Иван Шилов © ИА REGNUM

Недавно на саммите в Брюсселе главы государств Европейского союза не смогли достичь единства в вопросе начала переговоров о присоединении Албании и Северной Македонии к ЕС. Возражения выразили Франция, Нидерланды и Дания. Главным противником дальнейшего расширения выступил президент Франции Эммануэль Макрон.

Как пишет французская католическая газета La Croiх, президент «объяснил свое несогласие необходимостью реформирования процесса приема новых членов в Евросоюз, тем, что перед любым новым вступлением в ЕС нужно провести реформы, и нынешний процесс расширения больше не подходит». Напомним, что в августе Макрон, выступая перед послами республики в Елисейском дворце, произнес историческую речь, заявив, что «эпоха доминирования стран Запада подходит к своему завершению из-за глобальных геополитических изменений, когда на мировой арене укрепляются новые державы» и этот процесс «нуждается в глубоком переосмыслении». При этом он указал на «выдвижение в первые ряды Китая и России, которая добивается большего успеха в своей стратегии». Он также обозначил срыв реализации американского проекта глобализации и заявил, что Европа должна перестать быть «театром стратегической борьбы между США и Россией».

Эмманюэль Макрон
Эмманюэль Макрон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Все это напрямую относится к изменению старой концепции расширения и структурирования ЕС, отказ от прежней имперской логики, актуализирует проблему границ Европейского союза и, что особенно важно, фиксирует состояние хронического кризиса процесса евроинтеграции. К тому же Евросоюз, как «второй СССР», столкнулся с проблемой выравнивания экономического и социального развития самых богатых и самых бедных стран, а на восточных окраинах его уже, как говорится в одном официальном документе, «Брюссель не в состоянии поддерживать экономическую и социально-политическую стабильность», и «существует опасность переноса системного кризиса на всю Европу, который становится высоковероятным сценарием». Отсюда приостановка или долгосрочная ревизия политики расширения ЕС, особенно на Восток, где в «зале ожидания устроились такие страны, как Грузия и Украина». Поговорим сегодня о Тбилиси, перед которым выстраивалась перспектива членства в ЕС.

Грузию убеждали в том, что она является «неотъемлемой частью европейской культуры, истории и цивилизации». Но по факту дело дошло лишь до того, что под предлогом обозначения новой идентичности Грузию ввели в психологическое состояние мутаций, когда она стала чувствовать свою «исключительность» в Закавказье. Попутно Тбилиси связывал процесс интеграции в ЕС со вступлением в Североатлантический альянс, который должен был обеспечить безопасность страны перед лицом «агрессивной России». Сейчас Макрон говорит о необходимости «пересмотреть подход ко взаимодействию между Россией и ЕС», заявляет, что «Россия — европейская страна, Европа идет от Лиссабона до Владивостока». Грузинам же указывают, что «европейское солнце» для них будет восходить не на западе, а на севере, в России. И скоро «грузинские проблемы» перестанут быть обстоятельством, ограничивающим свободу действий Европы в отношении Москвы. Не случайно спецпредставитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Россией Зураб Абашидзе заявляет, что «нормализация грузино-российских отношений является главной рекомендацией западных партнеров Тбилиси».

Грузия, Камикадзе
Грузия, Камикадзе
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Впрочем, каков сценарий дальнейших действий Парижа на этих направлениях, до конца не известно. По мнению многих европейских экспертов, Макрон пытается реанимировать восходящую к президентству Франсуа Миттерана традицию восприятия Европы в форме концентрических кругов. Напомним, что в начале 1990-х годов, столкнувшись с требованиями поляков, венгров, чехов и других стран Центральной и Восточной Европы «вернуть их в Европу», Миттеран разработал план, по которому разместил Францию в центре маленького и тесно интегрированного западноевропейского Союза, поддерживающего экономические связи с восточными соседями. При этом Миттеран оставлял страны Центральной и Восточной Европы за пределами ЕС. Теперь Макрон формулирует эту идею следующим образом: Европа состоит из кругов: внутренний — из членов ЕС, объединенных единым рынком. Внешний включает страны, которые представляют собой «союз ценностей, демократических принципов и экономических свобод». Это Украина, Молдавия, Грузия, их наделяют почетным статусом формальных членов «европейской семьи».

Франсуа Морис Адриан Мари Миттеран
Франсуа Морис Адриан Мари Миттеран

Как бы то ни было, по мнению известного европейского интеллектуала Жака Рупника, в задуманной новой архитектуре Европы дальнейшая политическая интеграция будет невозможна. Грузии в этом проекте ничего не светит, так как она не вписывается в предлагаемые понятия «разделительных линий» и «концентрических кругов». Парадокс ситуации в том, что когда Грузия «дозревала» до уровня Европы, стал разваливаться прежний проект европейской интеграции, а для президента США Дональда Трампа «новая» Европа находится примерно на двадцать третьем месте среди остальных американских приоритетов. Да и население ЕС, как констатирует германское издание Der Tagesspiegel, «не поддерживает идею о приеме новых стран в союз, за некоторым исключением». Тбилиси в этом списке нет. Увы, так уже было в начале 20-х годов прошлого века, когда Грузия, рванувшись в Европу, оказалась у разбитого корыта.

Жак Рупник
Жак Рупник
Jindřich Nosek (NoJin)

Так что скоро Тбилиси придется свои евроустремления коррелировать с новой ситуацией, которую создает Макрон. Игнорировать это в долгосрочной перспективе не сможет ни одно правительство в Тбилиси. Ситуация очень серьезная, но предопределенная. Грузии будет указано ее историческое геополитическое место. Вопрос только в том, как долго и насколько болезненно грузины будут расставаться со своей европейской мечтой, хотя интеллектуальные упражнения на тему, какой же все-таки цивилизации принадлежит Грузия, европейской или азиатской, будут продолжаться еще долго.