Язык международной денежно-кредитной политики приобрёл милитаристский оттенок. Фраза «валютная война» остаётся популярной уже на протяжении десятилетия, а недавнее решение правительства США использовать доллар в качестве оружия вызвало многочисленные споры. Однако по иронии судьбы именно военный подход может в конечном итоге поставить под угрозу глобальное доминирование американской валюты, пишет Джеффри Франкель в статье для издания Project Syndicate.

Доллар США
Доллар США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: American Conservative: осмелится ли Трамп на открытый грабеж в Сирии?

Настал подходящий период для того, чтобы оценить относительную мощь доллара и конкурирующих с ним международных валют (т.е. валют, которые используются за пределами их государств). В сентябре 2019 года Банк международных расчётов опубликовал трёхлетнее исследование оборота на мировых валютных рынках. Статистика Международного валютного фонда (МВФ) в отношении валютных резервов центральных банков стала намного более точной с тех пор, как Китай начал предоставлять информацию о своих авуарах. Также платёжная система SWIFT ежемесячно выпускает данные об использовании основных валют в международных транзакциях.

МВФ. Вашингтон
МВФ. Вашингтон

Суть в том, что американский доллар по-прежнему с большим отрывом занимает первое место среди остальных валют. За долларом следуют евро, иена и фунт стерлингов. В настоящее время около 47% всех глобальных платежей осуществляются в долларах, а в евро — 31%. Кроме того, 88% валютной торговли приходится на доллар, что почти в три раза больше по сравнению с евро. На долю доллара приходятся около 62% резервов центральных банков, а на долю евро — 20%. По другим показателям доллар также занимает доминирующее положение.

Что касается Китая, то юань по-прежнему находится на восьмом месте с точки зрения оборота на валютном рынке. Но, по данным SWIFT, в августе 2019 года юань оказался на пятом месте по уровню использования в международных транзакциях. Юань также оказался на пятом месте по валютным резервам в центральных банках, опередив канадский и австралийский доллар.

В начале этого десятилетия появились прогнозы, согласно которым к 2020 году юань мог бы бросить вызов доллару в борьбе за первое место. Эти прогнозы явно не оправдались. С другой стороны, китайская валюта отвечает двум из трёх условий, необходимых для того, чтобы превратиться в ведущую международную валюту. К этим условиям можно отнести размер экономики и способность юаня сохранять свою стоимость. Однако не хватает третьего компонента: открытых и ликвидных финансовых рынков.

Доллар и Юань
Доллар и Юань
Xinhua

Хотя доля доллара в золотовалютных резервах имела тенденцию к снижению, особенно в начале века, падение оказалось медленным и постепенным. Несмотря на многолетний дефицит бюджета США и текущего счёта, а также растущее соотношение долга к ВВП страны, доллар по-прежнему считается мировой валютой номер один — вероятно, из-за отсутствия достойной альтернативы.

Задействование доллара в качестве оружия предусматривает использование правительством США глобального господства валюты для расширения экстерриториального охвата законодательства и политики США. Наиболее ярким примером является применение администрацией президента США Дональда Трампа экономических санкций против Ирана, чтобы заблокировать доступ к международной банковской системе, и в частности к SWIFT.

До того как Иран согласился заморозить свою ядерную программу в рамках ядерной сделки 2015 года, европейцы нередко выражали недовольство в отношении экстерриториальной политики США, подозревая Вашингтон в том, что он с большей радостью выпишет большие штрафы европейским банкам за нарушение санкций, чем американским финансовым учреждениям. Теперь, когда Трамп вывел США из ядерного соглашение, несмотря на то, что Иран соблюдал возложенные на него обязательства, дальнейшее блокирование доступа к SWIFT является настоящим злоупотреблением со стороны США. Возможно, данное положение вещей больше не может быть оправдано во имя глобального общего блага.

Реактор «Объект IR-40» в Араке. Иран
Реактор «Объект IR-40» в Араке. Иран

Читайте также: Foreign Policy: Германия готова защитить компании КНР от ЕС и США

Столкнувшись с санкциями США, в 2018 году Россия перевела часть своих международных резервов из долларов в другие международные валюты. Также Россия стала использовать недолларовые валюты при продаже нефти. Что касается ЕС или КНР, то они вполне могут преуспеть в разработке альтернативных платёжных механизмов, чтобы поддержать поставки иранской нефти. Всё это, в свою очередь, может подорвать роль доллара в долгосрочной перспективе.

В более широком смысле внешняя политика США под руководством Трампа продолжает противоречить традиционным послевоенным целям Америки. Какой бы отдалённой ни казалась перспектива, если США небрежно откажутся от руководства глобальным многосторонним порядком, доллар может в конечном итоге потерять своё первенство.