Трижды отказав бывшему премьер-министру Великобритании Терезе Мэй в поддержке её варианта соглашения с ЕС, британский парламент решил поддержать соглашение, предложенное её преемником Борисом Джонсоном. Во вторник вечером, 22 октября, парламентское большинство проголосовало за проект соглашения Джонсона. Это стало значительной победой для премьер-министра. Однако нельзя сказать, что мы стали свидетелями финальной части Брексита, всё только начинается, пишет Тереза Рафаэль в статье для издания Bloomberg.

Brexit
Brexit
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: American Conservative: осмелится ли Трамп на открытый грабеж в Сирии?

То, что парламент дал одной рукой, он решил забрать другой, и в этом есть определённая справедливость. При повторном голосовании Палата общин отклонила требование Джонсона о том, чтобы непрозрачный 115-страничный законопроект, был срочно принят в течение трёх дней. Джонсон пытался запугать законодателей, чтобы они согласились следовать его расписанию, в противном случае Джонсон стал бы добиваться всеобщих выборов. Джонсон потребовал принять законопроект здесь и сейчас.

Парламент Великобритании. Вестминстерский дворц. Лондон
Парламент Великобритании. Вестминстерский дворц. Лондон
Haykakan.top

Парламент отказался пойти на уступки и проголосовал против законопроекта. Весь смысл Брексита заключается в том, чтобы вернуть Великобритании её суверенитет. «Если вы возвращаете себе контроль, то покажите, что вы достойны того, чтобы осуществлять этот контроль. И всё, о чём я прошу, это проявить немного терпения», — заявил бывший депутат парламента от Тори Рори Стюарт. Разумное замечание, учитывая историческое значение данного законопроекта.

У парламента не было особых причин для спешки, кроме того, что помочь Джонсону выполнить данное им обещание, согласно которому он должен вывести Великобританию из состава ЕС 31 октября 2019 года. Джонсон уже должен был запросить у Брюсселя продление Брексита до конца января 2020 года. ЕС придётся хорошенько поразмыслить над возможностью переноса Брексита, учитывая то, что 22 октября британский парламент отказался одобрить соглашение Джонсона, а это говорит о том, что данное соглашение не удастся включить в британское законодательство на этой неделе. Однако нет особых сомнений в том, что Брюссель удовлетворит просьбу британского парламента, поскольку ЕС не заинтересован в Брексите без соглашения и не хочет брать на себя ответственность за его последствия.

Джонсон также не хочет, чтобы Великобритания потерпела крах: «Так или иначе, мы покинем ЕС в рамках этого соглашения». От его прежних угроз о выходе из ЕС без соглашения не осталось и следа. Теперь у него есть соглашение, которое может поддержать парламентское большинство.

Всё выглядит достаточно позитивно, за исключением того, что самому соглашению предстоит пройти долгий путь, поэтому сохраняется вероятность того, что Джонсон в один прекрасный момент может провозгласить новые всеобщие выборы. Как бы там ни было, предложенное Джонсоном соглашение действительно нуждается в тщательной проверке.

Протесты напротив Вестминстерского дворца в Лондоне
Протесты напротив Вестминстерского дворца в Лондоне
ChiralJon

Прежде всего нужно отдать должное Джонсону за то, что он смог зайти так далеко. Он совершил три политических подвига: стал лидером Консервативной партии и занял должность премьер-министра Великобритании, затем он смог достигнуть соглашения по Брекситу с ЕС, что многим казалось невозможным, наконец, соглашение Джонсона поддержало парламентское большинство. Время играет в его пользу. Удивительно, что он смог совершить все три подвига всего за три месяца.

С другой стороны, стоит обратить внимание на само соглашение, которое во многих отношениях кажется хуже соглашения, которое предложила Мэй. И Джонсон, и Мэй обещали выполнить три вещи: сохранить открытую границу между Северной Ирландией и Республикой Ирландией; сделать всё необходимое для того, чтобы с Северной Ирландией обращались так же, как и с остальной частью Великобритании; вывести Великобританию из таможенного союза ЕС, чтобы страна получила возможность заключать собственные торговые сделки. Джонсон и Мэй смогли выполнить только два пункта из трёх.

Мэй пришлось отказаться от третьего обещания и согласиться с планом, согласно которому Великобритания останется в таможенном союзе ЕС до тех пор, пока не будет найден лучший способ избежать жёсткой границы с Ирландией. Данное обстоятельство пришлось не по вкусу ярым сторонника Брексита. Джонсону пришлось отказаться от второго обещания, согласившись на фактическую границу между Северной Ирландией и остальной частью Великобритании, чтобы вывести Великобританию из европейского таможенного союза. Новая граница в Ирландском море приведёт к существенным нормативным проверкам. Экспортерам из материковой части Великобритании в Северную Ирландию, вероятно, придётся заполнять таможенные декларации с 50 полями и указывать 10-значные номера для каждого отдельного продукта. Компании из Северной Ирландии, скорее всего, также должны будут заполнять экспортные декларации при отправке товаров в остальную часть Великобритании.

Таможенная служба и полицейский Великобритании
Таможенная служба и полицейский Великобритании
ukhomeoffice

Читайте также: Foreign Policy: Западная Европа рискует совершить фатальную ошибку

Даже если всё сработает гладко, всегда будет существовать опасность того, что нормативные требования Великобритании изменятся, граница станет более жёсткой, а связь между Северной Ирландией и остальной частью Великобритании ослабнет. Шотландские националисты могут воспринять новые договорённости между Великобританией и Северной Ирландией в качестве прецедента, которым можно воспользоваться для поддержки независимости Шотландии.

При этом британское правительство отказалось опубликовать свой экономический анализ соглашения Джонсона до окончания голосования. Эксперты аналитического центра «Великобритания в меняющейся Европе» считают, что план Джонсона поставит экономику Великобритании в гораздо худшее положение, чем сделка, предложенная Мэй.

Законодатели могут прийти к выводу, что все эти расходы приемлемы или, по крайней мере, лучше, чем альтернатива дальнейшей неопределённости. Как бы там ни было, парламентариям потребуется чуть больше времени, чем несколько дней, чтобы принять окончательное решение.