Счетная палата (СП) обнаружила нарушения в исполнении бюджета за 2018 год, объем которых составляет свыше 426 млрд рублей. Самый большой объем нарушений выявлен при использовании средств федерального бюджета, а также при оказании услуг населению госучреждениями.

Алексей Кудрин
Алексей Кудрин
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

По большому счету основную вину за нестыковки, возникшие с федеральным бюджетом, СП возложила на Минэкономразвития. Расхождение внутригодовой динамики с прогнозными значениями в целом за год привело к необходимости корректировки прогноза. В результате в течение 2018 года в прогноз и в федеральный закон № 362-ФЗ («О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов». — ИА REGNUM) дважды вносились изменения: федеральным законом от 3 июля 2018 года № 193-ФЗ… и федеральным законом от 29 ноября 2018 года № 458-ФЗ. Однако даже две корректировки в соответствии с текущими тенденциями не обеспечили более высокую точность прогноза.

Видимо, Максим Орешкин ошибался, когда пиарил реформы, проведенные Минфином и ЦБ. Минфин, по всей видимости, как и ЦБ, не готовы ответить ему взаимностью, наоборот — рассчитывают ответственность за промахи в социально-экономической политике переложить исключительно на Минэкономразвития.

Максим Орешкин
Максим Орешкин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Между тем хронология событий, начиная с того периода, когда Антон Силуанов возглавил Минфин, позволяет усомниться в том, что исключительно политика Минэкономразвития или какого-либо другого ведомства, тормозит экономический рост и тем более провоцирует ведомство неоднократно корректировать бюджет, а также приводит к нарушениям при его исполнении.

Все помнят, что главой Минфина Силуанов стал в конце 2011 года. Так вот, в 2012 году Минфин несколько раз пересмотрел данные по исполнению федерального бюджета РФ. Причиной послужила «цена за баррель». Тогда Силуанов напомнил, что последний прогноз по дефициту в 0,1 процента ВВП давался при оценке среднегодовой цены на нефть на уровне 115 долларов за баррель, однако сложилась иная ситуация — при оценке 109−110 долларов за баррель ведомство ощутило достаточно устойчивые поступления в бюджет, и в этой связи был скорректирован прогноз по дефициту на уровне 0,2−0,3 процента ВВП. В октябре после заседания президиума фракции «Единая Россия» в Государственной думе РФ Силуанов заявил журналистам, что Минфин снова пересмотрит прогноз дефицита бюджета-2012 с 0,2% ВВП до 0%. Также он сообщил, что поправки к бюджету, которые готовит Минфин предусматривают распределение дополнительных доходов бюджета в общем объеме около 350 миллиардов рублей. Доходы эти планировалось получить от зачисления прибыли ЦБ, полученной от продажи акций Сбербанка, дивидендов от «Роснефтегаза», а также от экономии по отдельным позициям в бюджете на тот год.

Антон Силуанов
Антон Силуанов
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В январе 2013 года Минфин свел доходы государства с расходами. Итоговый дефицит бюджета оказался ниже самых смелых предположений правительства. Вместо заложенных в бюджет 1,5% ВВП его удалось свести к 0,02% ВВП. Сократить разрыв помогли высокие цены на нефть, и те самые «волшебные» доп. доходы от продажи акций Сбербанка и дивиденды «Роснефтегаза». В этом есть заслуга Минфина? Разве что в экономии бюджета на нас с вами! Бюджет на 2013 год был принят с дефицитом 521,415 млрд руб., или 0,8% ВВП, при ограниченной бюджетным правилом цене на нефть в 91, 92 и 93 долл. за баррель соответственно на 2013−2015 годы. К 2015 году разница между расходами и доходами бюджета будет не больше 0,1% ВВП. Тогда изданию РБК профессор НИУ ВШЭ Андрей Чернявский заявил, что иметь низкий дефицит бюджета при неустойчивости ситуации в современном мире неплохо, но нужно сохранять высокие темпы роста экономики, которые мы с трудом удерживаем в пределах 3% в год. В марте этого же года первый замминистра финансов РФ Татьяна Нестеренко сообщала, что ведомство предлагает не менять параметры бюджета РФ в случае уточнения Минэкономразвития макроэкономического прогноза на текущий год, которым тогда предусматривалось повышение среднегодовой цены на нефть с действующих 97 долларов за баррель до 105. Нестеренко заявила, что изменение прогноза не дает правительству оснований для наращивания расходных обязательств, напомнив, что бюджетное правило, которое начало действовать в 2013 году, не позволяет направлять на расходы доп. доходы бюджета, связанные с изменением цены на энергоресурсы. Однако через месяц Минфину всё же пришлось пересмотреть свои взгляды. Цена на нефть упала на фоне новостей из Китая. Силуанов сообщил, что ведомство пересмотрит прогноз по исполнению федерального бюджета на 2013 год, поскольку средств для перераспределения, на которые рассчитывал Минфин, будет снова меньше. По его словам, ожидалось замедление темпов экономического роста, в первую очередь связанное с замедлением внешнего спроса, что сказывается на экспорте наших товаров и в целом на спросе в России. Уже в сентябре Минфин готовил поправки к бюджету-2013, который предполагал покрытие дефицита за счет дополнительных нефтегазовых доходов. То есть правительству пришлось-таки изменить бюджетному правилу. Как сообщала ранее упоминаемая чиновница Нестеренко, нефтегазовыми доходами примерно в 900 миллиардов рублей планировалось заместить выпадение ненефтегазовых доходов, которые бюджет недополучит, а также эти же средства планировалось направить для замещения источников дефицита бюджета от приватизации и даже частично от заимствований.

