Башар Асад
Башар Асад
© ИА REGNUM

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что 22 октября в Сочи состоится встреча Владимира Путина с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Договоренность об этом была достигнута в ходе последнего телефонного разговора между ними, который состоялся по инициативе турецкой стороны.

Главная тема переговоров — ситуация в Сирии, которая стала быстро меняться после начала Анкарой военной операции «Источник мира», в ходе которой турецкая армия и союзные ей отряды сирийской оппозиции перешли границу и начали бои с «Сирийскими демократическими силами» (СДС), военизированными отрядами курдов, которые контролировали северо-восточную часть страны. В той же беседе Путин и Эрдоган сошлись во мнении, что турецкая армия и сирийские войска должны предотвратить возможные конфликты между собой. Тем более что после соглашения, которое официальный Дамаск при посредничестве России заключил с курдами, правительственная армия Сирии выдвинулась на контролируемые СДС территории с целью «противостоять турецкой агрессии».

Путин и Эрдоган
Путин и Эрдоган

Правда, к моменту встречи Путина и Эрдогана обстановка на севере Сирии может измениться. В ходе визита возглавляемой вице-президентом США Майком Пенсом американской делегации в Анкару и переговоров их с Эрдоганом было достигнуто соглашение, состоящее из 13 пунктов, о прекращении огня на севере Сирии для того, чтобы предоставить курдским силам «Отрядов народной самообороны» (YPG) в течение 120 часов уйти из обозначенной Турцией зоны безопасности на 30 километров. Окажется ли это соглашении устойчивым, сказать сложно. Эрдоган предупредил, что если оно будет кем-то нарушено, то он продолжит боевую операцию. Но сейчас не об этом. Песков, отвечая на вопрос о возможной встрече в Сочи президентов России, Сирии и Турции, отметил, что подготовка к ней не ведется.

Скорее всего, это была реакция Кремля на заявление советника президента Сирии по политическим вопросам Бусейна Шаабана телеканалу «Аль-Маядин, в котором говорилось о возможности «под патронажем России проведения в Сочи турецко-сирийской встречи». Дыма без огня не бывает, и потому многие как в Турции, так и на Ближнем Востоке поняли, что встреча и результативные переговоры между Эрдоганом и Асадом изменили бы ход событий не только в Сирии, но и в регионе в целом. Об этом недавно говорил и глава МИД России Сергей Лавров, заявляя, что «Дамаск и Анкара должны наладить практическое сотрудничество на основе Аданского соглашения 1998 года» и Москва «готова оказывать содействие их диалогу». Не первый день и месяц об этом говорят и оппозиционные силы в Турции.

Майк Пенс
Майк Пенс
Gage Skidmore

Так, глава Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу выступал с призывом к властям страны «незамедлительно восстановить контакты с правительством Сирии для мира и стабилизации в этой стране, гарантировать территориальную целостность Сирии и прекратить кровопролитие», отказаться от идеи свержения сирийского президента Башара Асада. Временами действительно казалось, что Анкара, находясь в альянсе с Москвой и Тегераном на сирийском направлении, склоняется к диалогу с Дамаском на основе сохранения Асада — в том или ином варианте — у власти. Такое ощущение появилось тогда, когда, как сообщал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, накануне начала операции «Оливковая ветвь» Анкара послала письменное уведомление Дамаску. Но этот процесс постоянно срывался американцами, которые публично отказывались поддерживать администрацию Асада.

Кемаль Кылычдароглу
Кемаль Кылычдароглу
VOA

Сейчас ситуация изменилась, и Вашингтон открыто говорит о том, что работает с некоторыми определенными структурами правительства Сирии и, наверняка, Анкара по своим каналам получала об этом информацию. Особенностью нынешней ситуации является то, что пользующиеся американской поддержкой сирийские курды после начала турецкой операции «Источник мира» вышли при посредничестве Москвы на сотрудничество с Дамаском, объявляя Турцию «агрессором». Детали договоренностей между Сирией, Россией и курдами неизвестны, однако, по имеющимся данным, курды войдут в созданный Москвой 5-й ударный корпус сирийской армии. Это значит, что Турция теряет формальный повод для вторжения и теряет возможность решать «курдский вопрос» по своему сценарию.

Так складывается необычная ситуация. Курды, которым США оказывали огромную поддержку и которые внесли немалый вклад в борьбу с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), переместились в другой лагерь, оставляя возможности Анкаре бороться уже не с ними, а с джихадистами. Получается, что Эрдоган явно опоздал со своим ходом на сирийской «шахматной доске» и утерял перспективу осуществить важный политико-дипломатический маневр, приняв участие в смене декорации. Кстати, Москва и Тегеран предупреждали об этом Анкару, указывая на необходимость сближения с Дамаском, чтобы начать реализацию положений Аданского договора 1998 года. Напомним, что согласно ему Сирия обязалась бороться с курдскими террористами на своей территории.

