После 22 октября практически везде, во всех СМИ нет недостатка в восторженных оценках и прогнозах в связи с очередной встречей президента России Владимира Путина с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом в Сочи в президентской резиденции «Бочаров Ручей». Большая часть оценок — Москва и Анкара договорились, сумели договориться и так далее. Что ж, появление такого документа, как двусторонний Меморандум «О взаимопонимании между Российской Федерацией и Турецкой Республикой» (официальное наименование документа по Сирии), вполне можно принять за свидетельство того, что Путин и Эрдоган реально достигли прорывных и, как сказал президент России, судьбоносных договоренностей.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции по итогам российско-турецких переговоров
Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции по итогам российско-турецких переговоров
Kremlin.ru

Уверены, что в то же время, ещё не настал «Час Икс», после которого можно смело утверждать, что оккупация сирийских территорий закончена, и территориальная целостность Сирии восстановлена. Умышленно не заостряем внимание на политическом урегулировании и будущей деятельности Конституционного комитета Сирии, в конце концов — это дело явно необозримого будущего, и Россия с Турцией прекрасно понимают данное обстоятельство. Не потому ли вопрос о политическом урегулировании в итоге оказался последним, 10-м пунктом Меморандума, где в рамках Астанинского процесса Москва и Анкара обязались «работать над поиском политического решения»? Путин и Эрдоган лучше нас с вами понимают, что в рамках «механизма Астаны», кто бы в нём ни принимал участия, интересы руководства Сирии представляет Иран. Который, к тому же, имеет и свои собственные интересы — как в процессе урегулирования, так и в Сирии в целом, да и вообще — в этой части Ближнего Востока. Например, постыдно забывать, что с 1 октября 2019 г. ответственным оператором порта в сирийской Латакии стал именно Иран, а не какая-то другая страна. И надо понимать, что если и есть договоренность, допустим, между Турцией и США, или между Турцией и Россией о том-то и том-то, то далее всем придётся признать, что у Ирана есть право «охранять» коммуникации, связывающие Тегеран с сирийской Латакией. А как же иначе?

Вначале полезно пройтись по тексту Меморандума, зачитанного официально на двух языках — русском и турецком, дабы в дальнейшем Анкара не пыталась бы «у себя дома» что-то по-своему перетрактовать. Пункт третий: существующий статус-кво в районе турецкой операции «Источник мира» в отрезке между городами Рас-аль-Айн и Телль-Абьяд глубиной до 32 км будет сохранён. О Рас-аль-Айне известно, что он оккупирован турками, как только курдские «Отряды народной самообороны» (YPG) отошли из города. О Телль-Абьяде информация противоречивая — город несколько раз переходил из рук в руки, как и Рас-аль-Айн. Формулировка третьего пункта Меморандума такова, что временная оккупация Рас-аль-Айна признана и сохраняется, а вот дальше «лес густой». Стало быть, от Рас-аль-Айна глубиной до 32 км турецким военным «разрешается стоять».

Пункт пятый ещё важней. Во-первых, срок перемирия продлён — почти на неделю, 150 часов, начиная с 12:00 23 октября. Во-вторых, со стороны Сирии на сирийско-турецкую границу, но за пределами зоны операции «Источник мира» возвращаются войска сирийской Погранслужбы, но в сопровождении военной полиции России. Сирийские пограничники и российские военные должны содействовать и контролировать вывод формирований КОС (они же — YPG) с их техникой и вооружениями на 30 км от сирийско-турецкой границы. Как только это завершится, начнётся совместное российско-турецкое патрулирование на глубину до 10 км к западу и к востоку от зоны операции «Источник мира», однако исключением составляет город Эль-Камышлы. С учётом же того, что над городом Айн-эль-Араб уже несколько дней развевается сирийский флаг, и все атаки турок на этот населённый пункт были отбиты, а также в город вместе с Сирийской арабской армией вступила и военная полиция России, приходится считать, что на деле туркам будет нечего делать не только в Эль-Камышлы. Пункт шесть связан с пунктом пять — курды должны будут уйти из городов Манбидж и Таль-Рифъаат, сугубо арабских населённых пунктов, что, впрочем, не составит проблемы. Курды вступали в эти города только для того, чтобы они не достались туркам или террористам ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а впоследствии не вышли из них именно для того, чтобы «поторговаться» с Дамаском.

