Когда в социальных сетях, следуя исконно русской традиции, начинают ругать местные власти, хочется спросить критиканов — а где взять других чиновников, честных и компетентных? Не то чтобы кадровый кризис являлся оправданием коррупции или непрофессионализма, просто ЛДНР сегодня действительно вплотную подошли к черте, когда найти сотрудника на руководящий пост чрезвычайно сложно.

Жители Донецка
Жители Донецка
© ИА Красная Весна

В 2014—2015 годах найти в Донецке или Луганске работу, за которую будут хотя бы немного платить, было проблемой. Сегодня количество вакансий неуклонно растет, зато соискателей становится меньше. От кризиса кадров страдают даже некогда престижные профессии — до войны устроиться на шахту было практически невозможно, а сегодня возьмут с дорогой душой практически любого желающего. Традиционно не хватает педагогов и медиков. Кризис кадров коснулся даже госслужбы и руководящих должностей — никто не торопится возглавлять отделы и управления, даже несмотря на приемлемую для самоопределившихся республик зарплату.

Отчасти нехватка кадров является отголоском общемировой тенденции — население стремительно стареет, а в Донбассе еще до войны был самый высокий по Украине процент людей пенсионного возраста. В значительной мере повлияли также послевоенная разруха и низкий уровень жизни в республиках — многие предпочли искать счастья в России или даже на Украине, или в ЕС. Тем не менее тотальную нехватку руководящих кадров едва ли можно объяснить исключительно миграционным фактором и низкими зарплатами.

Тем более что в 2019 году правительство, наконец, встрепенулось — с 1 июля в ЛДНР госслужащим и сотрудникам бюджетной сферы повысили оклады на 20−30%, а уже 1 января 2020 года грядет новое повышение. Благодаря этой мере трудовые доходы госслужащих и бюджетников существенно превысили зарплаты в частном секторе, а руководители отделов и управлений в республиках сегодня получают жалование, сопоставимое с зарплатами их российских коллег из депрессивных регионов. И все же желающих занимать ответственные посты не стало много больше.

Донецк
Донецк
(сс) Vadim Tolbatov

Некоторых останавливает невозможность выезда на Украину. Помимо действующего для госслужащих запрета, есть еще один, куда более эффективный сдерживающий фактор — обязательное для всех, кто получает зарплату от правительства, членство в общественном движении «Мир Луганщине» или, в случае Донецка, ОД «Свободный Донбасс». Обе организации регулярно выкладывают в сеть членские списки, а это значит, что въезд на Украину для тех, кто поставил свою подпись в анкете, закрыт. Украинские спецслужбы воспринимают участие в общественных движениях Новороссии, равно как и работу на руководящих должностях в любых государственных институтах, пособничеством терроризму (от 8 до 15 лет с конфискацией).

Впрочем, хватает и внутренних факторов. Например — несовершенство законодательства и рабочих протоколов. Законодательная база в ЛДНР, что называется, сырая; в ней огромное количество нестыковок и противоречий, а правительство продолжает активно заниматься законотворчеством, создавая все новые казусы. В свою очередь в министерствах тоже активно борются со скукой, разрабатывая все более изощренные требования и предписания, так что никто не может чувствовать себя в безопасности — правила и законы могут поменяться в любой момент, и тогда на голову незадачливого руководителя падет кара в виде штрафа, а может быть, и уголовного наказания.

Штрафуют в лучших традициях постсоветской бюрократии — например, контролирующие органы в приступе вдохновения вполне могут окончательно разорить бюджет медицинского учреждения в связи с неисправной кровлей и нехваткой медикаментов, хотя средств и на первое, и на второе вдоволь не выделялось с последнего съезда ЦК КПСС.

Еще больше пугает уголовное наказание — в памяти у населения живы примеры 2014−2015 годов, когда должностные лица выскакивали ниоткуда и тут же скрывались в недрах пенитенциарной системы, не успев даже, кажется, ничего украсть. Сегодня жизнь чиновника спокойнее, однако нажить проблем и оступиться можно практически на ровном месте — достаточно, например, неправильно провести по документам гуманитарную помощь. Иногда доходит до абсурда, когда директора школ, с одной стороны, вынуждены просить у родителей денег на моющие средства и прочие нужды, с другой стороны, вполне могут получить за это несколько лет условно.

ДНР
ДНР

Сегодня в самоопределившихся республиках все еще живы украинские традиции, когда государство требует от руководителя выполнять все нормативы и предписания, однако практически не предоставляет ему для этого необходимых ресурсов.

Еще один фактор, негативно влияющий на привлекательность руководящих должностей в ЛДНР, — высокая нагрузка. Корни проблемы в первую очередь кроются как раз в нехватке кадров — оставшимся на посту приходится выполнять не только свои служебные обязанности, но и тянуть обезглавленные структурные подразделения, подчас выполняя чужую работу. Так, образование начинает параллельно заниматься социальной работой, а муниципальный финансовый отдел вполне может получить в нагрузку еще и функции отдела социально-экономического развития и т. д.

Стоит также учитывать, что в связи с печальным состоянием экономики и снижением деловой активности некоторые должности утратили свою привычную привлекательность. В благополучные времена множество чиновников кормится на строительстве магазинов и кафе, установке малых архитектурных форм, торговле и аренде земли и множестве других моментов, сегодня утративших свою актуальность — речь об открытии новых торговых центров и увеселительных заведений пойдет еще очень нескоро, так что многие чиновники лишились привычной кормовой базы.

В итоге в ЛДНР сложилась ситуация, когда найти человека, готового возглавить то или иное управление, порой оказывается очень непросто. Кто-то уехал по политическим соображениям, кто-то не выдержал сложностей и отправился работать в Россию, многие просто не желают брать на себя лишнюю ответственность, далеко не всегда соответствующую денежному вознаграждению.

Уже в ближайшие годы Новороссия вполне может столкнуться с необходимостью буквально за уши тащить по карьерной лестнице выпускников вузов. К сожалению, молодежь тоже активно покидает Донбасс, и получение местными университетами российской аккредитации лишь способствует оттоку молодых специалистов.

Кризис кадров, отток населения, сложная политическая и социально-экономическая ситуация — все эти факторы постепенно приводят к обнищанию Донбасса, превращению специалистов, управленцев и так называемых менеджеров в вымирающий вид. В случае, если в ЛДНР начнет действовать закон о местном самоуправлении, кандидатов в депутаты и исполнительные комитеты вряд ли придется избирать традиционным методом — скорее, мандаты нужно будет предлагать, а может быть, и навязывать государственным и бюджетным служащим. Достаточно вспомнить выборы 2018 года, когда проблемой стало набрать нужное количество пристойно выглядящих технических кандидатов на пост главы.

Если существующие тенденции останутся неизменными, уже в ближайшие годы управлять республиками станет некому. Сегодняшние руководящие кадры — промежуточное звено между правительством и рядовыми исполнителями — разбегутся, выйдут на пенсию, сгорят, не выдержав нагрузки. Придут ли им на смену молодые, удастся ли создать достаточно привлекательные условия? Еще один вызов для Донецка и Луганска, который невозможно не принять.