Господство Китая в отрасли редкоземельных металлов (РЗМ) стало следствием 40-летней кампании, проводимой китайским государством. Теперь на долю Китая приходится от 80% до 90% добычи и переработки редкоземельных металлов, а также использования РЗМ в производстве конечной продукции, пишет Дэвид Урен в статье для издания The Strategist.

Дракон
Дракон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Project Syndicate: тори могут пасть жертвой «успеха» страны после Брексита?

Мировой рынок РЗМ имеет скромные размеры — общая стоимость продукции, добываемой на рудниках, составляет всего около $4 млрд. Однако за последние два десятилетия использование РЗМ в производстве высокотехнологичной продукции увеличилось.

Китай добывает РЗМ с 1950-х годов, сначала в качестве побочного продукта добычи полезных ископаемых в горнодобывающем районе Баян-Обо, расположенном во Внутренней Монголии. В начале 1960-х гг. Китай создал исследовательский институт по изучению редкоземельных элементов вблизи рудника Баян-Обо. Однако до 1970-х годов добыча РЗМ носила кустарный характер, пока китайский ученый-химик Сюй Гуансянь, сыгравший ключевую роль в реализации ядерной программы Китая, не разработал метод разделения различных редкоземельных элементов, которые обычно встречаются в руде.

Производство редкоземельных элементов на руднике Баян-Обо увеличилось с 1 тыс. тонн в конце 1970-х годов до 11 тыс. 860 тонн в 1986 году, превысив уровень добычи в Соединённых Штатах. Период между 1970-ми и началом 1980-х годов связан с интенсивным ресурсным национализмом, проявившим себя по всему миру. В этот период создали Организацию стран — экспортёров нефти (ОПЕК), появились различные объединения производителей, добывающих бокситы, медь, олово, уран или железную руду.

Редкоземельный рудник в Баян-Обо. Снимок NASA Earth Observatory
Редкоземельный рудник в Баян-Обо. Снимок NASA Earth Observatory

Когда культурная революция утихла, администрация Дэн Сяопина сосредоточила своё внимание на экономическом развитии Китая: эксплуатация природных ресурсов и получение добавленной стоимости вошли в список приоритетных направлений. В 1986 году Сяопин утвердил национальный план исследований и разработок в области высоких технологий, чтобы помочь Китаю «закрепиться на мировой арене», добиться прорывных результатов в ключевых технических областях, затрагивающих национальную экономику и безопасность КНР, а также обеспечить «скачкообразное» развитие в ключевых областях высоких технологий, в которых Китай должен получить «относительные преимущества или занять стратегические позиции».

В 1992 году, во время посещения Внутренней Монголии и горнодобывающего района Баотоу, Сяопин заявил:

«На Ближнем Востоке есть нефть, а в Китае — редкоземельные металлы: на долю редкоземельных месторождений Китая приходится 80% выявленных мировых запасов, что можно сравнить с запасами нефти на Ближнем Востоке. Это имеет чрезвычайно важное стратегическое значение. Мы должны быть уверены в том, что используем редкоземельные элементы надлежащим образом и в полной мере воспользуемся преимуществами, которыми мы обладаем благодаря редкоземельным ресурсам».
Дэн Сяопин
Дэн Сяопин
Dutch National Archives

Политику Сяопина в отношении редкоземельной отрасли продолжил его преемник Цзян Цзэминь, который во время аналогичного визита в Баотоу в 1999 году заявил, что задача Китая состоит в том, чтобы «превратить ресурсное преимущество в экономическое превосходство». Производство РЗМ в Китае существенно увеличилось, достигнув 50 тыс. тонн к 1996 году и 120 тыс. тонн к 2010 году.

Наиболее ярким примером того, как китайское государство стремится получить в свои руки контроль над индустрией редкоземельных элементов, является покупка в 1997 году дочерней компании General Motors Magnequench, которая в начале 1980-х годов разработала и запатентовала технологию изготовления постоянных магнитов с использованием редкоземельного неодима (в то же время японская компания Sumitomo Metals запатентовала другой метод изготовления постоянных магнитов из РЗМ).

В середине 1990-х компания General Motors проводила корпоративную реструктуризацию, что привело к потере некоторых дочерних компаний. Дочернюю компанию по производству постоянных магнитов продали КНР за $70 млн. Вокруг сделки возникло множество споров, власти США потребовали, чтобы китайские покупатели, по крайней мере, в течение следующих пяти лет не выводили активы компании из США. Также от Китая потребовали, чтобы в обмен на сделку Китай разрешил General Motors создать сборочную линию в КНР.

Заполучив дочернюю компанию General Motors, Китай открыл параллельный бизнес по производству постоянных магнитов в Тяньцзине. В 2002 году, на следующий день после истечения пятилетнего срока, производственные операции в США были закрыты, а все производственные мощности вывезены в Китай. США удалось восстановить лишь часть утраченных возможностей в сфере производства постоянных магнитов.

Тяньцзинь
Тяньцзинь
(сс) David290

Читайте также: Project Syndicate: что ЕС собирается делать со своим самым опасным врагом?

Китайские инвесторы продолжают вести активную деятельность, чтобы получить контроль над редкоземельными месторождениями по всему миру, в том числе в Австралии, в которой действуют такие компании, как Arafura и Northern Minerals.

Опасения, связанные с тем, что Китай может использовать свое доминирующее положение в редкоземельной промышленности в качестве оружия в рамках своей торговой войны с США, возникли после того, как председатель КНР Си Цзиньпин посетил ведущего производителя редкоземельных металлов и магнитов JL Mag в июне 2019 года, через несколько дней после того, как США объявили о запрете экспорта чувствительных технологий китайскому телекоммуникационному гиганту Huawei.

Си Цзиньпин
Си Цзиньпин

Цзиньпин заявил, что РЗМ — это невозобновляемый ресурс, имеющий стратегическое значение. «Мы должны твердо понять стратегическую основу технологических инноваций, освоить больше ключевых технологий и занять господствующие высоты в сфере развития промышленности», — сказал он.