Военная полиция РФ в Сирии
Военная полиция РФ в Сирии
Kremlin.ru

Следующее важно, потому что об этом говорили и Путин, и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, хотя данный вопрос не выведен в тексте Меморандума отдельным пунктом. Видимо, подразумевается, что «курдский вопрос» представлен в формулировке пункта 10 данного документа — политическое решение это предмет поисков. Но, добавим, напоминая — коль скоро в том числе и в рамках «астанинского механизма», это забота не только Сирии, Турции и России, но и Ирана. Нюанс: упомянутое в пункте 4 Аданское соглашение — это межгосударственный документ, оговаривавший ту границу между Турцией и Сирией, которая нанесена на все современные известные политико-географические карты мира. Иными словами, Эрдогану «объяснили», чтобы и думать не смел о фактической или завуалированной оккупации хоть квадратного миллиметра той территории Сирии, которая узаконена Аданским соглашением. Речь о том, что следует поощрять переговоры между Дамаском и сирийскими курдами…

Ранее Эрдоган был категорически против того, чтобы пограничники Сирии стояли бы на турецко-сирийской границе. Он намеревался передать охрану протурецким прокси и «умеренной оппозиции» — даже готовил этой своре свою «полицию», свои «органы безопасности» и т. д. Путин убедил турецкого президента, или же даже заставил его считаться с тем, что в ряд районов приграничья Сирийская армия и российская военная полиция вошли хоть на минуту, но раньше турок и протурецких прокси. Вот что зафиксировал Сочинский Меморандум — фактическое военно-политическое поражение Турции в Сирии, личное фиаско Эрдогана в Сирии. Возвращение сирийских пограничников на границу с Турцией — это своего рода пощёчина туркам и тем, кто планировал новую затяжную войну в Сирии, у них и в мыслях не было, что сирийско-турецкая граница вновь будет контролироваться Дамаском и союзниками Сирии. Но это произошло. И если также помнить, что сирийские курды даже в октябре 2019-го напомнили, что они-то вообще никогда не стремились к независимости, что они всегда говорили лишь об автономии в составе унитарной и целостной Сирии, то проблема полновесного и безоговорочного восстановления контроля Дамаска над сирийскими границами выглядит вполне разрешимой, даже и в ближайшей перспективе. А вот вопрос с южными границами Сирии — открытый. Не зря 23 октября замглавы МИД России Сергей Вершинин на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» подчеркнул, что в зоне диаметром 55 км на территории Сирии незаконно находятся военные США. При этом, отметил он, американские военные блокируют дорогу, которая связывает Ирак и Сирию. «Мы считаем их присутствие незаконным и требуем, чтобы такая оккупация была прекращена», — сказал Вершинин. Безусловно, речь об «интернациональной» диверсионно-разведывательной базе в городке Эт-Танф с «лагерем беженцев» «Рукбан» (в котором спецслужбы Запада и Израиля ежегодно вели вербовку для террористических групп). И Москва официально требует (именно после встречи Путин-Эрдоган в Сочи) от США с их союзниками — вон из Эт-Танфа. Следовательно, вопрос о турецком военном присутствии в Северной Сирии в Кремле считают хотя бы частично решённым и — одновременно, предрешённым, так как, судя по всему, Эрдоган не нашёл что возразить на аргументацию российского президента. И, напомним мы — аргументацию союзников Путина по Сирии, т. е. высшего политического руководства и генералитета Ирана. Вот Россия и решила — теперь пора бы и ликвидировать базу в Эт-Танфе. А почему мы вновь и вновь напоминаем об Иране, хотя рассматриваются итоги Сочинских переговоров между Путиным и Эрдоганом — станет ясно ниже по тексту…

И действительно, 23 октября представитель командования Российской группировки в Сирии генерал Игорь Серицкий в эфире телеканала «Россия-24» подтвердил, что патрулирование сирийско-турецкой границы началось в 12:00, а в приграничном сирийском городе Айн-эль-Араб, также известном как Кобани (курдское название), будет базироваться подразделение российской военной полиции. «Мы находимся в двух километрах от города Айн-эль-Араб (Кобани), здесь, на данной базе, будет размещено подразделение военной полиции российских вооружённых сил, которое и будет осуществлять патрулирование вдоль границы», — сказал Игорь Серицкий во время телемоста. Судите сами — ну и зачем на данном участке сирийско-турецкой границы привлекать к патрулированию турок? Российская военная полиция тут будет базироваться, а рядом будут и сирийские пограничники, и, учитывая ситуацию, подразделения регулярной, законной Сирийской арабской армии. Туркам абсолютно нечего делать в этом регионе.

