Референдум 2016 года о членстве Великобритании в ЕС преподнесли как возможность вернуть Великобритании собственный суверенитет. Но, прислушавшись к националистическому призыву, страна высвободила ещё больше националистических сил, которые теперь угрожают разрушить Соединённое Королевство, пишет Ясмин Серхан в статье для издания The Atlantic.

Brexit
Brexit
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Bloomberg: в 2020 году США ждет новая головная боль на Ближнем Востоке

В состав Великобритании входят четыре страны: Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия. За три года, прошедших после референдума, в Шотландии усилилось движение за независимость, которое удалось остановить после неудачного референдума 2014 года. Всё чаще звучат призывы к проведению референдума в Северной Ирландии, результаты которого могли бы поспособствовать воссоединению с Республикой Ирландией. Даже в Уэльсе, который, в отличие от Шотландии и Северной Ирландии, проголосовал за выход из состава ЕС, начинают усиливаться националистические настроения.

Сторонники Брексита назвали процесс выхода из состава ЕС движением за независимость, которое после почти полувека членства в Европейском союзе позволит Великобритании восстановить контроль над своими законами, нормативными стандартами и торговлей. Обещание о возвращении суверенитета использовалось британским правительством, в некоторой степени, для того, чтобы сохранить союз с Шотландией, Северной Ирландией и Уэльсом. Все три страны в разное время обладали различными собственными полномочиями, но процесс «передачи полномочий» набрал обороты в конце 1990-х годов после создания законодательных собраний в Шотландии, Северной Ирландии и Уэльсе. После референдума о независимости Шотландии, проведённого в 2014 году, Эдинбургу передали дополнительные полномочия по решению региональных вопросов, в том числе в сфере образования, жилищного строительства и местных налогов.

Агитация за независимость Шотландии
Агитация за независимость Шотландии
(сс) Jim Barton

Но теперь, когда Великобритания приняла решение покинуть ЕС, которое получило поддержку в Англии и Уэльсе, но было отвергнуто в Шотландии и Северной Ирландии, возникли сомнения в отношении того, достаточно ли полномочий Лондон передал другим странам. На этой неделе первый министр Шотландии Никола Стерджен и первый министр Уэльса Марк Дрэйкфорд выразили свое разочарование по поводу недавно достигнутой сделки между британским правительством и Брюсселем по Брекситу. Несмотря на то, что сделка получила предварительную поддержку большинства законодателей в палате общин, она не получила аналогичную поддержку в других местах. В правящей Демократической юнионистской партии (DUP) Северной Ирландии заявили, что достигнутые с Брюсселем договорённости являются «предательством». Уэльс также отверг сделку. Все признаки указывают на то, что парламент Шотландии готов сделать то же самое. Однако Лондону не нужно спрашивать одобрения у этих региональных собраний, чтобы заключить сделку.

«Уникальность момента заключается в том, что первые министры Уэльса и Шотландии, которые придерживаются различных политических убеждений, объединились для того, чтобы оказать противодействие этой сделке. Само по себе это является сигналом того, насколько неприемлемой мы считаем сделку», — заявила Стерджен, отметив, что, несмотря на то, что Шотландия и Уэльс заняли противоположные стороны во время голосования по Брекситу, ни одна из стран не голосовала за «жёсткий» вариант Брексита.
Никола Стерджен
Никола Стерджен
Firstminister.gov.scot

И британские, и европейские переговорщики стремились избежать необходимости создания границы на острове Ирландия. В итоге был достигнут компромисс, согласно которому Северная Ирландия покинет таможенный союз ЕС вместе с Великобританией, но сохранит более тесную связь с правилами ЕС, чем остальная часть Соединённого Королевства. Свой отказ поддержать новую сделку, предложенную премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном, в Демократической юнионистской партии Северной Ирландии обосновали тем, что любое различие между Белфастом и остальной частью Великобритании может представлять угрозу для Соединённого Королевства.

Но в то время как DUP выступает против сделки по Брекситу на том основании, что она придаст Северной Ирландии слишком большой статус, шотландские лидеры отвергли её, потому что она не предусматривает аналогичного статуса для Шотландии. «Факт того, что Шотландия проголосовала за то, чтобы остаться в ЕС, рассматривается как не имеющий значения», — заявила Стерджен.

Как показали результаты июньского опроса, проведённого британской компанией YouGov, большинство членов Консервативной партии готовы, чтобы Шотландия и Северная Ирландия откололись от остальной Великобритании, если это потребуется для того, чтобы завершить процесс Брексита. Подобные настроения укрепляют видение того, что Брексит — это проявление исключительно английского национализма, а не всей Великобритании в целом.

Протесты против Brexit в Северной Ирландии
Протесты против Brexit в Северной Ирландии
(сс) Sinn Féin

Читайте также: Foreign Policy: влиянию Ирана на Ближнем Востоке бросили вызов

До тех пор, пока Брексит воспринимают не как британский проект, а как английский, чувство разочарования в автономных регионах Великобритании никуда не исчезнет. Первый министр Уэльса предупредил, что отказ Вестминстера учесть потребности регионов может привести к распаду королевства.

«Мы придерживаемся разных взглядов относительно будущего Великобритании. Но я пришёл к выводу, что за те месяцы, в течение которых… произошли встречи с нынешним правительством, что в конечном итоге именно юнионисты (Консервативная партия Великобритании — прим. ИА REGNUM) попрощаются с Соединённым Королевством», — заявил Дрейкфорд.