Турецкие военные начали бомбардировку северных районов Сирии после того, как президент США Дональд Трампа публично благословил турецкую операцию на сирийской территории, оккупированной поддерживаемыми США сирийскими курдами, по сути, подставив под удар ключевого союзника Вашингтона в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), пишет Мэттью Петти в статье для издания The National Interest.

Курдские Отряды народной самообороны (YPG). Сирия
Курдские Отряды народной самообороны (YPG). Сирия

Читайте также: Washington Post: у Конгресса есть ключ к секретам Трампа

В воскресенье, 6 октября, Трамп объявил, что турки могут рассчитывать на его благословение. К вечеру вторника, 8 октября, вдоль сирийско-турецкой границы началась перестрелка, а террористы-смертники начали атаки против «Сирийских демократических сил» (СДС) в Ракке. На следующий день президент Турции Реджеп Эрдоган объявил о начале операции «Мирная весна». Ночью турецкие танки пересекли сирийскую границу.

Эрдоган заявил, что в операции будет задействована армия исламистских боевиков, выступающих против правительства президента Сирии Башара Асада. Курдские лидеры сейчас изо всех сил пытаются подготовиться к худшему развитию ситуации. Высокопоставленный генерал СДС Мазлум Кобани объявил, что рассматривается возможность альянса с Асадом против Турции. В СДС «готовы» к переговорам с Асадом, заявил связанный с СДС дипломат Синам Мохамад. Однако ключевые покровители Асада — Россия и Иран — сохраняют осторожность.

Турецкие танки.  Сирийско-турецкая граница
Турецкие танки. Сирийско-турецкая граница
Ktwop.com

Информационное агентство Rojava Information Center, базирующееся в северо-восточном районе Сирии, сообщило о том, что проправительственные сирийские силы собираются в районе Манбиджа и Дейр-эз-Зора. Однако пока неясно, станут ли эти силы помогать турецкой кампании или противостоять ей. По мнению обозревателя The Washington Post Дэвида Игнатиуса, Асад мобилизовал свои силы для организации собственной военной кампании. При этом публичные заявления чиновников только усложняют ситуацию.

«Государство Турция обеспокоено ситуацией на своей южной границе. Турция имеет на это полное право. Но она должна выбрать правильный путь… Мы не считаем, что выбранный путь принесёт пользу региону, Сирии и Турции… Главная проблема сейчас находится не в северной Сирии или в районе к востоку от Евфрата. Наша первостепенная проблема — это Идлиб. Это место, в котором собрались все террористы. Мы надеемся, что другие страны, особенно Турция, готовы сотрудничать в рамках решения этой проблемы, чтобы избежать новых», — заявил президент Ирана Хасан Рухани.

Провинция Идлиб — это последняя сирийская провинция, в которой исламские боевики занимают доминирующие позиции. У Турции есть несколько наблюдательных постов в Идлибе, которые этим летом несколько раз подверглись атакам со стороны сил, лояльных Асаду.

Российский лидер Владимир Путин позвонил Эрдогану в среду, 9 октября, чтобы предостеречь его от действий, которые могли бы поставить под угрозу мирный процесс. По словам Кремля, Эрдоган признал необходимость сохранить территориальную целостность Сирии.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров осудил поддержку, которую США оказали СДС, но также оставил дверь открытой для участия курдов в сирийской политике.

«Американцы создали там квазигосударственные структуры, поддерживали их функциональность и активно продвигали курдский вопрос, чтобы посеять разногласия среди арабских племен, традиционно населявших эти территории… Наша позиция однозначно исходит из необходимости решения всех проблем этой части Сирии путём диалога между центральным правительством в Дамаске и представителями курдских общин, которые традиционно жили на этих территориях», — заявил Лавров.
Курды на позиции
Курды на позиции

По словам иракского курдского чиновника Фаври Харири, который встречался с Лавровым, российский министр иностранных дел пообещал помочь в посредничестве между Дамаском и курдами.

«Позиция Ирана заключалась в том, чтобы побудить курдов к компромиссу с Асадом, чтобы предотвратить любое вторжение Турции в эту часть Сирии… Иранская сторона предприняла реальные усилия, чтобы подтолкнуть обе стороны к компромиссу», — заявил кандидат политических наук, доцент кафедры региональных исследований Университета имени Шахида Бехешти Хамидреза Азизи.

Но в состав СДС входят не только курды, туда также входят антиправительственные силы, находящиеся под защитой США. Согласно недавнему отчёту Международного научного центра имени Вудро Вильсона, на долю арабов приходится от 50% до 70% бойцов СДС. Около 60% опрошенных членов СДС считают, что достигнуть политического урегулирования в Сирии не получится, пока Асад находится у власти.

Во вторник, 8 октября, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф осудил военные действия Турции, однако он также напомнил о соглашении, подписанном в Адане в 1999 году. В рамках этого соглашения Сирия согласилась отказаться от поддержки курдских сил в Турции и изгнать со своей территории лидера курдских националистов Абдуллу Оджалана.

По мнению Азизи, данное заявление указывает на «сдвиг», произошедший в позиции Ирана, который ранее стремился добиться компромисса между курдами и Дамаском, а теперь пытается достичь компромисса между Анкарой и Дамаском.

Эрдоган ранее намекнул, что намерен остаться в Сирии надолго. На Генеральной Ассамблее ООН 24 сентября он предложил расширить «безопасную зону» от турецкой границы до Ракки и Дейр-эз-Зора — это почти треть территории Сирии — для расселения трёх миллионов сирийских беженцев.

Читайте также: Foreign Policy: Китаю нужна цифровая модернизация Ближнего Востока

«В Иране обеспокоены тем, что вторжение Турции и переселение сирийских беженцев, а также членов вооружённых групп, связанных с Турцией, в курдские районы приведёт к изменению демографической структуры этих частей Сирии в ущерб правительству Асада», — заявил Азизи.
Башар Асад и Владимир Путин
Башар Асад и Владимир Путин
Kremlin.ru

За несколько часов до того, как Трамп сделал своё заявление в воскресенье, 6 октября, министр иностранных дел Ирана выступил перед иранским парламентом по поводу роли Турции в Сирии. Один из членов иранского парламента задал Зарифу вопрос относительно сирийского Африна.

«Я выразил своё несогласие в Турции, и президент Ирана также выступил против. Мы считаем, что права курдского народа в Сирии должны быть защищены. Мы верим в уважение прав всех людей в регионе… Конечно, необходимо обеспечить безопасность Турции, но вопросы безопасности не решить за счёт военных экспедиций», — заявил Зариф.