Мевлют Чавушоглу
Мевлют Чавушоглу
(сс) Preiss MSC

Если Дамаск этого бы не делал, тогда Турция получала право самостоятельно атаковать боевиков по другую сторону границы. Однако теперь, когда курды с администрацией Асада, договор оказывается совершенно бесполезным для Анкары. Это значит, что Турция не только потеряет формальный повод для вторжения и создания так называемой зоны безопасности на границе Сирии, но и лишается важных рычагов решения «курдского вопроса». Что настолько становится очевидным, например, для британской газеты The Guardian, которая пишет, что «выход для Эрдогана из сложной ситуации — в диалоге с Асадом», поскольку «курды на севере Сирии, видя ослабление поддержки США, могут начать активный дрейф в сторону Москвы и Дамаска». Анкара же проиграла на дипломатическом фронте и оказалась в изоляции. Более того, она сыграла на руку Дамаску, войска которого начали восстанавливать суверенитет Сирии над прежде неподконтрольными территориями на севере страны.

В свое время между лидерами Турции и Сирии существовала многолетняя дружба. Но она продолжалась до того момента, когда Эрдоган с началом «арабской весны» в 2011 году решил «сдать» Асада американцам, потребовав начать проведение реформ, которые вели к власти «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Асада не удалось свергнуть, и сам Эрдоган пережил неудавшийся государственный переворот. Потом, как пишет одно американское издание, «два лидера по-разному и по разным причинам оказались под прессингом политики США», что вынуждало Анкару, как заявлял Чавушоглу, «идти на сотрудничество с Дамаском «низкого уровня» через свои спецслужбы», действовать через третьи страны, Россию и Иран».

Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Эрдоган делал на этом направлении определенные малозаметные шаги, довольствуясь односторонними действиями, иногда в координации с Россией, иногда с Ираном или США. Такая дипломатическая тактика создавала подозрения, что турецкий лидер страхуется, чтобы в случае неудачи или поражения заявить, что «отступает под международным давлением». Отсюда все его метания с Запада на Восток и обратно, переоценка или недооценка своих партнеров. Пикантность ситуации заключается в том, что США, России и Сирии удается пока еще тактически разыгрывать курдскую карту. Как считает американское издание The Washington Post, президент США Дональд Трамп, по-видимому, приказывая вывести войска США с севера Сирии, прекрасно знал, что его турецкий коллега сразу же нанесет удар по курдам». Но все для Анкары пошло не так, по выражению газеты, «вызывая долгосрочные волновые эффекты, способные поразить весь Ближний Восток».

Прежде всего, курдские силы самообороны получили признание на Западе, поскольку вместе с США сражалась против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Стал расти политический авторитет Сирии. Арабский мир задумался над укреплением региональной солидарности через действительно существующие в регионе антитурецкие настроения. В итоге, считает турецкий эксперт по Ближнему Востоку Фехим Таштекин, «Эрдогана стали толкать к тому, чтобы он снова пожал руку Асаду». Этого захотел «не только Путин, но и Трамп, с той лишь разницей, что Путин не желает Турции оказаться на краю пропасти в этой сложной игре». Исходя из этого, объективно приоритеты Эрдогана в Сирии должны быстро поменяться. Германское издание Der Spiegel утверждает, что турецкий президент «все больше и больше готов пойти на такой шаг».

Этноконфессиональные регионы на территории Ирака и Сирии. «Суннистан», «Шиистан» и Курдистан
Этноконфессиональные регионы на территории Ирака и Сирии. «Суннистан», «Шиистан» и Курдистан
NordNordWest

Действительно, недавно он сослался на соглашение 1998 года между Анкарой и Дамаском в качестве оправдания продолжающегося вторжения в Сирию, что также создает предпосылки для сотрудничества двух стран. Если принять в расчет эти признаки, то можно говорить о том, что процесс нормализации между Анкарой и Дамаском начался, хоть и медленно и со множеством затруднений. Проблема в том, чтобы не создавать ситуацию «потери лица» для Эрдогана. И очень многое теперь зависит от результатов предстоящих в Сочи переговоров между президентами России и Турции. Существуют реальные предпосылки к достижению компромисса, что действительно может привести к стабилизации положения на севере Сирии. Но без участия в этом процессе Асада сделать это будет непросто. Выбор сейчас за Эрдоганом.