Курдов бросили уже в который раз. История западного предательства восходит ещё к колониальному периоду. Запад уже не первый раз поворачивается спиной к курдам, которые оказали ему помощь в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии. Запад выразил беспокойство по поводу референдума о независимости Иракского Курдистана в 2017 году, затем он решил промолчать, когда в 2018 году Турция проводила операцию «Оливковая ветвь» в сирийском Африне, пишут Натали Точчи и Синан Еким в статье для издания Politico.

Запуск
Запуск
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Syndication Bureau: электромобили не спасут нас от экологических проблем

Но решение президента США Дональда Трампа дать зелёный свет ещё одной турецкой операции в северных районах Сирии — это не просто очередной неприятный эпизод в западно-курдских отношениях. В истории Ближнего Востока открыли новую страницу.

Именно так выглядит крах гегемонии США в регионе. Какой бы кровавой и неустойчивой ни была эта гегемония, её крах может дезориентировать многих региональных игроков. В частности, для ЕС этот крах должен послужить шоком, который подтолкнёт европейский блок к конкретным действиям.

На фоне внезапно возникшего вакуума в регионе ЕС выглядит слабым и неподготовленным. При этом нужно признать, что ЕС не занимал лидирующих позиций в регионе в течение последних десятилетий. Пока региональные потрясения развивались под покровом гегемонии США, европейцы предпочитали действовать в тени дядюшки Сэма. Иногда европейские страны поддерживали действия США, а иногда пытались смягчить их. Но они никогда не выступали против действий США и не предлагали альтернативный путь. Наша слабость выставлена напоказ, потому что мы больше не может прятаться за американской юбкой.

Юлий Ганф. В тесном кругу
Юлий Ганф. В тесном кругу

Учитывая позицию Трампа, вероятно, мало что можно было предпринять для того, чтобы предотвратить наступление президента Турции Реджепа Эрдогана на северо-восток Сирии. Этот момент должен был наступить рано или поздно. Трамп — это необычайно неустойчивый американский президент, однако в отношении Ближнего Востока он занимал последовательную позицию в течение многих лет. Трамп стремится покинуть «сирийское болото» с 2018 года. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) больше не представляет угрозы, по крайней мере, для США, утверждает Трамп. И даже если боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по-прежнему представляют опасность для курдов, стран Ближнего Востока или ЕС, то это не его проблема.

Эрдоган сделал рискованную ставку на изоляционизм Трампа и трусость ЕС. К сожалению, эта ставка, похоже, оправдала себя. Выгоду из этого может извлечь не только Эрдоган. Пока США продолжают отступать на Ближнем Востоке, Россия стоит в сторонке и радуется. Российский президент Владимир Путин не поддержал наступление Эрдогана, но и не стал высказываться против него. Вероятно, он рассматривает возможность взять на себя роль посредника между Эрдоганом и сирийским президентом Башаром Асадом после того, как сирийские курды обратятся к Дамаску за поддержкой.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Kremlin.ru

На фоне вторжения Турции в Сирию и попустительства со стороны Трампа стало понятно, что Европейский союз должен занять самостоятельную позицию в регионе. Европейские страны не могут, так же как США, позволить себе роскошь выхода из региона. Между европейскими странами, Турцией и Ближним Востоком существуют исторические, социальные и экономические связи. Вопрос заключается в том, что необходимо предпринять ЕС для того, чтобы восстановить своё влияние в регионе, и в частности в Турции.

Во-первых, Эрдогану нужно дать понять, что он больше не может шантажировать ЕС. Возможно, нам не удастся заставить его отказаться от угроз пропустить миллионы беженцев через Эгейское море, но ЕС может создать систему, основанную на ценностях, для управления миграцией и разработать политику по распределению беженцев, которая сделает европейский блок невосприимчивыми к подобным угрозам.

Затем нам необходимо поработать над восстановлением рычагов влияния, которые ЕС утратил за последние 15 лет. Есть множество причин, указывающих на то, что нам удастся это сделать. Власть Эрдогана переживает период упадка. На последних выборах в местные органы власти его Партия справедливости и развития (ПСР) потерпела унизительное поражение, передав финансовые центры страны — в первую очередь Стамбул — под контроль оппозиции.

Реджеп Тайип Эрдоган на шестом съезде правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР)
Реджеп Тайип Эрдоган на шестом съезде правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР)
Akparti.org.tr

Читайте также: The Hill: США решили поиграть с ядерной бомбой?

Между тем ПСР может потерять позиции в парламенте. Ожидается, что бывший премьер-министр Ахмет Давутоглу и бывший министр экономики Али Бабаджан при поддержке бывшего президента Абдуллаха Гюля к концу 2019 года создадут свои собственные партии. Кроме того, турецкая экономика не оправилась от прошлогоднего противостояния между Эрдоганом и Трампом. Турция столкнулась с массовой девальвацией турецкой лиры и резким ростом инфляции. Безработица среди молодежи и рост стоимости жизни — это основные причины, по которым ПСР продолжает медленно, но верно терять поддержку со стороны электората.

Перечисленные выше обстоятельства позволят ЕС занять уверенную позицию в рамках диалога с Турцией. Однако, прежде всего, Европейский союз должен осознать, что он больше не может проигрывать в игру «кто моргнёт первым». В ЕС должны чётко заявить, что его больше не удастся шантажировать.