В Турции разгорелась серьезная дискуссия вокруг якобы разрабатываемого Россией альтернативного западному проекту «Большой Ближний Восток» (ПББВ) Евразийского плана, о котором в турецком издании Аydinlik поведал профессор Стамбульского университета Мехмет Перинчек в статье «Ближневосточный и североафриканский план Москвы. Цель: создание региональных альянсов».

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Согласно утверждению Перинчека, Москва с целью нейтрализации США в регионе разрабатывает альтернативный потерпевшему крах американскому проекту «Большой Ближний Восток» евразийский план с участием Турции и Ирана, который основан на нескольких принципах: предотвращении реализации новых планов США на Ближнем Востоке и в Северной Африке; использовании провала американского ПББВ для реализации евразийского варианта в регионе; прекращении конфликтов между странами региона и объединении их против Соединенных Штатов; разрыве отношений Вашингтона с его союзниками. Ключом для решения сложного комплекса ближневосточных проблем видится достижение взаимопонимания между суннитами, шиитами и христианами, а реализовать проект должны будут три союзные державы региона — Россия, Турция и Иран как оплоты православия, суннизма и шиизма соответственно.

Встреча Владимира Путина с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. 2017
Встреча Владимира Путина с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. 2017
Kremlin.ru

Проект вызвал неоднозначную реакцию в Турции. К объявленной Аydinlik дискуссии подключились известные турецкие политологи, ученые, дипломаты, журналисты, представители различных политических, этнических и конфессиональных групп. Все эксперты однозначно согласны с принципами проекта по борьбе c ваххабизмом, выступают в поддержку ликвидации межконфессиональных и этнических конфликтов между народами и странами региона. Сам Перинчек считает логику проекта правильной. С его точки зрения, очень важно объединить страны Ближнего Востока и Северной Африки против империалистической политики Запада, ликвидировать межконфессиональные и этнические конфликты между странами региона. Он также согласен с тем, что трем державам — России, Турции и Ирану — следует объединить усилия, чтобы воспрепятствовать новым американским проектам в регионе и нейтрализовать или привлечь на свою сторону союзников США. Также важно воспользоваться противоречиями между ваххабизмом и традиционным исламом в борьбе против террористов-фундаменталистов в регионе.

В одном он не согласен с Москвой: проект не должен навязываться ближневосточным и североафриканским странам, страны-участники проекта сами должны принимать участие в его разработке. Кроме того, проект не должен игнорировать кемалистские и светские силы в Турции и регионе. «Традиционно в Турции самые решительные антиимпериалистические силы являются кемалистами и социалистами, даже США во время холодной войны использовали исламистов против России, у них был проект «Зеленый пояс», исламисты играли главную роль на стороне Вашингтона, американцы даже хотели уничтожить светское государство в Турции», — говорит Перинчек. Т. е., по его мнению, следует учитывать особенности Турции с тем, чтобы реализация проекта не коснулась политического выбора страны. С ним согласен турецкий журналист Синан Байкент, по словам которого в проекте не говорится о месте в нем для стран, выбравших светскую модель развития. Будет ли у них право на свой путь, задается он вопросом, имея в виду в первую очередь Турцию.

Байкент напоминает: Турция создавалась как независимая республика, после попытки государственного переворота 2016 года ей удалось выйти из-под американской опеки, но после подключения к российскому проекту не получится ли так, что Анкара «сменит одного куратора на другого»? Со своей стороны Перинчек сомневается в том, что превратившиеся сегодня в коммерческие структуры и потерявшие свою традиционную суть и роль в Турции секты можно будет использовать при реализации проекта, поскольку они уже не имеют никакого отношения к Юнусу Эмре, Джелаледдину Руми и Гаджи Бекташи Вели, к традициям которых призывает обратиться проект. А бывший турецкий дипломат, посол в отставке Улудж Озулкер признает — влияние и вес Москвы на Ближнем Востоке растет, чему свидетельством является тот факт, что в 2018 году премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху совершил семь визитов в Россию. Тем не менее, считает он, пока Россия не может противостоять Америке как в финансовом отношении, так и в плане вооружений, а посему не может быть угрозой присутствию США на Ближнем Востоке.

ВКС РФ на аэродроме «Хмеймим» (Сирийская Арабская Республика)
ВКС РФ на аэродроме «Хмеймим» (Сирийская Арабская Республика)

Профессор Кемаль Учюнджю согласен с тем, что Россия в силу многочисленности проживающего на ее территории мусульманского населения может сыграть конструктивную роль в будущем исламского мира в Азии. В этом смысле Турция и Россия с целью стратегического сотрудничества должны в перспективе объединить свой академический и интеллектуальный потенциал. Депутат от оппозиционной Республиканской народной партии (CHP) Али Озгюндюз считает, что к проекту следует подключить и Египет, поскольку влияние Турции на арабский мир ограничено. Многие эксперты полагают, что Россия не должна уподобляться США и навязывать свой проект, а должна привлечь к работе все заинтересованные страны, вместе с ними разрабатывать проект и определять его принципы.

Прошло менее недели со дня публикации основных тезисов Евразийского проекта, в Турции к нему отнеслись весьма серьезно, полемика продолжается, но уже можно констатировать: план Москвы вызвал большой интерес, звучат доводы за и против, есть как поддержка, так и критика. Есть и вопросы, на которые важно ответить — не направлен ли проект против светского государства, каковы инструментарии для его реализации, может ли грозить свержение правительству той страны, которая будет против проекта. Самые большие опасения в том, как бы Турция, освобождающаяся из-под опеки США, не попала в новую зависимость. Но турецкая общественность согласна: альянс с Россией и Ираном может быть противовесом Западу на Ближнем Востоке и в Северной Африке, чему свидетельством является успешность Астанинского процесса по Сирии.