Президенту Ирана Хасану Рухани можно простить чувство зависти, которое он испытал на фоне встречи президента России Владимира Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом в Сочи, в рамках которой стороны стремились выработать соглашение о создании буферной зоны в северо-восточной Сирии. Неужели приглашение Рухани потерялось на почте? Всего несколько лет назад именно иранский президент мог бы председательствовать на переговорах и подписывать соглашения, пишет Бобби Гош в статье для издания Bloomberg.

Хасан Рухани
Хасан Рухани
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Project Syndicate: политика США может сыграть с долларом злую шутку

С момента начала гражданской войны в Сирии Исламская Республика всегда принимала участие во всех важных дискуссиях, касающихся ситуации в САР. То, что Путин и Эрдоган не пригласили Рухани в Сочи и даже не заручились его поддержкой, говорит о том, что Иран утратил влияние в стране, для защиты которой он принёс немало жертв.

Существует ряд причин, которые могли бы прояснить происходящее. Американские санкции ослабили позиции Ирана в Сирии. Иранская экономика оказалась в состоянии свободного падения, а население страны начинает выражать всё большее недовольство в отношении дорогостоящих зарубежных авантюр Тегерана. Ресурсы Ирана не сопоставимы с теми ресурсами, которые Россия и Турция могут задействовать для достижения своих интересов в Сирии. Региональные амбиции Ирана требуют тщательного распределения сокращающихся ресурсов по всему региону, начиная с Йемена и Персидского залива, заканчивая Ираком, Сирией и Ливаном.

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров в Сочи
Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров в Сочи
Kremlin.ru

С другой стороны, массовые протесты, вспыхнувшие в соседних с Сирией странах, также могли поспособствовать сокращению иранского влияния. Протесты отвлекли внимание доверенных лиц Тегерана, таких как ливанская «Хезболла» и шиитские ополченческие группы в Ираке.

В данных условиях Путин и Эрдоган, возможно, пришли к выводу, что они могут позволить себе недооценить значение Ирана. Конечно, Иран поддерживает теплые отношения и с Россией, и с Турцией. В течение последних нескольких лет все три страны объединяло их общее недовольство действиями США. В Сирии интересы трёх стран иногда совпадали. Иран и Россия решили поддержать президента Сирии Башара Асада и выступить против военного присутствия США на сирийской земле.

Однако стороны также конкурируют между собой за Дамаск, поскольку каждая из сторон рассматривает Сирию как часть собственной сферы влияния. Исламская Республика имеет более древние и глубокие связи с Сирией, чем Россия. Шиитское руководство в Тегеране с подозрением относится к замыслам суннитской Турции. Тем не менее Тегеран выразил лишь незначительное недовольство в отношении военной операции Турции в Сирии, выступив за посредничество между турками и сирийскими курдами. Иран провёл незапланированные военные учения вдоль своих границ с Турцией, чтобы напомнить Эрдогану и Путину о том, что они не единственные крупные игроки в данной области. Однако нет никаких признаков того, что Иран может направить свои войска в Сирию для расширения собственного присутствия.

Армия Ирана
Армия Ирана
(сс) Reza Dehshiri. ypa.ir

Вместо этого Иран продолжает с тревогой наблюдать, как Россия и Турция продолжают извлекать выгоду из сокращения военного присутствия Соединённых Штатов на территории Сирии для расширения собственных сфер влияния.

При других обстоятельствах соглашение между Путиным и Эрдоганом дало бы Ирану возможность укрепить свои связи с Асадом за счёт России. Желание Москвы и Анкары оградить кусок сирийской территории вряд ли обрадует Дамаск. Накануне встречи двух лидеров в Сочи Асад назвал Эрдогана «вором», который хочет украсть территорию Сирии.

Реакция Асада на турецкое вторжение заключалась в заключении сделки с курдами, Дамаск предложил помилование тем, кого раньше он рассматривал в качестве смертельного врага. Асад намерен поощрять курдское противостояние Турции. Однако если он рассчитывает на поддержку своих покровителей из Тегерана, то его ждёт разочарование. У Ирана и без того хватает врагов, вряд ли он сможет себе позволить противостоять действиям Турции и России.

Читайте также: The Hill: США хотят сделать из Турции опасного противника?

Башар Асад
Башар Асад
Kremlin.ru

Как показывает история сирийского конфликта, обстоятельства могут сильно измениться. Амбиции Эрдогана могут оказаться безрезультатными по многим причинам, начиная с курдского сопротивления и заканчивая противодействием со стороны президента США Дональда Трампа. Если протесты в Ливане и Ираке утихнут, то иранские доверенные лица могут вновь обратить своё внимание на Сирию, вернув Тегерану некоторые из утраченных рычагов влияния.

Рухани может несколько утешить надежда на то, что он может стать ключевой фигурой в рамках следующего раунда переговоров. Однако пока ему выпала роль простого зрителя, а не игрока.