Вновь назначенный министром иностранных дел Японии Тосимицу Мотэги рассчитывает уже в ближайшее время, на 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, встретиться со своим российским коллегой — министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Хотя в отношениях соседних стран есть немало актуальных международных и двусторонних вопросов для обсуждения, новый министр, как и его предшественники, в первую очередь намерен продолжать муссировать уже порядком надоевший вопрос о претензиях Японии на законно принадлежащие нашей стране южные Курильские острова.

Японские притязания на Курилы
Японские притязания на Курилы
Иван Шилов © ИА REGNUM

«На следующей неделе я встречусь с министром Лавровым. Я намерен провести с ним откровенный обмен мнениями. Эта проблема, которая остается нерешенной уже более 70 лет после войны, помимо японско-российских отношений, также связана с миром и стабильностью на Дальнем Востоке и в Восточной Азии. Как ответственный министр, я намерен вести упорные переговоры, основываясь на нашей базовой позиции, которая заключается в стремлении заключить мирный договор, решив территориальную проблему», — сказал Мотэги. От скольких же ответственных министров иностранных дел и премьер-министров Японии доводилось слышать эти почти не меняющиеся слова!

Для автора этих строк главным в высказывании приступившего к исполнению обязанностей министра являются слова о неизменности «нашей базовой позиции». Сделав такое заявление, он, по сути, дезавуировал прежние прозрачные намеки премьера Абэ о якобы существующей возможности изменения японской позиции и чуть ли не отказа от претензий на все южные Курилы, удовлетворившись легкомысленно обещанными 63 года назад волюнтаристом Никитой Хрущевым островами Малой Курильской гряды (МКГ). А именно: островом Шикотан и островной группой Плоские, по-японски Хабомаи. Ибо «базовая позиция» японского правительства, как многократно в последнее время подтверждал генеральный секретарь кабинета министров Суга Ёсихидэ, кстати, сохранивший свой пост в новом кабинете, состоит в том, что мирный договор с Россией может быть подписан только после согласия Москвы на передачу Японии всех островов: Кунашир, Итуруп, Шикотан и Плоские (Хабомаи).

Советско-японская совместная декларация. 1956
Советско-японская совместная декларация. 1956

Обратим внимание на то, что, согласившись обсуждать условия заключения мирного договора на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, премьер Абэ произвольно изменил смысл и букву этого документа. Ибо Хрущев соглашался на передачу МКГ только после подписания и, разумеется, ратификации мирного договора, а современные японские политики наоборот требуют «решения территориального вопроса» и чуть ли не «возвращения» островов еще до подписания договора. А на подлинное возвращение к смыслу и букве декларации, к которому призвал президент РФ Владимир Путин, идти категорически отказываются. Всем памятно отвергнутое Абэ не столь давнее публичное предложение российского президента подписать мирный договор без предварительных условий, а затем решать другие вопросы. То есть японцы встали в позу и, подобно известному персонажу, требуют территории «вперед»: «утром острова — вечером договор» или наоборот — «вечером острова — утром договор».

И именно в этом состоит неизменная «базовая позиция» Токио. И не надо тешить себя иллюзиями о том, что якобы Абэ созрел до «хрущевского компромисса» и действительно готов признать Кунашир и Итуруп российскими. Этого ему, кроме всего прочего, не позволят сделать не только оппозиция, но и однопартийцы, едва ли согласившись ратифицировать именуемый в Японии «капитулянтским» договор. Да Абэ никогда и не предложит такой вариант, ибо рискует остаться в истории не «победителем и триумфатором», добившимся невозможного — сдачи Россией Курил, а униженным просителем, выторговавшим лишь 7% «северных территорий».

Максимум, на что готовы идти Абэ и его рядящиеся в тогу «друзей России» советники — это согласие на получение «северных территорий» в рассрочку, по придуманной в козыревском МИД России предательской формуле «два плюс альфа». То есть забирайте для начала МКГ с ее богатейшими акваториями и шельфом, и продолжаем переговоры об условиях сдачи самых крупных и освоенных островов Большой Курильской гряды — Кунашире и Итурупе.

Хотя, по моим наблюдениям, и вариант со сдачей только Малой Курильской гряды все больше становится «непроходным», ибо в Москве наконец-то всерьез озаботились будущим использованием этих, пусть небольших, но стратегически важных островов в военных целях. И не только японцами, но и их сюзереном — США.

Ну, а позиция Москвы сформулирована министром Лавровым довольно четко — японское правительство должно соблюдать международные договоренности военного и послевоенного времени и, безусловно, признать территориальные итоги развязанной и проигранной милитаристской Японией войны. И хотя при этом не акцентируется внимание на «хрущевском компромиссе», мы это сделаем, ибо и у нас, и в Японии, ссылаясь на 9-ю статью Совместной декларации 1956 года, подчас утверждают, что Россия чуть ли не обязана выполнять договоренности и отдать японцам Малую Курильскую гряду. При этом почему-то, не хотелось бы думать, что сознательно «забывают», что 27 января 1960 года в ответ на заключение направленного против СССР и КНР военного союза Японии с США, советское правительство обоснованно разъяснило, что к вопросу по поводу МКГ можно будет вернуться только после того, когда иностранные войска будут полностью выведены с территории Японских островов. С тех пор, как известно, ничего не изменилось. Если не считать, что американское военное присутствие в Японии обрело еще большую значимость для США в противостоянии с открыто объявленными врагами — Россией и Китаем.