Президент США Дональд Трамп не хочет войны с Ираном. США не хотят войны с Ираном. Даже республиканские сенаторы выступают против военных действий в ответ на нападение на нефтяные объекты Саудовской Аравии, пишет Патрик Бьюкенен в статье для издания The American Conservative.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Foreign Policy: США оказались в неловком положении из-за атаки дронов

«Все мы должны собраться вместе, обменяться идеями и прийти к консенсусу, и это должен быть двухпартийный консенсус», — заявил председатель сенатского комитета по внешним связям Джим Риш из Айдахо.

Когда сенатор Линдси Грэм сказал, что Белый дом проявил «слабость» и призвал нанести удар в ответ на то, что госсекретарь США Майк Помпео назвал «актом войны» со стороны Ирана, президент решил поддержать своего партнёра по гольфу: «Атаковать очень легко, но если вы спросите Линдси… спросите его, чем поход на Ближний Восток… в итоге обернулся. Что получилось в Ираке?».

И всё же, если ни США, ни Иран не хотят войны, почему мы оказались на грани конфликта? Ответ скрыт в политике Трампа, Помпео и бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона, которую они нам навязали после одностороннего выхода из ядерного соглашения с Ираном. Введя против Ирана самые суровые санкции, которые когда-либо в современной истории одна страна вводила в отношении другой, за исключением военных периодов, США посредством «максимального давления» стремились сломить иранский режим и подчинить его воле Вашингтона.

Подчинись требованиям США, заявили мы Тегерану, или смотри, как начнёт рушиться твоя экономика, восстанет население и свергнет твой режим. Помпео выдвинул 12 требований, включая отказ от обогащения урана и переработки плутония, прекращение испытаний баллистических ракет, отказ от поддержки ливанской «Хезболлы» и движения ХАМАС в секторе Газа, а также демобилизацию шиитских ополченцев в Сирии и Ираке и прекращение поддержки йеменских хуситов, оказавших сопротивление саудовской интервенции.

Дональд Трамп, Майк Помпео и Джон Болтон
Дональд Трамп, Майк Помпео и Джон Болтон

Требования, которые выдвинул Помпео, похожи на те, которые победители обычно выдвигают своему поверженному или беззащитному противнику. Проблема заключалась в том, что в отношении Ирана нельзя было сказать ни того, ни другого.

«Хезболла» доминирует в Ливане. Вместе с Россией и «Хезболлой» Иран, а также его шиитские ополченцы, позволили президенту Сирии Башару Асаду одержать победу в восьмилетней войне в Сирии. Иран подготовил десятки тысяч шиитских ополченцев в Ираке, численность которых сейчас составляет около 20 тыс., т. е. по численности они превосходят американский контингент в 20 раз.

Отсюда вытекает вполне естественный ответ Ирана на 12 требований Помпео. Тегеран сказал, что не намерен капитулировать, а в случае, если американские санкции заблокируют экспорт иранской нефти, то нефть суннитских союзников США также не сможет выйти из Персидского залива.

Этим летом мы стали свидетелями атак на нефтяные танкеры и их перехвата в Персидском заливе. Иран сбил американский беспилотник стоимостью $130 млн, а неделю назад произошла атака на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии, в результате чего экспорт саудовской нефти сократился вдвое.

Горящая нефть
Горящая нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

После этого Иран предупредил, что нападение Саудовской Аравии на Иран приведёт к началу войны, а на атаку со стороны США Иран ответит контратакой. Мы не хотим войны, говорят граждане Ирана, но если единственной альтернативой является дальнейшее удушение страны при помощи санкций, то мы задействуем собственное оружие против вас.

США могли бы одержать победу в войне, но цена может оказаться катастрофически высокой. Война поставит под угрозу пятую часть мирового экспорта нефти, который проходит через Ормузский пролив, что спровоцирует глобальную рецессию.

Тем не менее, даже если не последует никакого ответного удара со стороны США или Саудовской Аравии, что могло бы помешать Ирану нанести повторный удар, который остановил бы добычу нефти в Персидском заливе? Иран продемонстрировал, что он способен сделать это. Похоже, что ни США, ни Саудовская Аравия ничего не смогут сделать, чтобы предотвратить новую атаку.

Здесь возникает более фундаментальный вопрос: если на Соединённые Штаты не было совершено нападение, почему мы должны наносить военный удар в ответ на нападение на Саудовскую Аравию? Саудовская Аравия не является членом НАТО. У нас нет договорных обязательства перед Эр-Риядом. Ближневосточный военный альянс или «арабское НАТО», о создании которого заговорили год назад, чтобы сдержать Иран, пока что не создан. Мы не обязаны участвовать в войнах Саудовской Аравии.

Читайте также: The Hill: чего кандидаты в президенты США боятся, как черт ладана?

Американское военное кладбище в Арлингтоне
Американское военное кладбище в Арлингтоне

К тому же Саудовская Аравия не является естественным американским союзником. Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман — это исламский самодержец. Он занял место на престоле вместо своего отца, у которого слабое здоровье. После этого он посадил в тюрьму других саудовских принцев, чтобы вытрясти из них миллиарды долларов. Наследный принц Саудовской Аравии установил блокаду в отношении Катара. Его также обвинили в причастности к убийству обозревателя издания The Washington Post Джамала Хашогги в Стамбуле.

Сегодня Трампу предстоит ответить на важный вопрос: как он собирается вывести страну из той ситуации, в которой она оказалась благодаря советам республиканских неконсерваторов и ястребов, оказавших чрезмерное влияние на его внешнюю политику?