Но есть вопрос — мы же видели, что когда турки договаривались с США о «зоне безопасности» на севере Сирии, то там были налицо разночтения. Вице-президент США Майк Пенс заявлял — это перемирие, Эрдоган и турецкий министр иностранных дел говорили — никакого перемирия с курдами нет и не будет, это пауза. Давайте посмотрим, как Россия и Турция комментируют Сочинский Меморандум. 23 октября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, комментируя достигнутые Россией и Турцией договоренности в ходе переговоров в Сочи Путина и Эрдогана, заявил, что военная операция Анкары на северо-восточной территории Сирии «Источник мира» завершается. Дальнейшее развитие ситуации зависит от отвода курдских сил из этого региона. «Операция прекращается, всё будет зависеть от того, насколько будут выполняться договоренности», — приводит ТАСС слова Лаврова. Дипломат отметил, что под договоренностями имеет в виду, в частности, соглашения по отводу вооружений, сил и средств курдских подразделений на северо-востоке Сирии. Созвучно с ним 23 октября говорил и пресс-секретарь российского президента — Дмитрий Песков. Он напомнил, что США на протяжении определённого времени, выступая в качестве союзников курдов, в итоге предали их, что в итоге и вынудило курдов воевать с турецкой армией один на один. Представитель Кремля также подчеркнул, что если курды будут продолжать сопротивление, и не покинут границу, то сирийским пограничникам и российским военнослужащим придётся отойти. Однако при развитии такого сценария курдские отряды самообороны столкнутся с решительными действиями армии Турции. По сути, Лавров и Песков напомнили курдам об Африне — там же была такая же ситуация. Курдам предлагали «щит» в виде соглашения с Дамаском, после чего на границу в районе Африна — Ааззаза вступили бы сирийские пограничники и российские военные, как это сейчас имеет место в Айн-эль-Арабе.

Сергей Лавров читает текст Меморандума о взаимопонимании между Российской Федерацией и Турецкой Республикой
Сергей Лавров читает текст Меморандума о взаимопонимании между Российской Федерацией и Турецкой Республикой
Kremlin.ru

Теперь посмотрим, что 23 октября заявлял глава МИД Турции Чавушоглу, которого не назовёшь неосведомлённым — он же стоял в Сочи и вслед за Лавровым зачитывал текст Меморандума на турецком языке. Турецкая операция в Сирии приостановлена, заявил он. При этом Чавушоглу подчеркнул, что она не окончена и армия готова «дать отпор террористам в случае необходимости». Опять та же самая «игра слов» со стороны Анкары, как и в случае с договоренностями с Пенсом о 120-часовом перемирии. Чего ждут турки — быть может, таких же провокаций своих прокси, как и после соглашения с американцами? Курды же на следующий день после заявлений Пенса — и не только курды, обвинили Турцию в срыве соглашения о прекращении огня. Напомним — 18 октября миру было сообщено, что несмотря на соглашение о прекращении огня, и о приостановке наступления турецких войск на северо-востоке Сирии, город Рас-аль-Айн был обстрелян и были жертвы среди мирного населения. И это произошло спустя несколько часов после того, как вице-президент США Пенс объявил о достижении соглашения с Турцией о приостановке турецкого наступления на 120 часов. В тот день курдо-иракское агентство BasNews сообщало, что основные дороги, ведущие к Рас-аль-Айн, закрыты, а в городе и его окрестностях продолжаются обстрелы. Возглавляемые курдами проамериканская структура Сирийские демократические силы (SDF) обвинили Турцию и поддерживаемую ею Свободную сирийскую армию (ССА) в нападениях на мирных жителей после объявления прекращения огня. Да, Эрдоган категорически опровергал эти утверждения — но кто поверит турецкому президенту после того, как предыдущее соглашение с Россией по провинции Идлиб он успешно торпедирует уже целых три года? Возможно, что турецкие провокации уже начались. 23 октября и именно в Эль-Камышлы, особо упомянутом в Меморандуме, произошёл взрыв. По словам местных чиновников, в результате взрыва никто не пострадал. Как сообщается, взрыв был произведён с помощью взрывного устройства, прикреплённого к припаркованному возле городского почтового отделения транспортному средству. Это произошло после того, как город пережил несколько спокойных дней после периода насилия и военных столкновений между турецкой армией и сирийскими курдскими бойцами в приграничных районах. Но это же теракт — кто сказал, что теракт не преследовал цель «подтолкнуть» курдов Сирии на акты мести туркам и протурецким прокси?.. Вот так и происходят срывы исполнения мирных соглашений и Меморандумов…

