Вечером в понедельник, 7 октября, глава МИД Украины Вадим Пристайко в эфире одного из местных телеканалов рассказал, какие он видит «три сценария» развития ситуации в Донбассе. Все три варианта, как следовало из его слов, «плохие».

Отдать концы
Отдать концы
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Первый вариант — реализация Минских соглашений, которые для Киева «несправедливы». Второй — продолжение вялотекущей войны, но это означает гибель людей (Пристайко сказал только об украинских солдатах). Вариант третий — «никогда больше не возвращаться к этой части Украины».

Другими словами, глава министерства иностранных дел констатирует, что Украина может либо соблюдать достигнутые договоренности и законы, либо по-прежнему их «понемногу» нарушать, не решая проблему кардинально, либо — решить ее кардинально методом отказа от Донбасса.

И прежняя украинская власть в последние годы правления Петра Порошенко, и новая украинская власть действует в Донбассе по одному и тому же сценарию, а именно — по второму из описанных Вадимом Пристайко.

Реализовывать Минские соглашения они не хотят из опасений перед националистами, из нежелания выглядеть «капитулянтами», из нежелания допускать возвращения в политическую жизнь страны людей с нормальными политическими взглядами.

Поэтому Минские соглашения торпедируются при каждом удобном случае — вот и во вторник в Киеве сообщили, что ополченцы не смогут стать депутатами Верховной рады, то есть что с результатами выборов в Донбассе постмайданная власть уже заранее не согласна.

«Никогда больше не возвращаться к этой части Украины» — заветная мечта для немалой части новой украинской власти, которая хотела бы развязаться с этой проблемой и спокойно монетизировать остальную Украину, но тут уже возражают не только националисты, но и Запад.

Украинская власть не способна пойти по пути закона и реализации Минских соглашений, но не способна пойти и по пути здравого смысла, отказавшись от Донбасса, в котором и прежде-то украинского было немного, а теперь нет совсем.

«Умеренное» беззаконие, продолжение «редких» убийств и сохранение «патриотической» истерики — то есть вялотекущая война в Донбассе — это единственный сценарий, к которому она готова, и тот сценарий, на который она пойдет, если только ее не принудят к чему-то другому.