В четверг, 10 октября, президент Украины Владимир Зеленский 14 часов общался с журналистами, но не сказал им ровным счетом ничего из того, чего они не знали бы и раньше.

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
Иван Шилов © ИА REGNUM

В своих ответах на все без исключения вопросы, от Минских соглашений до посадок коррупционеров, от русского языка до рынка земли, он делал реверансы «и нашим, и вашим».

Минские соглашения Зеленскому не нравятся, но реализовывать их надо, но за срыв разведения войск дрессированным нацистам ничего не будет.

Языковые вопросы «качать» не надо, но новая власть уже приняла решение о переводе русскоязычных школ на украинский, но Зеленский «не знает, что имела в виду министр».

И так по каждому из вопросов.

В период предвыборной кампании, сначала президентской, потом парламентской, это желание усидеть на всех стульях можно было объяснять желанием получить как можно больше голосов и опасением переходить к действиям до того, как абсолютное большинство будет получено.

Но теперь коллективный Зеленский уже не имеет никаких политических оппонентов, а тактика остается прежней — всех обнадежить и ничего не сделать.

Такое поведение может объясняться всё тем же страхом перед националистами, которых новая власть то ли не может, то ли не хочет контролировать — но едва ли дело лишь в этом.

Еще одно объяснение состоит в том, что лично Зеленский, мягко говоря, не обладает полнотой власти — но ведь не только он лично, а и вся его команда не может дать внятного ответа ни на один вопрос.

Если отвлечься от риторики Зеленского и смотреть только на его действия, то окажется, что никакого пересмотра политики Порошенко, за который и проголосовали три четверти граждан Украины, не происходит.

От затягивания конфликта в Донбассе до распродажи последних активов и борьбы с русским языком — по всем направлениям коллективный Зеленский продолжает политику Порошенко.

Изменился только стиль: первая постмайданная власть была буйной и принимала людоедские решения, вторая постмайданная власть, поддержанная населением ради смены политики, тянет время, чтобы граждане привыкли и перестали надеяться.

Майдану больше не надо принимать никаких людоедских решений, они все уже приняты, теперь нужно только чтобы граждане страны оставили всякую надежду на то, что что-то изменится.

Отсюда и 14-часовые пресс-конференции, в ходе которых ничего прямо не сказано, и ответы на вопросы, из которых можно сделать любые выводы, и действия, не имеющие ничего общего с обещаниями.

Для полноты реализации установок Майдана — превратить Украину в нищего врага России без суверенитета и будущего — нужно всего лишь тянуть время и забалтывать население, и кто же может справиться с этим лучше, чем профессиональный актер?