Известны неоднократные разъяснения министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и его заместителя Игоря Моргулова о том, что «совместная хозяйственная деятельность» (СХД) с Японией на Курильских островах возможна лишь при соблюдении гражданами Страны восходящего солнца российского законодательства на этих суверенных территориях нашей страны.

Наши острова
Наши острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Поэтому, думается, не случайно в ответе МИД РФ на запрос ИА REGNUM по поводу условий, на которых будет в рамках СХД осуществлен пилотный тур на территорию южных Курил японских граждан, внешнеполитическое ведомство, видимо, пожелав переложить ответственность на вышестоящую инстанцию, сослалось на личную договоренность о формате поездки между президентом РФ Владимиром Путиным и премьер-министром Японии Синдзо Абэ. В ответе говорится: «Применительно к организационным вопросам пилотного тура на острова Кунашир и Итуруп в рамках совместной хозяйственной деятельности (СХД) на южных Курилах, который планируется в соответствии с договоренностями лидеров двух стран, достигнутыми в ходе их встреч в Осаке в июне с. г. и во Владивостоке в сентябре с. г., с японской стороной по дипломатическим каналам зафиксировано понимание о том, что процедуры въезда-выезда, предусмотренные Соглашением 1991 г., не будут автоматически распространяться на тестовые мероприятия в рамках СХД».

Президент России Владимир Путин на встрече с Премьер-министром Японии Синдзо Абэ. 29.06.2019
Президент России Владимир Путин на встрече с Премьер-министром Японии Синдзо Абэ. 29.06.2019
Kremlin.ru

Однако, как выяснилось, главы стран воспользовались именно Соглашением 1991 г., которое сугубо из гуманитарных соображений предусматривало взаимное безвизовое посещение гражданами двух стран определенных территорий России и Японии. В случае Японии это право предоставлялось главным образом престарелым бывшим жителям Курильских островов для посещения могил захороненных там родственников. Распространение же такой гуманитарной привилегии на всех граждан Японии является не чем иным, как серьезной уступкой требованиям японского правительства, категорически отказывающегося допускать на Курилы японских туристов по российским визам. Не приходится говорить, что такая беспрецедентная практика вступает в противоречие с Конституцией РФ, провозглашающей суверенитет России на всех Курильских островах, и существующим законодательством РФ о правилах въезда иностранных граждан на территорию нашей страны. Да и является фактическим признанием японских притязаний на российскую территорию.

Подобная уступка вызывает тем большее недоумение, что незадолго до пилотного тура премьер-министр Абэ во всеуслышание вновь заявил о «суверенитете Японии» на принадлежащих России всех южных Курилах, опровергнув распространяемые в Японии и России слухи о якобы его согласии ограничить требования к нашей стране Малой Курильской грядой (Шикотан и Хабомаи).

Вот уточненный перевод слов Абэ с трибуны парламента Японии, произнесенных 8 октября сего года: «Северные территории — это острова, на которых наша страна имеет суверенитет. В позиции правительства (по этому вопросу) изменений нет. Последовательная позиция японской стороны на переговорах (с Россией) состоит в том, что объектом переговоров является вопрос о принадлежности четырех островов». Ответ последовал на высказывание депутата парламента от Народно-демократической партии Японии Кэнта Идзуми: «Не приведет ли это (согласие ограничить требования к России двумя островами — А. К.) к продаже Японии?»

Кэнта Идзуми
Кэнта Идзуми

В свете этого не оставляющего никаких сомнений о намерении японского правительства и лично Абэ добиваться отторжения всех российских южных Курил, предоставление права безвизового посещения «спорных островов» всем гражданам Японии является произвольным решением и нарушением существующего законодательства Российской Федерации.

Читайте развитие сюжета: «Пилотным туром» японцев на Русские Курилы заинтересовались американцы