Татьяна Нестеренко
Татьяна Нестеренко
Minfin.ru

В 2014 году Минфину также пришлось корректировать и принимать поправки в закон о бюджете. Прирост доходов должны были обеспечить нефтегазовые доходы, складывающиеся за счет роста прогнозного курса доллара к рублю, прогнозных мировых цен на нефть Urals, а также экспортных цен на газ.

В бюджете на 2015 год Минфин и вовсе заложил сокращение расходов на 1,07 трлн рублей. Как заявляла тогда Нестеренко, ведомство нашло ресурсы и сократило расходы за счет неиндексации заработных плат, пересмотра инвестиционных расходов, неначала строительства новых объектов. Доходы бюджета при этом ожидались в размере 17% ВВП — худший показатель за все 15 лет. В интервью телеканалу «Россия 24» глава Минфина сообщал, что в связи со значительным сокращением доходов министерство видит возможность использования до 3 трлн рублей из Резервного фонда. Между тем в законе о федеральном бюджете на 2015 год зафиксировано право потратить до 500 млрд рублей из Резервного фонда на покрытие выпадающих доходов. Также Силуанов отмечал, что остро стоит вопрос роста эффективности расходования средств бюджета, мол, анализ начала года показал, что многие бюджетополучатели стараются как можно быстрее получить деньги из бюджетной системы, зачастую для вкладывания их в депозиты банков, что, по мнению Силуанова, неправильно, потому как это государственные деньги.

Бюджет 2016 года не ожидало ничего нового — правки, корректировки, — всё та же зависимость от цен на нефть и, конечно, зависимость от прогноза Минэкономразвития, который прогнозирует цены на нефть. Честно говоря, может, было бы проще прогнозы на ее стоимость составлять самому Минфину, тогда и винить было бы некого, кроме себя. Говоря о подготовленных ведомством изменениях в бюджет, Силуанов отмечал, что они предусматривают 10-процентную оптимизацию расходов и доходы, которых ранее не было в бюджете — от приватизации крупных пакетов акций пяти основных крупных госактивов: «Роснефть», «Башнефть», ВТБ, «Совкомфлот», «АЛРОСА». Пакеты акций «Башнефти», «АЛРОСА» и ВТБ входят в список наиболее дорогостоящих активов, которые РФ планирует приватизировать для пополнения доходной части бюджета на фоне плохой конъюнктуры сырьевого рынка, говорил глава Минфина. Также Силуанов сообщал, что власти еще не определились, направлять ли вырученные государством от возможной продажи 10,9% акций ВТБ в бюджет или в капитал самого банка.

В 2017 году у Минфина случилась нечаянная радость — он смог наконец-таки обеспечить бюджету прирост ненефтегазовых доходов. Правда, остальным участникам экономической жизни страны — населению и бизнесу — радость Минфина вылилась в проблемы, так как прирост бюджета был обеспечен за счет налоговых поступлений. В 2017 году в консолидированный бюджет страны поступило 17,3 триллиона рублей налогов, рост к показателям 2016 года составил 20 процентов, и произошло это благодаря росту ВВП и законодательным изменениям. В частности, около 400 миллиардов рублей или четвертая часть в структуре прироста обеспечена за счет налогового администрирования, что говорит о сокращении теневого сектора экономики и формирования конкурентной деловой среды.

И вот тут обратите особое внимание — основными драйверами роста налоговых поступлений являлся налог на прибыль и НДС. Так, поступления за счет налога на прибыль по сравнению с 2016 годом выросли на 18,8 процента. Поступления по НДС составили 3,1 триллиона рублей, что на 15,5 процента больше, чем в 2016 году.

Приписывать себе заслуги да еще за несуществующий по большому счету рост экономики не просто наглые цинизм, ложь и введение в заблуждение, такие выпады нужно расценивать как преступление против народа и страны!!!

Давайте просто вспомним, что произошло в 2017 году!

Во-первых, пенсионные, медицинские, социальные взносы стали платить не в ПФР и ФСС, а в ФНС.

Во-вторых, рост собираемости налога на прибыль произошел не столько из-за роста экономики или роста числа компаний или их прибыли, сколько из-за действительно администрирования этого налога — с 2017 года компании обязали перечислять 3% от прибыли в федеральный бюджет и 17% в региональные. Раньше нужно было 2% перечислять в федеральный бюджет и 18% — в региональные. При этом регионам позволили на свое усмотрение уменьшать ставку налога до 12,5%. Барская подачка регионам, не правда ли? Так сказать, развивайтесь, как хотите, и ни в чем себе не отказывайте.

