Виновато оправдывающийся за согласование «формулы Штайнмайера» В. Зеленский с его рациональными аргументами и примирительным тоном на фоне разъяренных «патриотов» всех мастей, дружно ринувшихся на репетицию нового «майдана» в Киеве и других городах Украины, выглядел, мягко говоря, не очень убедительно. Его виноватая улыбка, сбивчивая риторика вкупе с киевскими новостями и картинками с улиц и площадей вряд ли добавили уже изготовившемуся принимать саммит «нормандского» формата Э. Макрону оптимизма относительно перспектив возобновления процесса мирного урегулирования по его плану и под его началом.

Эмманюэль Макрон
Эмманюэль Макрон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Чем громче звучали с берегов Днепра вопли и стоны о «красных линиях», к которым предпочел с энтузиазмом подключиться украинский президент, тем президенту французскому становилось все более понятно, что его план дает сбой. Проведенная им предварительная работа с молодым по возрасту и по опыту государственного деятеля коллегой, главной целью которой было настроить того на отказ от продолжения «дела Порошенко» и поиск компромисса, не принесла ожидаемого результата. «Месье Вольдемар» оказался на поверку мягкотел, а его властные полномочия — в большей мере номинальны, чем реальны. Ему не по силам взять под контроль положение дел в стране, усмирив улицу и сломив «партию войны». Это автоматически снимает с повестки дня вопрос о возможности приезда на саммит в Париж В. Путина, заявившего, что неподготовленные встречи его не интересуют.

Если бы речь шла не о большой политике, а об отношениях между обычными людьми, то Э. Макрону перед В. Путиным должно было быть не очень ловко. Тот по его — Макрона — настойчивой просьбе сделал Киеву шаг навстречу, отпустив украинских моряков, участвовавших в «прорыве» через Керченский пролив, без вынесения им приговоров. В ответ же вместо жеста доброй воли от В. Зеленского, гарантированного ему — В. Путину — хозяином Елисейского дворца, услышал причитания о «красных линиях». Ко всему прочему, обильно сдобренные фантазиями наследника П. Порошенко о выборах в ДНР-ЛНР только «по украинским законам», ни в коем разе «не под дулами пулеметов» и «после установления контроля над границей». Не хватало только сакраментального вопроса: «Чей Крым?», — который В. Зеленский грозился задать при встрече В. Путину в видеообращении к украинцам накануне первого телефонного разговора двух лидеров. Видимо, у Европы все-таки получилось втолковать ему некоторые азы дипломатии.

Телефонный разговор
Телефонный разговор
Kremlin.ru

Спичрайтеры Зеленского-президента, готовя для него выступления на 1 и 3 октября, переплюнули сценаристов и авторов реприз для Зеленского-артиста. Жаль, что президентские речи не произвели на публику того же позитивного эффекта, какой производили реплики солиста «95-го квартала». Совсем наоборот. Они вызвали бурю негодования в среде профессиональных «патриотов» внутри страны, а также глубокое недоумение за ее пределами. В первую очередь у Э. Макрона. В беседах с ним высокий киевский гость ни о каких «красных линиях» никогда не упоминал, хотя произнести это незамысловатое словосочетание на языке В. Шекспира смог бы, видимо, без помощи переводчика даже при его владении английским.

Как объяснить очередной сбой программы поисков компромисса по Донбассу по вине все того же Киева хозяину Кремля? Происходящее на Украине в эти дни комментировать для него нет никакой необходимости: он все видит и понимает сам, без чужих комментариев. И что теперь делать Э. Макрону? Как затянуть В. Путина в Париж? Перенос сроков проведения саммита в «нормандском» формате, которые и так несколько раз смещались, будет означать окончательную ломку оговоренной и договоренной схемы вывода процесса мирного урегулирования конфликта в Донбассе из тупика, в котором он пребывает вот уже три полных года. И болезненный удар по планам и амбициям президента Франции, вознамерившегося реформировать и, пусть неформально, но единолично возглавить Европейский союз.

Выступление Владимира Зеленского после подписания «формулы Штайнмайера»
Выступление Владимира Зеленского после подписания «формулы Штайнмайера»
Пресс-служба президента Украины

С другой стороны, встречаться для того, чтобы выслушивать рассказы В. Зеленского о «красных линиях», очерченных ему «партией войны» под эгидой П. Порошенко и А. Авакова, не имеет ни малейшего смысла ни для кого из участников «нормандского» формата, включая самого В. Зеленского. Все, что он мог бы сказать в Париже, в любом случае было бы истолковано «патриотами» в Киеве как «зрада» и использовано против него. Канцлеру же Германии и президентам Франции и России одна только мысль о том, что снова придется тратить время и силы на то, чтобы уговорить очередного представителя Украины, наведя порядок у себя в доме, взяться, наконец, за восстановление мира на востоке, способна надолго подпортить настроение.

В такой ситуации у главного застрельщика проведения саммита в «нормандском» формате Э. Макрона возможности для маневра сводятся, по сути, к двум вариантам: каким-то невероятным образом дожать В. Зеленского или же еще более невероятным способом обвести вокруг пальца В. Путина. Полагать, что, пойдя вторым путем, Э. Макрон смог бы повторить «финт», проделанный «майданом» против В. Януковича, когда тот после подписания соглашения с оппозицией под гарантии трех европейских министров убрал силовиков из правительственного квартала в Киеве, а его оппоненты, отбросив сантименты и забыв обязательства, захватили все, что смогли, — вряд ли оправданно. В. Путин потом не раз говорил, что тогда американцы его обманули. Второй раз дать обмануть себя, создав условия для того, чтобы после разоружения ополчения и отхода частей украинской регулярной армии в Донбасс ворвались вооруженные «азовцы», президент РФ не позволит. Да и возможностей наказать нечестных партнеров за обман в данном случае у него на несколько порядков больше, чем в случае с В. Януковичем. Значит, перемудрить его ни европейцам, ни американцам не удастся.

Как же поступить Э. Макрону? Обратиться за советом к В. Путину? Или сразу, не дожидаясь советов, попросить того… помочь В. Зеленскому выйти с честью для себя и с пользой для Донбасса, для Украины, для Европы из крайне затруднительной для него коллизии? В. Путин мог бы!

Киев