Как сын старшины-десантника Великой Отечественной войны, закончившего войну в Кенигсберге, я не хочу даже обсуждать вопрос о ее причинах и о том, что развязал ли ее Советский Союз, подписав с Германией Пакт Молотова-Риббентропа. Для меня понятно, что эта война была традиционным ежевековым нашествием объединенной Европы на восточно-православную цивилизацию, символом которой в XX веке был СССР. До этого был Наполеон с его Великой Армией, а еще раньше — шведы и поляки. Хотя последняя пара пытались справиться своими силами, но закончили капитуляцией у Переволочны и ловлей крыс в Московском Кремле.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Вписываться в дискуссию «кто виноват?» с уже банальными аргументами о Мюнхене, аншлюсе Австрии или «странной войне» Европы против Гитлера в 1939—1940 годах (по сути — предательстве Польши и коллективном европейском военно-политическом суициде) тоже смысла нет: в этом споре никто не слушает аргументов, находясь в плену антиславянской, антисоветской и антикоммунистической истерической эйфории.

Которая совсем недавно, в начале сентября, закончилась тошнотворным «парадом побежденных»: 80-летним юбилеем начала Второй Мировой, куда съехались лидеры когда-то капитулировавшей Германии, когда-то разгромленной Германией Польши и многие европейские лидеры — преемники тех политиков, которые когда-то поставили своим берлинским друзьям-хозяевам кто «Синюю дивизию» (Испания), кто дивизии «Лангемарк» и «Валлоньен» (Бельгия), кто дивизию «Шарлемань» (Франция), кто дивизию «Ландсторм-Нидерланд». И так далее…

А вот высших лидеров стран-победительниц во Второй Мировой — Китая, России (как правопреемницы СССР), Англии, США и Франции, именно в таком порядке — на юбилее не было. А это значит, что споры уже стали бессмысленными. Они давно превратились в пропаганду.

А также в «желание перемен». И некоторые из этих «желаний», откровенно проявляющиеся в европейских документах, должны были бы заставить вздрогнуть мою страну, Украину.

19 сентября Европейский парламент принял, по инициативе преимущественно польских депутатов, «Резолюцию о важности европейской памяти для будущего Европы». Обсуждать ее историко-теоретические постулаты не вижу смысла: это и есть эталон антикоммунистической истерической эйфории. А вот обратить внимание на одну из ее формулировок (С.) украинцам совсем бы не помешало:

С. в то время как как прямое следствие пакта Молотова-Риббентропа, за которым последовал договор о нацистско-советской границе и дружбе от 28 сентября 1939 года, польская республика была сначала захвачена Гитлером, а через две недели — Сталиным, который лишил страну его независимость и была беспрецедентной трагедией для польского народа — 30 ноября 1939 года коммунистический Советский Союз начал агрессивную войну против Финляндии, а в июне 1940 года он оккупировал и аннексировал части Румынии — территории, которые никогда не были возвращены ‑ и аннексировал независимые республики из Литвы, Латвии и Эстонии;…
Жители Варшавы и бойцы Красной Армии. 1945
Жители Варшавы и бойцы Красной Армии. 1945

Полагаю, что сейчас любой квалифицированный юрист-международник сможет, опираясь на Венскую конвенцию о праве международных договоров 1969 года (раздел V «Недействительность, прекращение и приостановление действия договоров») с одинаковым успехом как доказать, что «Пакт Молотова-Риббентропа» денонсирован, так и обратное: все зависит от заказа и гонорара. А это означает, что проблема уже не юридическая, а политическая.

А политические реалии таковы: вся западная граница Украины (как и Беларуси) «выстроена» на Пакте Риббентропа-Молотова и последствиях этого Пакта. В 1939 году к Украинской ССР отошла часть государства Польша. Украина отказалась от «советского правопреемства» и осудила Пакт. И сейчас ничего, кроме отсутствия политического решения, не мешает Польше признать Пакт и решение третьей Внеочередной сессии Верховного Совета УССР от 14 ноября 1939 года): «Принять Западную Украину в состав Украинской Советской Социалистической Республики и воссоединить тем самым украинский народ в едином Украинском государстве» —«ничтожным». То есть не отвечающим требованиям закона и являющимся недействительной с момента заключения. И потребовать возвращения к границам «линии Керзона».

Тоже самое и с румынами. В 1940 году всего двух строчек в телеграмме послу Германии в Бухаресте от 25 июня хватило, чтобы «достигнуть полюбовного урегулирования бессарабского вопроса в удовлетворительном для России смысле». Южная Бессарабия и Северная Буковина стали территорией Украинской ССР. А в 1946 году — и крохотные острова в устье Дуная, запирающие Килийское гирло.

Румыны это прекрасно помнят. В феврале 2018 года бывший президент Румынии даже внес в парламент Декларацию о денонсации пакта Риббентропа — Молотова и его последствий. И как историк могу сказать одно: не следует недооценивать румынскую дипломатию. Это, пожалуй, лучшая школа в Европе. Во всяком случае, нет другой страны, которая смогла вовремя «впрыгнуть» в вагон победителей и знатно округлить свои территории. Так что «чуйка» у румынской дипломатии — дай Бог каждому.

Освобождение Бессарабии от румынской оккупации. 1940 год
Освобождение Бессарабии от румынской оккупации. 1940 год

А сейчас и «чуять» ничего не надо. Формулировка европарламентской резолюции: «территории, которые никогда не были возвращены» откровенно развязывает Румынии руки в перспективах возможного территориального спора с Украиной. Тем более что опыт и победы такого противостояния уже есть: в феврале 2009 года Румыния уже отгрызла от Украины почти 10000 квадратных километров. Тогда это была только акватория, но ведь лиха беда начало.

В ХХ веке, с точки зрения расширения территории, Украинская ССР была самая «экспансионистская» страна. 4 декабря 1939 года к Украине были присоединены Львовская, Волынская, Станиславская (с 1962 года — Ивано-Франковская), Тернопольская и Ровенская области. Всего — 89 762 кв. км, или 14,86% территории современной Украины. В августе 1940 года к Украине были присоединены Черновицкая и Аккерманская (потом — Измаильская, объединенная в 1954 году с Одесской) области. Всего — 20 495 кв. км, или 3,39% территории современной Украины. В январе 1946 года в состав Украины вошла Закарпатская область, площадью 12 777 кв. км, или 2,11% территории современной Украины. И это не считая Крыма…

Украинские территориальные приобретения ХХ века гарантировались не только всей мощью Советского Союза, но и самой могучей европейской военной группировкой, дислоцированной на ее территории: 780-тысячный военный контингент, 6500 танков, около 7000 БТР и БМП, около 1500 боевых самолетов, более 350 кораблей и судов обеспечения.

Сейчас всего этого нет. А вот «за спиной» Польши, Румынии и косящей на Закарпатье Венгрии вся военная мощь НАТО. И, судя по «Резолюции о важности европейской памяти для будущего Европы», европарламентское общественное мнение.