так, как было нужно, а не так, как он хотел бы изобразить. Так, как он сигнализировал на Запад, объявляя уже не информационную, а ценностно-историческую войну России.

Всё, что сейчас говорит и делает Лукашенко, — это развитие разворота Белоруссии в противоположный политический лагерь. Для этого белорусов перекрашивают в новую идентичность. Католическую, латиноязычную, центрально-европейскую, польско-литовскую. Уже на уровне трактовок истории, не имеющей ничего общего с Россией и тяготеющей к Польше, — та тоже во всех своих бедах обвиняет Россию, начиная со Смутного времени.

Лукашенко всеми силами демонстрирует единомыслие с коалицией западных противников России. И делает это тот, кто все годы от распада СССР до февраля 2014 (переворота в Киеве), призывал к восстановлению СССР. И когда Россия вдруг изменила курс и приняла приглашение, Лукашенко мгновенно развернулся и бросился в противоположную сторону. И после этого он упрекает Россию в непоследовательности?

Очередным подтверждением истинных намерений Лукашенко в отношении создания Союзного государства является уже произошедший срыв сроков согласования так называемых «дорожных карт» — перечня мероприятий по интеграции с указанием сроков. Это согласование должно было произойти 11−12 ноября, но Лукашенко вместо этого объявил, что он «едет в Австрию». И потому ничего согласовывать не может.

А ведь эта дата была условием подписания 8 декабря договора по мерам экономического характера в Союзном государстве. И потому можно сказать твёрдо: скорее всего, будут правы те, кто утверждал, что Лукашенко будет саботировать все сроки и все процедуры по углублению союзной интеграции, а если и вынужденно подпишет, то выхолостив их до полной бессмысленности, а то, что подпишет, откажется выполнять.

Чтобы оправдать эти свои намерения, Лукашенко намеренно затеял информационную войну, плавно перешедшую в войну идеологическую. С фальсификацией истории и всеми сопутствующими процессу разрыва отношений эксцессами. Россия уже устала делать вид, что ничего не происходит, и сглаживать одно скандальнее другого заявления Лукашенко. Не среагировать в этот раз Россия уже себе позволить не могла.

Евросоюз. Россия и Белоруссия
Евросоюз. Россия и Белоруссия

И хотя в данном случае ответ давал Дмитрий Медведев, ясно, что это позиция Владимира Путина. И то, в каком разнузданном ключе последовали ответы, говорит, что они предназначены не Медведеву, а Путину. Лукашенко выбрал тон, в котором он говорит с Путиным, и через своих чиновников озвучивает свою позицию именно Путину.

Все попытки подать дело так, что Медведев как бы не понял Лукашенко, выдернул его слова из контекста, а тот ему раздражённо ответил, являются лукавством. На том уровне, где живут и действуют люди типа Лукашенко и Медведева, так не бывает. Тут все всё понимают правильно.

Россия вынуждена реагировать — пока она отменила перетаможку своей нефти Белоруссией, что стоило бюджету Белоруссии потери 420 миллионов долларов в год. Если сорвутся переговоры и 8 декабря, то будут приняты и другие неприятные для белорусской экономики решения.

Для Лукашенко всё самое тяжёлое только начинается. Он сделал стратегическую, самую страшную ошибку своей жизни — посчитал Россию слабой, а Запад сильным. И решил выбрать сильного, чтобы к нему примкнуть в надежде получить награду за правильный выбор. Именно отсюда такой тон в адрес России и вся эта система сигналов в отношении Запада.

Однако при всём самолюбии и при всех амбициях Лукашенко ошибся в расчётах. У него был шанс стать одним из двух отцов-основателей возрождённой страны. Вместо этого он выбрал судьбу Мазепы, решив выгадать на споре между двумя мировыми центрами силы. В итоге он попадёт между молотом и наковальней, а от его фальшивого суверенитета не останется и следа.

Густав Олаф Цедерстрем. Карл XII и гетман Мазепа после Полтавской битвы
Густав Олаф Цедерстрем. Карл XII и гетман Мазепа после Полтавской битвы

Россия, встав на путь восстановления территориального единства исторической государственности, возврата территорий исторической России, не свернёт с него, сколько бы времени на это ни потребовалось. Зависимость от российских ресурсов и отсутствие им альтернативы не оставляет официальному Минску шансов на то, что вместо России его будет содержать Запад.

Попытка шантажировать и Россию, и Запад, одновременно предавая и тех, и других, — это путь к заговору и путчу, который ему устроит Запад, когда ему надоест наблюдать за манёврами Лукашенко.

Создать автономное белорусское герцогство с польско-литовской идентичностью и наследственной властью у Лукашенко не выйдет. На очередном вираже истории его выбросят из кареты его же ближайшие чиновники. Зась и Макей уже на низком старте.

Все самые главные ошибки в своей жизни Лукашенко уже совершил, последовательно лишая себя надёжного союзника в лице России и веря, что нашёл его в лице бандеровской Украины и блока западных государств. Судьба Хусейна, Милошевича, Каддафи его ничему не научила. Теперь не остаётся ничего другого, как просто дать начатому им процессу завершиться естественным путём.