Иван Шилов © ИА REGNUM

Ватикан не часто говорит о геополитике, поскольку ее ценности — не его ценности. Но он учитывает ее в своей деятельности, что на днях подтвердил государственный секретарь Святого престола, кардинал Пьетро Паролин, выступивший с докладом «Роль восточных Церквей в контексте экуменических отношений: между пастырством и дипломатией» на ежегодной встрече европейских епископов восточных католических (униатских) Церквей. Характеризуя их, «премьер-министр» Ватикана отметил, что для этих Церквей характерно географическое положение в регионах с высокой геополитической напряженностью, влияние фактора диаспор и борьба за культурную самобытность.

Особое внимание кардинал Паролин уделил в своем докладе отношениям с Русской православной церковью, «без которых нельзя обойтись», отмечает Vatican News. Это объясняется не только экуменическими причинами, но и «геополитической ролью» Российской Федерации на международной арене. «Кризис между Украиной и Россией, тема, которая, как мы знаем, особенно деликатна, еще больше устремляет наше внимание к необходимости продолжения диалога с РПЦ: хотя ее позиция не всегда и не полностью совпадает с российской политикой, можно найти важные точки соприкосновения», — заявил монсеньор. Кроме того, невозможно обойти стороной духовное и богословское наследие РПЦ, оказавшее влияние на всю Европу и придавшее новый импульс западному христианству. Госсекретарь отметил схожесть контекста восточных католических Церквей, одни из которых сосуществуют рядом с Россией, другие — с миром ислама на Ближнем Востоке. В этой связи он привел в качестве характерного примера папской дипломатии две важные инициативы папы Франциска — День поста и молитвы за мир в Сирии, на Ближнем Востоке и во всем мире 7 сентября 2013 года, а также встречу с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом 12 февраля 2016 года в Гаване.

Храм Христа Спасителя
Храм Христа Спасителя
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Напомним два важных тезиса Гаванской встречи. Первый констатировал, что папа и патриарх в Сирии, Ираке и других странах Ближнего Востока «с болью» наблюдают массовый исход христиан из той земли, где началось распространение нашей веры, и где они жили с апостольских времен вместе с другими религиозными общинами. И поэтому они призвали «международное сообщество к незамедлительным действиям для предотвращения дальнейшего вытеснения христиан с Ближнего Востока». Второй выражал надежду на «примирение там, где существуют трения между греко-католиками и православными». Говорилось следующее: «Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства. В то же время, церковные общины, которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных нужд своих верных, стремясь к миру с соседями. Православные и греко-католики нуждаются в примирении и нахождении взаимоприемлемых форм сосуществования».

Переплетение политического и церковного в тексте Совместной декларации не выглядело натянутым в силу того, что расшифровал сейчас кардинал Паролин, связывая отношения с РПЦ с «геополитической ролью» России на международной арене. Эта уникальная позиция Русской православной церкви в чем-то уподобляет ее Ватикану, который выступает в двух «шляпах» — признанного на мировой арене государства и центра универсальной Католической церкви с ее миллиардной паствой. Трудно представить, чтобы какой-нибудь представитель Святого престола мог бы сказать такое о Константинопольском патриархате, конкуренте Московского, и «геополитической роли» Турции. Да, Фанар сегодня повсюду, но он пока еще только ищет свою «империю», к которой мог бы прислониться. Что касается РПЦ, то и ее можно назвать «вселенской», поскольку она включает в себя помимо России и Украину, и Белоруссию, и Молдавию, и Азербайджан, и страны Прибалтики и Средней Азии, Японию и Китай, Монголию. Ее приходы и епархии существуют за пределами на всех континентах, включая Антарктиду. А верующие говорят и молятся на разных языках, имея также общий литургический язык — церковнославянский.

Святой Петр. Ватикан
Святой Петр. Ватикан
DomyD

Ключевым является то, что внешняя политика России и Русской православной церкви во многом, хотя и не во всем, совпадают. Этого нельзя сказать о Константинопольском патриархате, который отдален от Анкары. Более того, в иные сложные моменты, переживаемые Турцией, Фанар оказывается под ударом, как это произошло после попытки государственного переворота в июле 2016 года, когда константинопольского патриарха Варфоломея долго подозревали в игре на стороне заговорщиков. При этом Константинопольский патриархат создает проблемы на линии диалога Святого престола — РПЦ, что связано с Украиной, где, как замечает глава Общины святого Эгидия Марко Импальяццо, разворачивается «геополитическая драма, составленная из границ, актов насилия, политического давления и экономической гегемонии». Там, где нет негативного компонента Фанара, на Ближнем Востоке, ситуация выглядит иначе. Святой престол видит историческую миссию Москвы в том, чтобы она помогла сохранить христиан в регионе. По мнению влиятельного итальянского экономиста Джанкарло Элия Валори, можно даже говорить об «определенном союзе между путинской Россией и Ватиканом для защиты древних и вечных ценностей».

На ближневосточном направлении есть все условия для прорыва этого «союза». Хотя далеко не все зависит от позиции Москвы и Святого престола. Неизвестной переменной остается политика Белого дома на Ближнем Востоке. Впрочем, ожидается, что 2 — 3 октября государственный секретарь США Майк Помпео во время визита в Италию встретится с кардиналом Паролином, чтобы «попытаться возобновить диалог со Святым престолом и предотвратить расхождения во взглядах». Наверняка, речь будет идти и о Ближнем Востоке. И, возможно, стороны смогут найти общее понимание, что косвенно сблизит американскую дипломатию с российской. В случае успеха предприятия можно сделать второй шаг — попробовать найти компромисс по Украине, где сильно политическое влияние американцев и религиозное — Ватикана. При достижении его Константинопольскому патриархату на Украине делать будет нечего.