Государственный секретарь США Майк Помпео выступил с беспрецедентным заявлением в адрес Турции. «Мы предпочитаем мир войне. Но в случае события, при котором понадобятся военные действия, президент США Дональд Трамп полностью готов их предпринять», — заявил госсекретарь.

Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

При этом Помпео не указал, какие именно действия Анкары приведут или могут привести к военному ответу со стороны Вашингтона. Он пояснил, что «не хочет мешать президентскому решению о том, взять ли на себя грандиозное обязательство использовать американскую военную мощь». Ясно, что это реакция Белого дома на угрозы Анкары, несмотря на достигнутое соглашение по приостановлению военной операции «Источник мира» на севере Сирии против курдских вооруженных формирований, что, кстати, было поддержано курдскими Демократическими силами Сирии (SDF). Турецкая сторона заявила, что условия соглашения не соблюдаются курдской стороной и она готова продолжить военную операцию. Но получила ответ от американцев. Причем такого еще не было, чтобы США угрожали ударами союзнику по НАТО.

Помпео. Дипломатия
Помпео. Дипломатия
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

А что было? После того, как Анкара в ультимативном порядке заявила о готовности начать боевую операцию на севере Сирии, американцы запустили в ее отношении два параллельных сценария. Сначала Трамп, заявляя о выводе своих военных из предполагаемой зоны безопасности на турецко-сирийской границе, как бы включил «зеленый свет» президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Но уже на следующий день он угрожает уничтожить турецкую экономику в том случае, если Анкара продолжит свою операцию на севере Сирии. При этом Турция явно недооценила уровень и возможности Вашингтона по ведению многоходовой комбинационной игры. Анкара только потом выявила, что американцы вели переговоры как с сирийскими курдами, так и с правительственными структурами Дамаска.

И это сбило турок с толку. Тем более что Россия выступила посредником в между курдской администрацией на севере Сирии и сирийским правительством в Дамаске. Сирийские правительственные войска взяли под контроль северо-западный город Манбидж у SDF и вошли в соседний Кобани. В результате, пишет австралийское издание The Sydney Morning Herald, «вторжение Турции на территорию Сирии стало сопровождаться неожиданным кошмаром», когда внутри Сирии началась быстрая рокировка политических сил. А самым неожиданным и как никогда откровенным оказалось заявление министра обороны России Сергея Шойгу, который заявил, что «события в Сирии после начала там военной операции Турции приняли нежелательный оборот, и России, Турции и США надо повысить уровень безопасности в регионе, а те события, которые происходят последние дни, они, к сожалению, наводят нас на не самые оптимистичные мысли».

Теперь после заявления Помпео о возможности военного удара по Турции разлетается в пух и в прах отрабатываемый сценарий о совместных американо-турецко-российских действиях на сирийском направлении. Анкара выводится за скобки. Отметим в этой связи еще один важный момент. Заявление Помпео прозвучало и, видимо, не случайно накануне встречи в Сочи президентов Путина и Эрдогана. Турецкий лидер «повелся» на это. Он заявил, что часть безопасной зоны, которую Анкара стремится создать на севере Сирии, находится под контролем поддерживаемого Россией сирийского правительства, и «Анкара будет осуществлять свой собственный план, если предстоящая встреча с российским коллегой не принесет ожидаемых результатов». Иначе говоря, Анкара на словах демонстрирует готовность вступить в конфронтацию как с США, так и Россией.

Встреча Влвдимира Путина и Таипа Эрдогана. Сочи. 2017
Встреча Влвдимира Путина и Таипа Эрдогана. Сочи. 2017
Kremlin.ru

Это означает, что дипломатическая игра Турции сразу на двух фронтах — американском и российском — полностью провалена. Она почувствовала риски в новой «большой игре» на Ближнем Востоке по Сирии, стала ощущать себя второстепенным игроком, оказавшимся на периферии региона, хотя ее роль в качестве стабилизирующей силы еще недавно воспринималась как данность. Что же касается угрозы Помпео начать войну против Турции, то вряд ли она практически будет реализована. Скорее всего, это средство давления, хотя американцы переступили всё же серьезный психологический барьер, унижая Анкару. Почему такое происходит, сказать пока сложно.

Многое указывает на то, пишет The New York Times, что «турецкий гамбит Трампа» оказался в зоне борьбы в США между демократами и республиканцами. Дело дошло до того, что лидер демократов в комитете по международным делам Сената Боб Менендез потребовал от администрации Трампа опубликовать стенограмму переговоров американского президента с Эрдоганом, когда обсуждалась операция «Источник мира», и сразу же начинались разговоры о том, что «Штаты сдают Турции курдов». Теперь Анкара, конечно, может ответить. Как пишет турецкое издание Yeni Çağ, «в ситуации, когда США в отношении Турции выступает лжесоюзником, нужно: закрыть для Америки Инджирлик и вообще все авиабазы НАТО; закрыть для американских кораблей военно-морскую базу Аксаз; отказаться от покупки 40 пассажирских самолетов на сумму один миллиард долларов; объявить американского посла персоной нон грата».

Но это, как говорится, уже другая песня. Многое станет ясно после переговоров в Сочи Путина и Эрдогана. События в регионе развиваются очень стремительно.