Посмотрим также и на двуличность заявления Минобороны Турции от 23 октября, т. е. уже после публичного зачитывания текста Сочинского Меморандума на русском и турецком языках. Турецкие военные официально заявили, что «у турецкой армии нет необходимости продвигаться глубже в Сирию после того, как Вашингтон заявил о выводе сирийских курдских сил». В заявлении министерства обороны Турции сказано, что Вашингтон уведомил Анкару о том, что курдские бойцы уже вышли из района, обозначенного в соглашении. Вот как?! Эрдоган с Чавушоглу выслушивали в Сочи явно нелицеприятные замечания и определения, а тут турецкий генералитет, видите ли, сам решает, нужны ли военные операции или нет в Северной Сирии, да и то — на основании заявлений из США?! Вот и о таких щекотливых нюансах стоит задумываться, когда мы пытаемся анализировать те или иные документы, подписанные Турцией. Неважно — с кем. Кстати, 23 октября президент США Дональд Трамп в ходе выступления в Белом доме подтвердил окончательный вывод американского контингента из Сирии, но пообещал оставить «небольшое количество сил» в регионе. Судя по всему, Трамп имел в виду как раз базу в Эт-Танфе, ликвидации которой потребовало МИД России — на этой базе что-то около 200−300 военных США никуда «не двигались», начиная аж с 2013−14 гг.

Америкканские солдаты на ближнем востоке
Америкканские солдаты на ближнем востоке
DVIDSHUB

Теперь попросим внимания к фактору Ирана — то ли накануне Сочинского Меморандума, то ли в ходе этих переговоров, и т. д., и т. п. На пресс-конференции, проведённой до начала визита в Россию, Эрдоган вдруг заявил, что его сильно тревожат оценки, которые звучат из Ирана. Конечно, он имел в виду оценки, в частности, иранского МИД, иранского Высшего совета нацбезопасности (ВСНБ) и так далее. Невозможно не привести и некоторых цитат от турецкого президента. По данным интернет-ресурса baku.news., Эрдоган заявил следующее:

«Я был обеспокоен некоторыми заявлениями из Ирана. Если Иран рассмотрит вовсе не такую далёкую свою историю 15−20-летней давности, увидит, какую позицию принял Реджеп Тайип Эрдоган в вопросе ядерного оружия Ирана. Весь мир знает мою позицию. К сожалению, из Ирана на нашу операцию «Источник мира» поступили разные реакции. Естественно, это говорит не президент Ирана Хасан Рухани. Однако эти разговоры нужно пресечь во главе с господином Рухани. Эти их реакции беспокоят всех моих друзей во главе со мной. Мы — одна из трёх стран, подписавших сочинский договор. Может ли одна из стран, подписавших договор, так предавать другого участника процесса? Все эти действия неверны. Поэтому я их серьёзно осуждаю за реакцию на операцию «Источник мира». Как мы в дальнейшем продолжим этап, начавшийся с астанинского процесса и продолжившийся сочинским договором?».

