Программа углубления экономической интеграции Белоруссии и России представляет для официального Минска ценность прежде всего из-за механизмов решения текущих вопросов, главными из которых являются особые цены на российские нефть и газ. Об этом 27 сентября в Нью-Йорке заявил глава МИД Белоруссии Владимир Макей.

«Мы можем говорить о каких-то стратегических целях, но, если мы не решим сегодняшние проблемы, то говорить об углубленной интеграции не приходится, — сказал Макей, комментируя перспективы интеграции Белоруссии с Россией. — Какие это проблемы? Это налоговый манёвр, устранение препятствий в поставках сельскохозяйственной, промышленной продукции, переговоры об урегулировании спорных моментов, связанных с ценами на газ и нефть, и так далее и тому подобное».

Глава Белорусского МИД назвал абсолютно неприемлемыми нарушения руководством России юридически обязывающих документов под предлогом изменившейся ситуации с постановкой вопроса о пересмотре достигнутых соглашений. «Как это было, например, с налоговым манёвром», — уточнил Макей.

«Мы заключаем Договор о создании Евразийского экономического союза. Обе стороны — Белоруссия и Россия — подписывают соответствующий Протокол, который является неотъемлемой частью или Приложением к этому Договору, в котором мы постарались урегулировать все спорные вопросы, связанные с будущими ценами на газ и нефть для Белоруссии. Проходит буквально несколько месяцев, наши российские друзья принимают решение по налоговому маневру, которое нивелирует, сводит до нуля все предыдущие договоренности. Как рассматривать такой подход? Наверняка это уже было заранее известно… Тогда зачем подписывать такие документы, которые через некоторое время станут ничтожными?», — цитирует Макея пресс-служба МИД Белоруссии по стенограмме интервью российскому информагентству РБК.

Макей подчеркнул: «Мы заинтересованы в том, чтобы мы решили все эти вопиющие, кричащие вопросы, которые лежат сегодня на поверхности. Я думаю, что если они не будут решены, то говорить о подписании программы дальнейших действий будет трудно. Потому что мы не поймем логики наших партнёров».