В Ереване прошло очередное, пятое по счету, заседание Высшего совета ЕАЭС. В его работе приняли участие главы государств этого интеграционного объединения — Армении, которая выступала в качестве принимающей стороны, России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Президент Молдавии присутствовал в качестве наблюдателя, лидеры Ирана и Сингапура — как почетные гости.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани на заседании Высшего совета ЕАЭС в Ереване. 2019
Премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани на заседании Высшего совета ЕАЭС в Ереване. 2019
Kremlin.ru

Как правило, все решения и совместные заявления на таких форумах тщательно готовятся заранее и согласовываются на уровне экспертных групп, а в своих выступлениях лидеры стран говорят в основном о будущих планах по продвижению процессов интеграции. Каких-то сенсаций обычно не бывает. Хотя в прошлом году на саммите ЕАЭС в Санкт-Петербурге президент Белоруссии Александр Лукашенко говорил о том, что работа по интеграции «идет непозволительно медленно», имея ввиду прежде всего разницу в ценах на природный газ внутри разных стран союза. На сей раз ереванская повестка была хорошо проработана на уровне Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) с участием заместителей глав правительств стран ЕАЭС и председателя Коллегии ЕЭК Тиграна Саркисяна. Рассматривались вопросы цифровизации экономик стран ЕАЭС, функционирования внутренних рынков, международного сотрудничества, трудовой миграции, таможенного регулирования, финансовой и налоговой политики, санитарно-ветеринарных и фитосанитарных мер, промышленности и агропромышленного комплекса, конкуренции и ряд других, предусматривающих возможность интерактивного взаимодействия.

Главы стран входящих в ЕАЭС и почетные гости из Ирана и Сингапура
Главы стран входящих в ЕАЭС и почетные гости из Ирана и Сингапура
Kremlin.ru

А также изучались механизмы сотрудничества с третьими странами в 2020 году, определялись перспективные партнеры, с которыми Союз стремится в приоритетном порядке углубить связи. Определился и перечень нормативных правовых актов государств-членов, принципы гармонизации законодательства с учетом перспектив формирования общего газового рынка Союза. В то же время на уровне экспертного сообщества не делается секрета из того, что даже у давно существующего интеграционного объединения государств с единым экономическим рынком (к примеру, ЕС) возникают проблемы объективного и субъективного свойства, связанные с гармонизацией интересов отдельных стран. От грамотного решения таких вопросов зависит будущая жизнеспособность ЕАЭС и его дальнейшая интеграция. Особенно сейчас, когда меняется мировая геополитика и динамизм глобализации мирового рынка нуждается в новом прочтении.

Нужно и определить экономическую политику в отношении третьих стран на уровне ЕАЭС, а не только заниматься трансформацией существующих двусторонних форматов. Как говорил президент России Владимир Путин в своем выступлении на заседании Высшего евразийского экономического совета, «география контактов нашего союза постоянно расширяется, объединение ведет предметные переговоры о сотрудничестве с тринадцатью странами и более чем 12 международными структурами и организациями». На данном этапе, что показывают итоги заседания Высшего совета ЕАЭС в Ереване, все согласны двигаться вперед, совершенствуя механизм принятия решений и их практическую реализацию. Мы обращает внимание на эту сторону еще и потому, что на двухсторонней встрече в Ереване с Путиным премьер-министр Армении Никол Пашинян своеобразно расставил акценты заседания Высшего совета ЕАЭС.

Владимир Путин и Никол Пашинян
Владимир Путин и Никол Пашинян
Kremlin.ru

В первую очередь к числу «знаменательных событий в рамках Евразийского экономического союза» он отнес договор с Сингапуром о создании зоны свободной торговли с ЕАЭС и «вступление в силу договора о временной свободной торговле с Ираном». По его же словам, «надеюсь, что нам еще удастся зарегистрировать кое-какие результаты в Евразийском экономическом союзе», а дальше перевел внимание на двусторонние отношения. С Сингапуром вроде бы всё понятно, но он всё же далек от региона. Россия и Иран — другое. Но для начала подчеркнем, что поездка Путина в Ереван не является официальным визитом президента России в Армению. Это посещение главой российского государства заседания Высшего Евразийского экономического совета.

Хотя формально — это и первое появление Путина в Армении после состоявшейся там «бархатной революции». И соответствующий фон: в Сочи готовится двусторонняя встреча президентов Азербайджана и России в рамках заседания Валдайского клуба — разный статус контактов и разное политическое качество. Вот и Лукашенко на встрече с Пашиняном говорил, что «так сложилось, что вы у меня очень хороший друг, и президент Азербайджана еще с давних времен хороший друг». Однако с Москвой у Пашиняна по известным причинам необходимого доверительного контакта пока не получается. Есть определенные нюансы и в отношениях между армянским премьером и президентом Ирана Хасаном Рухани, которого Пашинян пригласил на заседание Высшего совета ЕАЭС. В этой связи своему премьеру некоторые армянские СМИ и эксперты настоятельно рекомендовали «держаться подальше от Ирана», чтобы не вызвать нареканий со стороны США.

А если речь идет о каких-то контрактах между двумя странами, то такие «аналитики» напрочь игнорируют интересы ЕАЭС, подавая их в антиазербайджанском и антитурецком контексте, хотя с Тегераном и Анкарой у Москвы отношения высокого уровня. Более того, в отношении перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта Россия и Иран занимают позицию равноудаленности. При этом у Пашиняна нет реальных возможностей развернуть политику так называемой «армяноцентричности» ни с Москвой, ни с Тегераном, а динамика геополитических процессов развивается не так и не в том направлении, которое предполагается в Ереване. Ирану важно реализовать совместные проекты по энергетике и транспортным маршрутам с выходом в Россию и Европу по коридору Север-Юг через Армению.

Хасан Рухани и Владимир Путин
Хасан Рухани и Владимир Путин
Kremlin.ru

Не случайно Рухани, выступая за заседание Высшего совета ЕАЭС, заявил, что экономическое союзы в регионе содержат серьезную политическую нагрузку, и использовал эту трибуну для резкой критики политики США на Ближнем Востоке. При желании президент Ирана мог обойти эту тему. Но, по оценке местных экспертов, «Рухани пытался протестировать политическую жизнеспособность новой власти Армении». Помимо того, на встрече в Ереване с Путиным иранский лидер выступил с сенсационным заявлением, утверждая, что «на протяжении 500 лет истории наших отношений мы достигли беспрецедентного уровня искренности».

Итоги пятого заседания Высшего совета ЕАЭС в Ереване будут серьезно изучаться и анализироваться экспертами. Они не столь однозначны, как может показаться на первый взгляд с учетом формирующей новой региональной геополитики. В чувствительном закавказском регионе наступает период перемен, и главное — сохранить там мир, стабильность и безопасность. Остальное приложится. Следующее заседание Высшего евразийского экономического совета пройдет в Санкт-Петербурге.