Иван Шилов © ИА REGNUM

Трудно не согласиться с мнением директора Центра международных исследований The Heritage Foundation Люка Коффи, который недавно призвал внимательно следить за событиями в Грузии, где «стало кипеть и вариться такое, что заслуживает внимания».

Действительно, еще недавно президент Грузии Саломе Зурабишвили, называвшая Москву «агрессором» и «оккупантом», в интервью телеканалу Euronews заявляла: «Чтобы иметь какие-то контакты с Россией, возобновить их, нам будет необходимо четко понять, что произошли изменения в позиции России по отношению к такому маленькому соседу, как мы. Также России необходимо признать, что отношения не могут строиться на принуждении. Когда мы увидим четкие сигналы в этом направлении, то, я уверена, мы будем готовы к диалогу в будущем». И вдруг, комментируя встречу глав МИД России Сергея Лаврова и Грузии Давида Залкалиани на полях Генассамблеи ООН, которая состоялась впервые с 2008 года, и собственное выступление на форуме, Зурабишвили обозначила «новые тезисы»:

«В своем выступлении я ясно сказала, что для страны, имеющей конфликт подобного типа и вопрос оккупированных территорий, существует два пути: один — война, военный путь, от которого мы отказались; второй — это диалог и дипломатия. Грузия не может не попытаться использовать этот путь и закрыться в себе. Очень примечательно, что реакция, которую мы услышали после этой встречи — будь то от США, Государственного департамента США или Европейского союза, а также от ведомства Могерини или Генерального секретаря — все отзывы, которые мы услышали об этой встрече, были положительными, что вы должны попытаться, мы рядом с вами. Мы не одиноки и никогда не окажемся один на один, у нас есть поддержка наших партнеров».
74-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке
74-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке

Российские дипломаты на сей раз внимательно слушали выступление Зурабашвили на Генассамблее ООН, хотя раньше они при выступлении представителя Грузии покидали заседание. Это наводит на мысль, что в Москве уже знали о «новых тезисах» президента. Интригующий сюжет подбросил и спецпредставитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Россией Зураб Абашидзе, заявляя, что нормализация грузино-российских отношений является главной рекомендацией западных партнеров Грузии. Вот его конкретные слова: «Каким бы сложным ни был этот диалог, вы этот диалог должны продолжить, должны сделать свое дело — это советуют нам, это советуют другим соседям России, в том числе и нашим украинским соседям. Они, конечно, стараются максимально поддержать нас и максимально стараются, чтобы и с их стороны было определенное давление на Россию, но мы должны пройти наш путь и вести диалог с Россией, чтобы найти общие точки соприкосновения».

Такая формула предполагает определенный этап подготовительных действий закрытого характера: консультации в треугольнике Запад — Россия — Грузия, в которых Запад оговаривал с Россией определенные гарантии в отношении Грузии. Похоже, что Москва их приняла, как и определенные обязательства приняла Грузия. С другой стороны, вроде стала срабатывать «формула Зурабишвили»: в диалоге с Москвой за спиной Тбилиси должен обязательно находиться Запад. Так в чем же дело и что происходит? В Тбилиси уже давно стали фиксировать ослабление политического внимания Запада к проблемам Закавказья в целом и в отношении Грузии в частности. С точки зрения многих российских экспертов, предполагавших завершение определенного регионального геополитического цикла, события развиваются логично и предсказуемо. Исторические аналогии всегда носят условный характер, но в данном случае они уместны. Вспомним 1920-е, когда Красная армия, разбив деникинцев, на западе Кавказа приближалась к границам Абхазии. Как решался вопрос Грузии на закрытых переговорах в Лондоне между большевиками и британским правительством, которое допускало переход Тбилиси под контроль Москвы, но в качестве буферного нейтрального государства. Документы сохранились.

Тбилиси
Тбилиси

Черчилль писал тогда: «Наши ресурсы, истощенные Великой войной, не безграничны… Тем более, что они должны служить для выполнения наших обязательств не только в Южной, но и в Северной России и Сибири, а, в сущности, на пространстве всего земного шара». Ллойд Джордж открыто заявлял в парламенте, что «большевизм не может быть побежден оружием, и нам нужно прибегнуть к другим способам, чтобы восстановить мир и изменить систему управления в несчастной России…» Заметный интерес к Грузии проявила тогда только Франция, но и она не решилась ввести туда войска, ограничившись пустыми декларациями. Чем завершились события того времени, хорошо известно. Сегодня повторение сценария 1920−1921-х годов в регионе маловероятно. Но удивительным образом нынешнее положение Вашингтона и его отношение к проблемам Закавказья напоминает то, в котором тогда оказался Лондон.

Политика Вашингтона в отношении к Грузии становится невнятной. Бывший президент «Радио Свобода» Джеффри Гедмин в интервью грузинской службе «Голоса Америки» заявил, что времена, когда США и их западные партнеры рисовали образ Грузии как «маленькой и единственной демократии в регионе», прошли. А заявления ее нынешних политиков, «выстроенные в терминах свободы и вольности», стали всего лишь бутафорией, прикрывающей отказ от планов Запада видеть Грузию в составе НАТО и Европейском союзе. Не случилось «возвращения интереса альянса к Грузии» и в связи с событиями вокруг Ирана. Фактор «противостояния с Россией» в регионе стал уходить на второй план, что нивелирует попытки определенных политических сил в Тбилиси с их явно прозападной внешней политикой дальше разыгрывать антироссийскую карту. Учитывая неортодоксальную и отличающуюся от американского истеблишмента позицию президента США Дональда Трампа, усилия Тбилиси по культивированию отношений с союзниками в вашингтонском истеблишменте перестали приносить особую пользу. Все это подрывает логику Грузии на полную ориентацию на Запад, и она вынуждена прямо по ходу вносить определенную корректировку курса в сторону России.

Ориентация на Россию
Ориентация на Россию
Дарья Драй © ИА REGNUM

Правда, есть и иная точка зрения. Так, профессор, директор Центра изучения Евразии, России, и Восточной Европы Джорджтаунского университета Анджела Стент считает, что Москва «проводит спецоперацию с целью убедить Грузию, что Запад теряет интерес к ней», что якобы существует некий «генеральный план Путина». Согласно такой логике, Запад, стимулирующий Грузию к нормализации отношений с Россией, «работает на Путина». Но это все равно, что валить все с больной головы на здоровую, констатирует германское издание Der Spiegel, заявляющее, что «неожиданным образом «вал антироссийской риторики на Западе пошел на убыль и Грузия вынуждена с этим считаться». Для грузин лето и осень выдались непривычно горячими как напрямую, так и косвенно. Налицо политически напряженная внутренняя ситуация, которая обусловлена парламентскими выборами в будущем году и выпаданием из фокуса США и ЕС. Будем ждать, что будет дальше.