Выборы в Сейм Польши, на которых победу повторно одержал правый блок во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS), дал основание польским изданиям поставить вопрос о новом месте своей страны в Европейском союзе. «Пришло время западным средствам массовой информации глубже взглянуть на то, что на самом деле происходит в стране на Висле, — пишет газета Rzeczpospolita. — Это уже сделал европейский бизнес, который после первоначальных колебаний снова вкладывает сюда инвестиции в большом масштабе. А также растущее число европейских правительств с Германией на переднем крае, которые знают, что без нового соглашения с Польшей и — в более широком смысле с Центральной Европой — в Евросоюзе многое сделать невозможно. Видимо, все они схематичных статей о Польше не читают».

Иван Шилов © ИА REGNUM

Это так и не так. Действительно, в минувшее воскресенье, 13 октября, проголосовавшие на выборах поляки показали соседям страны на Висле, что вопреки внутренним и внешним атакам правительство «Права и Справедливости» пользуется поддержкой избирателей, более того, число сторонников его выросло на несколько миллионов человек. Что совсем не обрадовало большинство иностранных изданий, базирующихся в Европе и Соединенных Штатах. Правящую партию заклеймили как «ультраконсервативную» и традиционно обвинили в уже имевших место «нападках» на судебную систему и возможной в перспективе «атаке» на средства массовой информации. Западная пресса считает Польшу «незрелой демократией», часть польской прессы не согласна с этим. Но вот что интересно: неодобрение PiS прозвучало со стороны французской католической газеты La Croix, хотя именно это издание, казалось бы, должно быть первейшим союзником «Права и Справедливости», которая поддерживает Католическую церковь и видит со стороны Костела взаимность.

Раздел Польши в 1939 г
Раздел Польши в 1939 г
(сс) Listowy

Это говорит о том, что нынешняя Польша раздражает не только в связи с ценностными расхождениями, но и по каким-то другим причинам, более глубоким. Как отмечают некоторые эксперты, успех «антилиберальных политиков в Восточной Европе является загадкой для многих наблюдателей на Западе». И тому дается такое популярное объяснение. Неолиберальная глобализация создала «экономических неудачников», которые «влюбляются в националистическую риторику популистов». Хотя реальные доходы в регионе удвоились за последние двадцать лет, согласно исследованию, проведенному американским центром Pew в 2017 году, 72% венгров убеждены в том, что сегодня они беднее, чем были до 1989 года. Тот же опрос показал что только 47% поляков, 48% венгров, 39% болгар, 34% латышей и всего 25% сербов считают демократию, созданную после 1989 года, наилучшей из форм правления. И все дело в том, что «либеральная мысль» не доминировала в Восточной Европе даже на волне «1989 года», поскольку для этого региона характерен «религиозный консерватизм, ксенофобский национализм и антисемитизм».

Подобная интерпретация выгодна сторонникам концепции «Европы двух скоростей», предполагающей наращивание дистанции Западной Европы от Центральной и Восточной Европы. Если тех же поляков или венгров не переделать, то не надо и стараться. Пусть они остаются изолированными в новом Европейском союзе и варятся в собственном соку. Но эта доктрина все объясняет в случае мышления категориями всего ЕС. А ведь есть и национальные интересы тех или иных государств. Поэтому Германия, соседка Польши, вложившая огромные средства и ресурсы в ее экономику и политиков, не готова так сразу отказаться от Варшавы. Дискуссии сегодня идут на тему, следует ли давить на поляков, привязывая выплаты из европейских фондов «к принципам верховенства закона и защиты климата», или же Европа не должна полагаться на то, что рецессия польской экономики повлияет на решимость PiS проводить самостоятельную политику.

Виктор Дени. Ясновельможная Польша последняя собака Антанты. 1920 г
Виктор Дени. Ясновельможная Польша последняя собака Антанты. 1920 г

Иную позицию занимает Франция, которую от Польши отдаляют немцы. Париж еще во времена Первой мировой войны, когда члены Антанты обсуждали, стоит ли позволить полякам восстановить свою независимость, считал, что этого делать не надо. Он мотивировал свое решение тем, что польское государство в данном случае будет мешать России прийти на помощь Франции в случае возникновения очередного франко-немецкого обострения. Спустя сто лет Польша, точнее, правительство «Права и Справедливости» снова является помехой для Парижа. Этого особо не скрывает французский президент Эммануэль Макрон, который критикует Варшаву под различными предлогами. Как полагает британский портал The Conversation, «на идеологическом уровне разрыв между Францией и Польшей очевиден». И трещина может серьезно углубиться.

«Со своей стороны Польша обеспокоена внешней политикой Франции и Германии, — отмечает издание. — Она считает удвоение газопровода «Северный поток» в Балтийском море Россией и Германией геополитическим предательством. И как только Макрон станет ближе к Владимиру Путину по Сирии или Ирану, польское мнение забеспокоится». Можно не сомневаться в том, что Варшава в ответ начнет давить на Берлин и Париж в частности и Брюссель в целом. И, как часто это бывает с поляками, перегнет палку. Тогда франко-германскому альянсу придется принимать важные решения. Не исключено, что он сработает по технологии американского президента Дональда Трампа, который постепенно уводит США с Ближнего Востока, стимулируя Москву стать арбитром и попечителем этого региона. «Турецкий фланг» Россия начинает постепенно осваивать. Могут ли Франция и Германия сыграть в такую же игру на «Польском фланге»?

Запуск трубопровод «Северный поток»
Запуск трубопровод «Северный поток»
Nord-stream.com

Посмотрим. По крайней мере, как замечает международный обозреватель германской газеты Der Tagesspiegel Кристоф фон Маршалл, «Россия занимает на удивление большое место в сердцах многих немцев, а Польша — неожиданно маленькое. При этом Польша — восьмой по величине торговый партнер Германии и — с большим отрывом — главный партнер на востоке: объем торговли составляет 63,4 миллиарда евро, что в два с половиной раза больше, чем с Россией». Как бы не получилось так, что интеграция Польши с ЕС замедлится или даже повернется вспять.