Итак, президент Турции кое-что забыл из менее недалёкого прошлого — в частности, из апреля 2016 года, когда Тегеран открыто обвинил Анкару в развязывании военных действий в Закавказье, в зоне конфликта между Арцахом-НКР и Азербайджаном, пригрозив пересмотреть отношения с Турцией в полном объёме, и ни много ни мало, обвинил Иран в предательстве. Летом 2019 г. Иран однозначно и чётко ставил в известность весь мир, что попытки террористов прорваться на иранскую территорию предпринимались из Турции. Анкара тогда сделала вид, что «не поняла». Но турки быстро всё «поняли», когда летом на ирано-турецкой границе появились силы спецопераций Ирана. Как известно, с началом турецкой операции «Источник мира» в Северной Сирии иранские силы спецопераций вновь были выдвинуты к границам с Турцией. При этом Иран воздерживался от громких слов и оценок роли Турции в появлении (с турецкой стороны) террористов на границах Ирана. Так на что так сильно обиделся Эрдоган — на то, что Иран не даёт туркам шанса «отрезать» от Сирии громадные куски территории? Ничего нового — по сравнению с 2016 г. — Иран от Турции не требовал. 16 октября глава МИД Ирана Мохаммед Джавад Зариф вновь призвал Турцию прекратить нападение на Северную Сирию и вернуться к соглашению по Адане с сирийским правительством. И — вот, упоминание об Аданском соглашении нашло место в российско-турецком Меморандуме! Что не так? Секретарь ВСНБ Ирана контр-адмирал Али Шамхани, как мы уже сообщали, в тот же день назвал агрессию Турции против Сирии «организованным США заговором, направленным на возрождение «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на Ближнем Востоке». Быть может, в этих словах Эрдоган почувствовал угрозу себе и Турции? Даже если так, то Эрдоган знает, что заявления контр-адмирала Шамхани согласованы с Верховным главкомом Ирана, а это не президент Рухани, а аятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи. Спикер Мажлеса (парламента) Ирана Али Ардашир Лариджани заявил 21 октября, что Иран поддерживает территориальную целостность, безопасность и стабильность Сирии. Ничего нового для Турции — в том числе и слова контр-адмирала Шамхани. Иран ведь с лета 2014 г. заявил всему миру, что вся эпопея с террористами ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это заговор США и Израиля. На что так нервно среагировал турецкий президент?..

Может быть, на то, что 21 октября, после заявлений Али Лариджани, официальный представитель МИД Исламской Республики Сейед Аббас Мусави жёстко заявил на еженедельной пресс-конференции, которая транслировалась в прямом эфире по государственному телевидению ИРИ, что Иран категорически отвергает выставление Турцией военных блокпостов в северо-восточной Сирии? В иранском внешнеполитическом ведомстве вместе с тем напомнили Анкаре о необходимости уважения суверенитета и территориальной целостности Сирии. «Мы против создания Анкарой военных постов в Сирии… Проблемы должны решаться дипломатическими средствами. Следует уважать территориальную целостность Сирии», — заявил Мусави. Ну, так ведь и в Сочинском Меморандуме в первом же пункте (!) Эрдоган, наряду с российским президентом, согласился с тем, что «стороны подтверждают свою приверженность сохранению политического единства и территориальной целостности Сирии». Неужели Эрдоган ожидал, что Путин не поддержит резкие требования Ирана по Сирии? Тогда непонятно, зачем же с конца 2016 г. Турция «вписывались» в рамки «механизма Астаны», который Россия и Иран изначально настроили как средство как раз таки сохранения политического единства и территориальной целостности Сирии.

Главы государств – гарантов Астанинского процесса. Президент России  Владимир Путин, президент Ирана Хасан рухани и президент Турции Рэджеп Тайип Эрдоган
Главы государств – гарантов Астанинского процесса. Президент России Владимир Путин, президент Ирана Хасан рухани и президент Турции Рэджеп Тайип Эрдоган
Kremlin.ru

Эрдоган обиделся… Судя по всему, нас ожидают сюрпризы — ведь Иран не прощает тех, кто назвавшись другом или союзником, на деле своими действиями поддерживает антииранские действия каких-нибудь противников Ирана. Убеждены, что заявления Эрдогана обсуждали 21 октября посол Ирана в России Мехди Санайи и замминистра иностранных дел и спецпосланник РФ по странам Ближнего Востока и Африки Михаил Богданов. По сообщению иранского агентства Mehr News, 23 октября МИД Ирана очень благожелательно отозвался о Сочинском Меморандуме между Россией и Турцией. «Иран приветствует любые меры, ведущие к сохранению целостности и суверенитета Сирии … Следовательно, Тегеран приветствует соглашение между Россией и Турцией о прекращении конфликтов на севере Сирии, рассматривая его как позитивный шаг к восстановлению мира и стабильности в регионе», — заявил официальный представитель МИД Ирана Сейед Аббас Мусави. Он выразил надежду, что это соглашение поможет решить проблемы безопасности Турции и уважит территориальную целостность Сирии и её национальный суверенитет. Повторяя позицию Ирана о том, что ни один из существующих кризисов на Ближнем Востоке не может быть разрешён путём военного вмешательства, Мусави сказал, что диалог — это единственный способ справиться с такими вызовами. По словам пресс-секретаря МИД Ирана, Тегеран с самого начала сирийского кризиса продемонстрировал, что он стремится снизить напряжённость в регионе, и уже предпринял практические меры для прекращения насилия.

