Вторжение в северную Сирию, которое в Турции назвали операцией «Источник мира», напоминает об ещё одном вторжении, произошедшем на Ближнем Востоке в разгар гражданской войны: в 1982 году Израиль вторгся на территорию Ливана. Тогда израильтяне также говорили о необходимости создания буферной зоны, которая якобы принесёт мир, пишет Ашер Кауфман в статье для издания The Foreign Policy.

Турецкий боец
Турецкий боец
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: The Hill: чем китайский «апокалипсис» опасен для США?

Война в Ливане в конечном итоге привела к гибели тысяч мирных жителей, появлению «Хезболлы» и 18-летней оккупации, которая завершилась только после затяжной партизанской войны. Операции Израиля также носили умиротворяющие названия, например одна из них называлась «Мир Галилее». Помимо созвучных названий, также существует ряд общих черт между израильскими операциями и операцией Турции, на которые стоило бы обратить внимание при оценке возможных последствий нынешней ситуации, сложившейся в северной Сирии.

Вторжение Израиля в Ливан началось в 1978 году после создания зоны безопасности в южной части страны. Израиль пытался оттеснить палестинские группировки от своих границ, которые использовали этот район в качестве плацдарма для проведения насильственных операций против Израиля. Вооружённые силы Израиля активизировали свои действия в июне 1982 года, начав полномасштабное вторжение с целью искоренения палестинских группировок и дестабилизации палестинского национального движения, а также для того, что вытеснить сирийские силы из страны и создать произраильское правительство в Бейруте.

Подбитый израильский танк «Меркава 1» в Ливане. 1982 года
Подбитый израильский танк «Меркава 1» в Ливане. 1982 года

Вторжение Израиля действительно вынудило палестинские группировки покинуть Ливан, однако остальные цели Израиля потерпели крах. Фактическим результатом вторжения стало то, что Израиль расширил и укрепил свой пояс безопасности на юге Ливана, поддержав местное ополчение, армию Южного Ливана (ОАС), а затем провёл следующие 18 лет, защищая эту буферную зону от атак со стороны «Хезболлы». Израилю не удалось изгнать сирийские силы или создать произраильское правительство в Бейруте.

Фактически буферная зона сама по себе мало что сделала для укрепления защиты Израиля. В итоге вооружённым силам Израиля пришлось сосредоточиться только на защите зоны безопасности, что фактически и превратилось в ключевую цель всей оккупации. Вторжение также оказало негативное влияние на глобальное положение Израиля. Чрезвычайное насилие, к которому прибегнул Израиль во время вторжения, а также тысячи жертв среди мирного населения и, наконец, массовые убийства палестинских беженцев в 1982 году подорвали моральный имидж Израиля и усилили международную поддержку палестинской борьбы за самоопределение. С этим было связано одно из первых открытых столкновений между администрацией США и правительством Израиля.

В итоге Израиль был изгнан из Ливана в мае 2000 года, а «Хезболла» использовала эту победу для дальнейшего укрепления своей власти в стране. Армия Южного Ливана распалась без поддержки со стороны Израиля, а тысячам солдат ОАС пришлось спасаться бегством вместе со своими семьями, поскольку они опасались возмездия за сотрудничество с сионистским врагом.

Солдаты «Хезболлы»
Солдаты «Хезболлы»
Khamenei.ir

На фоне турецкого вторжения в Сирию мы могли бы извлечь несколько уроков из опыта Израиля в Ливане. Во-первых, можно сказать, что оба государства часто используют гуманитарный предлог для продвижения своих геополитических интересов. В случае с Израилем и Ливаном официальные лица решили оправдать вторжение Израиля, заявив о желании оказать помощь христианам, которых изобразили как преследуемое меньшинство в арабском государстве, в котором доминирующую роль играют мусульмане. Подобные заявления должны были скрыть истинные намерения Израиля, который в 1982 году стремился преобразовать Ближний Восток. Установив произраильское правительство в Бейруте, ослабив режим в Дамаске и вытеснив палестинские группировки, архитекторы израильского вторжения рассчитывали на то, что Израиль превратится в бесспорного регионального гегемона.

Турция также объявила о своей попытке создать зону безопасности на севере Сирии, руководствуясь якобы исключительно гуманитарными намерениями. Гуманитарный предлог является важным элементом дипломатической тактики, используемой для защиты Анкары от критики со стороны европейских столиц и сокрытия её реальных намерений.

Читайте также: Bloomberg: глобальная экономика вернется в период холодной войны?

Фактически амбиции Турции выходят далеко за рамки уничтожения курдской автономии в Сирии и предусматривают также вытеснение сирийских курдов из приграничных районов. Кроме того, вторжение в Сирию должно направить мощный сдерживающий сигнал курдам, проживающим на территории Турции. Также вторжение опирается на турецкий национализм, который президент Турции Реджеп Эрдоган продвигает на протяжении более десяти лет, изображая Турцию в качестве защитника суннитского ислама. Эрдоган переориентировал региональные амбиции страны на восток, на земли, где когда-то доминировала Османская империя.

Турецкие танки. Сирийско-турецкая граница
Турецкие танки. Сирийско-турецкая граница
Ktwop.com

Правительство в Анкаре, возможно, также готовится к долгосрочному пребыванию на территории Сирии. По этой причине Анкаре следовало бы обратить внимание на историю вторжения Израиля в Ливан. Следствием продолжительной оккупации станет существенное сокращение военных, экономических и дипломатических ресурсов, а также широкомасштабное вооруженное сопротивление, которое может разжечь межконфессиональную напряжённость по обе стороны границы.

Турецкое правительство, возможно, не учло долгосрочные последствия своего вторжения в Сирию, но, как гласит история, вторжение Израиля в Ливан имело серьёзные, долгосрочные последствия для Израиля и Ближнего Востока в целом. Турецкая военная операция может изменить региональный баланс сил в будущем.