О тех событиях Второй мировой войны и о том, как ним относятся современные норвежцы, ИА REGNUM попросило рассказать петербургского историка, автора документального фильма «Сквозь фьорды» Руслана Тихомирова.

Морские пехотинцы Северного флота на палубе катера проекта МО-4
Морские пехотинцы Северного флота на палубе катера проекта МО-4

Руслан, насколько важна со стратегической точки зрения была Петсамо-Киркенесская операция?

О ее значении говорит хотя бы тот факт, что она входила в число знаменитых «десяти сталинских ударов». И если совсем коротко, то ее задачами было, во-первых, разгромить немецкую группировку на Крайнем Севере и освободить от врага Кольский полуостров, а во-вторых, лишить немцев военно-морских баз в Северном море (прежде всего, в Киркенесе).

Сейчас вы преподаете историю студентам, а что, на ваш взгляд, должен знать о Киркенесе среднестатистический российский школьник?

Что это небольшой норвежский город, земля которого обильно полита кровью советских солдат. Что это символ дружбы и взаимопонимания между Россией и Норвегией. Норвежцы, особенно старшее поколение, любят говорить о том, что за всю многовековую историю русский солдат ступал на их землю только один раз. Причем как освободитель. Они это хорошо помнят.

Советская десантная группа направляется в Киркенес, Норвегия
Советская десантная группа направляется в Киркенес, Норвегия

Как и почему вы вообще увлеклись этой темой?

Примерно с 2009 года я начал достаточно активно общаться со своими мурманскими коллегами — историками и поисковиками. Они рассказали мне очень много интересного о тех событиях. Кроме того, у меня большое число друзей в Норвегии, поэтому я узнавал эту историю одновременно с двух сторон. А когда наткнулся на небольшую статью, где был использован термин «забытый союзник Красной армии», то она невольно послужила для меня неким последним пазлом. Тогда я начал не просто погружаться в материал, а уже работать над сценарием.

Не является ли фраза о «союзнике» определенным допущением или преувеличением?

Никто не отрицает существования в оккупированной Норвегии коллаборационистского Национального правительства Квислинга. Но не надо забывать и то, что вместе с норвежским королем в Англию ушел весь военный, торговый и рыбацкий флот, который участвовал в борьбе с нацистами на протяжении войны. Не надо сбрасывать со счетов и наличие серьезного движения сопротивления, которое снабжало антигитлеровскую коалицию разведданными. И хоть говорить о масштабном партизанском движении там не приходится, но крайне удачные и болезненные для немцев операции подпольщиков были. Самая известная из них — серия диверсий, в результате которых немцы лишились возможности производить тяжелую воду для атомного оружия. Об этом, кстати, снято много фильмов. Среди последних — норвежский сериал «Битва за тяжелую воду».

Тогда самое время поговорить о вашем фильме «Сквозь фьорды». Он во многом построен на кадрах кинохроники. Они соответствуют событиям, и если да, то где вы их взяли в таком объеме?

Мы заказывали хронику на «Ленфильме», частично получили ее в Мурманске. Поэтому никаких допущений по видео в фильме нет. Но хроники могло быть еще больше. Как мне рассказали знающие люди, в начале 90-х в нашей стране очень много уникальных материалов было не просто продано на Запад, а безвозвратно утеряно. К сожалению.

Немецкий солдат в 1941 году  в Киркенесе
Немецкий солдат в 1941 году в Киркенесе

Но кроме хроники, в фильме использовано и много отличных постановочных эпизодов…

Знаете, когда погружаешься в тему, то поневоле обрастаешь связями. Я и раньше был знаком со многими реконструкторами, а во время съемочного процесса подружился с ними еще больше. Они помогли доснять эпизоды, которых нам не хватало. Причем практически бесплатно. В жизни, к счастью, не все меряется деньгами. Нас вообще бескорыстно поддержали очень многие — власти Санкт-Петербурга, генеральное консульство России в Киркенесе, конечно, большую помощь оказали наши норвежские друзья.

Как мне показалось, наиболее удачно постановочные кадры пришлись к рассказу о судьбе летчика Кочегина.

