В очередной раз и уже который год подряд Минфин ведет себя не как ведомство, которое может выстраивать грамотную долгосрочную бюджетную и налоговую политику, а как ответственный бухгалтер, отвечающий за баланс активов и пассивов.

Брежневский СССР — создатель современного бюджетного благополучия России. Медаль СССР «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» (1978)
Брежневский СССР — создатель современного бюджетного благополучия России. Медаль СССР «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» (1978)

Снова и опять ведомство Антона Силуанова паникует, заявляя, что налоговые льготы нефтегазовому сектору России могут нанести урон бюджету. Возможно, и могут, но апеллировать в данном случае всего лишь разницей размеров этих льгот, говоря о том, что за последние 8 лет они выросли в 4 раза, недостаточно. Необходимо произвести расчеты и понять, как льготы отразятся на объемах добычи нефти и бюджете, если их предоставить, либо не предоставить и только тогда вводить или ограничивать доступ к каким-то послаблениям.

Министерство финансов Антон Силуанов
Министерство финансов Антон Силуанов
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Мораторий Владимира Путина на новые налоговые льготы для нефтяных месторождений, действующий до конца этого года, за исключением для Приобского месторождения, и был введен этим летом, как раз для того, чтобы Минфин совместно с Минэнерго разработали финансово-экономическое обоснование, доказывающее эффективность либо неэффективность льгот. Раз уж мы опять наблюдаем переживания Минфина о возможных потерях бюджета от льгот нефтяникам, то, очевидно, подробных расчетов так и не было сделано. Иначе мы стали бы свидетелями иной полемики, в которой кроме доводов о потерях бюджета предлагались в очередной раз не запретительные меры, а поиски решения проблемы — как с нарастанием расходов на разработку запасов, которая с каждым годом становится более сложной и дорогой, не снижать объемы добычи нефти, которая, между прочим, и позволила Минфину получить профицитный бюджет.

Между тем Минфин по-прежнему играет цифрами, мол, если в 2011 году налоговые льготы в нефтедобыче составляли порядка 375 млрд рублей, то в 2019 году этот объем может достигнуть 1,6 трлн рублей, при этом, правда, забыв указать, что среднегодовой курс доллара 8 лет назад был равен 29 рублям. То есть доллар стоил почти в 2,5 раза меньше, чем сегодня. Умножьте эти самые приведенные Минфином 375 млрд рублей на 2,5 и получите почти 1 трлн рублей. Вот и вся математика, которую Минфин почему-то, не озвучил.

Добыча нефти
Добыча нефти
Abnews.ru

Однако представитель Минфина все же отметил, что большинство льгот связаны «с выработанностью месторождений» и таким образом они позволяют стимулировать или сохранять добычу на более или менее стабильном уровне. Минфин сообщает, что, согласно проекту бюджета, его доходы будут снижаться год от года — в 2020-м они составят 20,4 трлн руб. (18,1% ВВП), 2021-м — 17,7% ВВП, в 2022 году — до 17,2%. Вот именно сейчас, можно сказать, для Минфина наступает час «Х». Мы об этом уже говорили и готовы повторить. Профицита Минфин добился ценой здоровья россиян, снижения экономики, роста добычи нефти и роста цены на нее, а не вовсе за счет новых инструментов, известных и доступных лишь эффективному управленцу бюджетом Антону Силуанову.

Президент ставил цель уйти от сырьевой зависимости. Минфин, ЦБ и Минэкономразвития считали задачу выполненной. Да, есть профицит бюджета, доходы от ненефтегазового сектора увеличились и превышают нефтегазовые доходы. Но мы имеем проблемы во всех значимых, особенно с высокой социальной составляющей, отраслях экономики и тощие «кошельки» большинства регионов. Все годы Минфин с момента прихода Антона Силуанова на самом деле повышал налоги, чем душил бизнес, распределял доходы от налогов преимущественно в пользу федерального бюджета, в тяжкие для бюджета годы продавал госпакеты акций госкомпаний и, конечно, зависел и продолжает зависеть от нефти, собственно, потому он сейчас и паникует из-за возможного роста преференций.

Объективно говоря, без льгот нефтяники не потянут разработку новых запасов. Давайте вспомним, что говорили эксперты, когда российский вице-премьер Юрий Трутнев предлагал допустить к освоению шельфа Арктики иностранные компании. Для частных компаний — затраты на оборудование и разработку, опять же, без государственных льгот, неподъемны, разве что, если они не представители Дональда Трампа, который покупает острова с теми же труднодоступными месторождения, залегающими со стороны Гренландии. Так зачем лишать льгот российские компании, которым хорошо известна специфика работы, которые владеют достаточной квалификацией и необходимым оборудованием? Чтобы потом предоставить их иностранным компаниям? К этому клонит Минфин?

Заместитель председателя правительства Юрий Трутнев
Заместитель председателя правительства Юрий Трутнев
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Безусловно, никто не говорит, что не нужно сдерживать аппетиты нефтяников, но тогда, когда они растут у них из «баловства», а не из надобности. А пока же Минфин так и не доказал неэффективность предоставляемых нефтегазовым компаниям льгот, лишь приведя цифры, которые без труда оправдывает рост разницы курса валют.

Между тем председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в начале месяца поставила вопрос иначе, сказав, что льготы являются инвестициями государства и предоставлять их нужно в том случае, если они приносят отдачу. Минфин заявляет, что льготы способствуют только росту прибыли компаний, но не росту инвестиций, мол, нефтяники тратят деньги на выкуп акций, выплату дивидендов, погашение кредитов, но не вкладываются в новые проекты. Минэнерго, например, не согласен с доводом финансового ведомства о выпадающих доходах бюджета при росте льгот, по данным которого льготы в 1 трлн рублей полностью себя окупили, принеся в бюджет 1,7 трлн рублей.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко
Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко
Дарья Драй © ИА REGNUM

Судя по продолжающемуся до сих пор спору, ведомства, в том числе нефтяники, так и не предоставили друг другу веских финансово-экономических обоснований для компромисса. Вероятно, нефтяникам необходимо самим произвести расчеты, в том числе доказать факт инвестиционных вливаний в новые проекты. В ином случае Минфин будет продолжать давить на больную мозоль народа, мол, нефтяники жируют, а страна за них расплачивается, в итоге подведя к вопросу о том, не пустить ли к нам все-таки иностранцев для разработки месторождений, так как государству она дорого обходится.

Ну, а паника Минфина понятна. Сейчас, когда на реализацию нацпроектов выделяются деньги, ведомство прекрасно знает, что окупятся эти вложения нескоро, если в принципе окупятся. Даже можно сказать иначе — будут ли вообще освоены эти расходы?! Ведь бюджетная, фискальная и кредитная политики вовсе не благоволят расцвету бизнеса. А ко двору еще и глобальный мировой кризис подкрадывается. Вот и разрушится карточный домик, построенный Минфином на костях бизнеса, здоровье россиян и нищете регионов, да еще и нефть не растет в цене. Блеф Минфина будет все больше вылезать наружу, а блеск его политики будет все больше тускнеть от растущей нищеты экономики.