Официальный представитель МИД Ирана Сейед Аббас Мусави
Официальный представитель МИД Ирана Сейед Аббас Мусави
Tasnimnews.com

Реакция Эрдогана на жёсткие оценки, допустим, вышеупомянутых Мусави, Лариджани или Шамхани, вообще-то — из ряда нонсенсов. Мы обратили внимание — оказывается, как информирует ИА Pars Today, глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провёл телефонные переговоры со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу, причём по инициативе турецкой стороны. Министры рассмотрели ситуацию в Сирии, в том числе и все последние политические события. Так что турецкий президент точно знал из доклада Чавушоглу о содержании беседы с Зарифом, что позиция Ирана неизменна и неуклонна. И в Турции явно знали, что 22 октября в рамках Сяншаньского форума по безопасности в Пекине иранский бригадный генерал Мехди Раббани заявил, что российско-иранское сотрудничество в сфере безопасности будет способствовать стабилизации обстановки на Ближнем Востоке и поможет разрушить «гоббсовское состояние войны «всех против всех». Что нового для Эрдогана в этой, явно согласованной и скоординированной, единой позиции России и Ирана? Да и в конце концов, что он так «ждёт» от иранского президента Хасана Рухани, если последний ещё 9 октября, в день начала операции «Источник мира», публично заявил:

«Тот путь, который выбран сегодня, не пойдёт на пользу региону. Мы призываем дружественную и братскую Турцию и её правительство проявить больше внимательности и сдержанности по этому вопросу и пересмотреть тот подход, который был выбран. Турецкое руководство обеспокоено ситуацией на своих южных границах и имеет право решить этот вопрос, но мы убеждены, что на этом пути нужно сделать правильный выбор».

Мы также хотим напомнить президенту Турции, что это именно Рухани, а не кто-то другой, в те дни озвучил чуть ли не приказ сирийской армии и курдам:

«Курды имеют право вместе с сирийской армией защищать свои земли. Мы призываем нашего брата, Турцию, пересмотреть свою нынешнюю позицию и действовать с большим терпением. Сегодня главная проблема не на северо-востоке Сирии или восточной части Евфрата, а в Идлибе, где собрались все террористы», передавало иранское информагентство Mehr News.

Вот с этой позиции, Сочинский Меморандум — это только пол-дороги, ведь в нём нет ни слова о реальной ликвидации террористического «гнезда», т. е. скоплений террористов в провинции Идлиб. Мы ощущаем некую закулисность договоренностей иного уровня — более высокого, чем с Турцией, т. е. российско-иранских договоренностей. Сочинский Меморандум призван только «зачистить» от турок часть территории Северной Сирии и вернуть Дамаску, пусть и частичный, контроль над сирийско-турецкой границей. Слова Рухани напомнили туркам, что есть проблема реальных террористов, реальной угрозы — это Идлиб, а не курды. Заявление же МИД России от 23 октября о необходимости ликвидации базы стран Запада и Израиля в Эт-Танфе напомнило об угрозе с юга — о том, что и южные границы Сирии не контролируются армией и правительством Сирии. Так или иначе, но эти напоминания Рухани (9 октября) об Идлибе и МИД России (23 октября) об Эт-Танфе — красноречивое свидетельство того, что Ирану и России поднадоела двуличная роль Турции в сирийском конфликте. А вот каких именно сюрпризов следует ждать, в данном случае — от Ирана, с учётом слов бригадного генерала Раббани, озвученных к тому же в Пекине, и в какой форме содействия будет выражена та или иная помощь не только России, но и Китая иранским властям и военным, мы можем только гадать или фантазировать.