Историю Петра Кочегина я нашел в одном из сборников, и она просто просилась в наш фильм. Судите сами. Советский летчик сбит и тяжело ранен на норвежской территории. Чтобы уйти от преследования, он скрывается в лесу и случайно выходит на двух мирных норвежских жителей. В это время в Сванвике, где они живут, находится большой немецкий гарнизон, занятый спешной эвакуацией. За любую помощь партизанам или советским войскам — расстрел. Но они находят в себе мужество не просто укрывать, кормить и лечить нашего летчика. Они больше недели (до прихода Красной армии) днем прячут его в небольшом лесном хютте, а на ночь, чтобы не замерз, перевозят к себе в дом. И передают его на руки передовым советским частям. Летчик благополучно вернулся в строй. И мне, конечно, захотелось побывать на местах тех событий и, по возможности, их восстановить.

В фильме показан один из норвежских очевидцев событий 1944 года.

Да, это Оре Сивертсен, который был тогда подростком и хорошо запомнил, как вместе с другими жителями Киркенеса скрывался в штольнях, как услышал русское «ура», и с каким воодушевлением они встречали освободителей. К сожалению, Оре уже умер, ведь сам фильм мы снимали в 2009 году. И мне кажется, что наша работа важна еще и тем, что сохранила для истории воспоминания русских и норвежских участников тех событий.

А вы предполагали, что фильм окажется таким долгожителем?

Честно говоря, нет. Хотя, не скрою, приятно, что его показывают в Киркенесе в каждую годовщину освобождения. Ведь помимо основного сорокапятиминутного фильма (смонтированного из 86 часов отснятого материала), у нас есть укороченная версия на русском и норвежском языке. Мы изначально понимали, что прокатная судьба ленты — прежде всего «Ютуб». Поэтому сделали вариант с более динамичным монтажом. Сейчас, кстати, есть желание провести ремастеринг и переозвучку.

Высадка морского десанта, 1944 год
Высадка морского десанта, 1944 год

Судя по вашему фильму, норвежцы не воюют с советскими памятниками. Чем вы это объясните?

Они не видят в памятниках точек идеологического воздействия, поэтому не борются с символами, как это происходит на Украине или в Восточной Европе. Для них это просто память, благодарность и важная часть их истории. Книги же не сжигают нормальные люди, вот и памятники не разрушают в нормальных странах.

Подобное отношение свойственно всему норвежскому обществу?

О трепетном отношении со стороны простых людей из Северной Норвегии я уже говорил. А если брать политиков, то в 2015 году мне довелось побывать в Норвегии на стажировке. Это был период серьезного общественно-политического противостояния между нашими странами. Но при посещении норвежского парламента, как только речь заходила о Второй мировой войне, мы слышали: «Это наша общая история, это наша общая память. В трудные минуты мы протягивали друг другу руку помощи». Или возьмите торжество, которое только что по случаю юбилея провело в Музее политической истории Генеральное консульство Норвегии в Санкт-Петербурге. В своем выступлении генконсул Даг Малмер Халворсен сказал буквально следующее: «Все, кто сражались на стороне Красной армии, — наши герои».

Поднятие норвежского флага после освобождения Киркинеса солдатами Красной армии
Поднятие норвежского флага после освобождения Киркинеса солдатами Красной армии

Вы уже все сказали своим фильмом или есть еще какие-то «норвежские» идеи?

Просто так норвежская тема меня не отпускает. Сейчас мы закончили работу над сценарием полнометражного художественного фильма. Речь идет о судьбе двух советских военнопленных (матросе Лабутине и капитане морского охотника Юрченко), которые при разных обстоятельствах оказались в самом страшном норвежском концлагере — Тремсе. Они сделали практически невозможное. Сбежали оттуда и при помощи местных жителей через шведскую границу вернулись к своим. Конечно, в этой истории много белых пятен, начиная от обстоятельств самого побега и заканчивая тем, что советский посол в Швеции Александра Коллонтай была с самого начала в курсе событий. Но художественному фильму это только на руку. А мы еще больше добавили интриги, связав их побег с несколькими военными событиями на Балтике. Надеюсь, все получится.