В Ираке и Ливане вспыхнули демонстрации против коррупции и отсутствия экономических реформ. Беспрецедентные протесты в обеих странах, которые потрясли шиитские города и посёлки, продемонстрировали, что иранская система по укреплению влияния в регионе потерпела неудачу. Тегеран и его доверенные лица не смогли трансформировать военные и политические победы в новое социально-экономическое видение для шиитских общин в Ираке и Ливане. Проще говоря, призывы Ирана к сопротивлению не позволяют обычным гражданам заработать достаточно денег на жизнь, пишет Ханин Гаддар в статье для издания The Foreign Policy.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Foreign Policy: Германия готова защитить компании КНР от ЕС и США

С самого начала Исламской революции иранское правительство и Корпус стражей Исламской революции (КСИР) проводили чёткую, долгосрочную и детальную политику в отношении того, как экспортировать свою революцию в регион, главным образом в страны с подавляющим большинством шиитов. Иран был очень терпелив и гибок в реализации своей политики, стремясь достигнуть главную цель: установление гегемонии по отношению к Ираку, Ливану, Сирии и Йемену.

КСИР
КСИР
Khamenei.ir

Иранская игра вдолгую сегодня, похоже, принесла свои плоды. Сторонники Ирана в Ливане заняли лидирующие позиции на прошлогодних парламентских выборах. В Сирии Иран сумел спасти своего союзника сирийского президента Башара Асада. В течение последних нескольких лет Иран также смог укрепить свои позиции в Багдаде благодаря своим доверенным лицам, в том числе Силам народной мобилизации Ирака, созданным для борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Однако Иран упустил один важный момент: социально-экономическое видение, необходимое для сохранения своей базы поддержки. Иран всегда использовал малейшую возможность для того, чтобы проникнуть в региональные государственные институты, однако Тегеран забыл о том, что необходимо предложить новую картину завтрашнего дня. Развитие событий в регионе говорит о том, что Иран не может контролировать ситуацию. В качестве примера можно привести положение дел в Ливане и Ираке.

Иран создал доверенных лиц в обеих странах, предоставил им финансирование и оружие, а также помог завоевать власть и проникнуть в государственные учреждения. Сегодня основная задача государственных институтов Ирака и Ливана заключается не в том, чтобы защищать и служить интересам своих граждан, а в том, чтобы защищать и служить интересам Ирана.

Многие исследователи назвали нынешние протесты в Ливане «беспрецедентными» по ряду причин. Впервые за долгое время граждане Ливана поняли, что враг находится внутри страны — это их собственное правительство и политические лидеры, а не внешние силы. Кроме того, политические лидеры не могут контролировать ход протестов. Всё указывает на то, что протестующие способны объединяться между собой независимо от их религиозной принадлежности и политической ориентации. Их объединил продолжающийся экономический кризис. Как сказал один из протестующих: голод не имеет религии.

Но ещё важнее то, что протесты приобрели беспрецедентный характер, поскольку «Хезболла» также решила занять необычную для неё позицию. На протяжении десятилетий «Хезболла» гордилась тем, что защищает беднейшие слои общества и борется с несправедливостью, однако сейчас лидер «Хезболлы» Хасан Насралла решил встать на сторону властей и выступить против людей на улице. Впервые с момента образования «Хезболлы» в 1980-х годах ливанские шииты восстали против данной организации. В Набатии на юге Ливана протестующие шииты даже сожгли офисы лидеров «Хезболлы».

Хасан Насралла
Хасан Насралла
Khamenei.ir

Можно выделить три основных фактора, которые способствовали протестам против «Хезболлы». Во-первых, дорогостоящее участие «Хезболлы» в сирийской войне и давление со стороны США против Ирана вынудили данную организацию сократить зарплаты и услуги, увеличив разрыв между богатыми и бедными в своем собственном сообществе. Пока шииты из бедных районов воевали в Сирии, чиновники «Хезболлы» извлекали военные выгоды, что вызвало сильное возмущение. Во-вторых, «Хезболла» решила закрыть гала на коррумпированность Набиха Берри, который стал спикером парламента. На фоне ухудшения экономики Ливана, когда многие шииты больше не могут оплачивать свои счета, коррумпированность Берри и его возмутительное богатство вызывают возмущение среди обычных граждан. В-третьих, «Хезболла» слишком сильно сосредоточилась на военной сфере. Однако военные победы не привели к общественному благополучию.

Набих Берри
Набих Берри
U.S. Department of State

Аналогичная история сложилась и в Ираке. В октябре 2019 года десятки тысяч граждан Ирака приняли участие в протестах, которые проходили в Багдаде и других регионах страны, в которых проживает шиитское большинство. Граждане Ирака выступили против неспособности иракского политического класса предоставить им основные услуги и сократить безработицу и коррупцию. Власти предприняли быстрые ответные действия, чтобы подавить протесты, в результате чего погибло более 100 протестующих.

Читайте также: Bloomberg: мировая экономика продолжает приближаться к катастрофе

В обоих случаях Иран будет делать то, что он делает лучше всего. В Ливане вместо того, чтобы отступить и разрешить проведение реформ, «Хезболла» и поддерживаемые Ираном ополченцы, вероятно, прибегнут к силе. Как ясно дал понять Насралла, его правительство не падёт. В Ираке вполне вероятно, что поддерживаемые Ираном ополченцы снова прибегнут к насилию, чтобы подавить новый раунд протестов, запланированный на 25 октября. При отсутствии международного давления и требований роспуска парламента и отставки премьер-министра Ирака Адиля Абдул-Махди могут погибнуть ещё больше протестующих. Но в любом случае имидж Ирана серьёзно пострадает.

Хасан Насралла
Хасан Насралла
Khamenei.ir

Недавние протесты показали, что власть Ирана в регионе оказалась менее устойчивой, чем все считали. И что ещё более важно, протесты напомнили Ирану, что шиизм не принадлежит Тегерану и что, возможно, пришло время начать работать непосредственно с шиитскими общинами.