В-третьих, с 1 января 2017 года увеличились ставки акцизов на алкоголь, табачные изделия, автомобили, бензин и т. п.

В-четвертых, ФНС обратил внимание на быстро растущий рынок электронных услуг, к которому относится интернет-реклама, электронная торговля и т. п. Если раньше компании и предприниматели, которые приобретали электронные услуги у иностранных организаций, НДС не платили, то с 2017 года стали его платить.

Ну и где тут рост экономики, выражаемый в объемах производства, обновлении основных средств, росте экспорта???

В 2018 году бюджет тоже пересматривался. В действующем на тот момент законе он был дефицитным, теперь ведомство ожидало его профицитным на уровне 0,45% ВВП или 440,6 млрд рублей вместо заложенного в действующем законе о федеральном бюджете дефицита на уровне 1,3% ВВП. Ожидалось увеличение доходов бюджета за счет дополнительных нефтегазовых доходов на основании уточненного прогноза Минэкономики РФ. То есть радость от пополнения бюджета несырьевыми доходами была недолгой.

В этом — 2019 году, как мы сообщали в июне, Госдумой РФ во втором чтении были приняты внесенные в федеральный закон «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» поправки, предусматривающие повышение в 2019 году поступлений в казну налогов и сборов на 205,6 млрд рублей.

Еще бы — НДС то повысили на 2%. Правда, зря ждут — экономика-то не растет и спрос снижается! Ростом налоговых доходов Минфин рассчитывает покрыть возможное недополучение доходов от нефтегазовых компаний — на 58,7 млрд рублей.

То есть Минфин традиционно решает такие задачи обычным бухгалтерским методом — несырьевой бизнес заплатит за сырьевой, и дело в шляпе.

Снижение доходов от сырьевого сектора ожидается за счет динамики мировых цен на нефть, изменения объемов экспорта нефти и ее производных товаров, газа и уточнения в законодательстве параметров «завершения налогового маневра» в нефтегазовом секторе.

Источником крупных потерь бюджета, которые должен будет перекрыть по планам Минфина частный бизнес, стало снижение выплат от ожидаемых ранее дивидендов за 2018 год от прибыли компаний с госучастием. Один только Сбербанк не выплатит 272 236,9 млн рублей.

Кроме того, при профицитном бюджете Минфин предусмотрел увеличение несвязанных (финансовых) заимствований Российской Федерации в 2019 году на 844,3 млн долларов США в связи с замещением части заимствований в валюте Российской Федерации заимствованиями на международном рынке капитала в связи со сложившейся благоприятной экономической конъюнктурой. И это делается, когда и доллар далеко не дешевый, и страна вроде как планирует избавиться от привязки к валюте.

И вот сейчас вновь поступили неутешительные новости — торговое противостояние США и Китая привело к падению спроса на энергоносители, из-за чего Москве придется корректировать прогнозы по темпам роста экономики. По словам Медведева, снижение спроса на ряд товаров не позволит сохранить запланированный рост. В Банке России, в свою очередь, спрогнозировали снижение экспорта по итогам года.

Хочется напомнить правительству — мы все прекрасно понимаем, что ваши планы ничего не стоят. Планировать — не значит делать. Всё, что делает Минфин, можно расценивать как действия рядового бухгалтера, подотчетного главному бухгалтеру. Разница в том, что главный бухгалтер, в отличие от своего подчиненного, следит не только за сведением баланса, чтобы актив не расходился с пассивом и, не нарушил ли кто отчетность, но и эффективно вкладывает деньги в развитие компании, бизнеса, предприятия, чтобы в будущем благодаря росту получать как можно больше прибыли и увеличивать способность противостояния внешним факторам.

Минфин же ровным счетом делает все наоборот. Складывается впечатление, что Минфину выгодна и зависимость от валюты, и от цен на сырье, ведь при таком раскладе можно душить бизнес и экономику страны налогами и способствовать приватизации госпредприятий и госпакетов уже приватизированных предприятий. Потому как всегда есть оговорка, что нужно пополнять бюджет. И даже в этом случае правительство еще решает — вкладывать ли вырученные средства от приватизации в развитие экономики или вложить их в капитал уже проданной компании.

Кстати, еще в 2012 году Андрей Клепач, на тот момент являвшийся заместителем министра экономического развития России (пост занимал с февраля 2008-го по июль 2014 года), а ныне главный экономист государственной корпорации развития ВЭБ. РФ публично раскритиковал бюджет на 2013−2015 год. Как писал «КоммерсантЪ», Клепач проявил неповиновение бюджету. Он подчеркивал, что выстраиваемая сейчас правительством конструкция бюджета на 2013−2015 годы затормозит развитие социальной сферы — образования, здравоохранения и науки. Он напомнил об обещаниях властей, данных этим отраслям, — в том числе о поствыборных указах президента, обещавшего серьезное повышение зарплат в «социалке». В частности, было обещано, что к 2017 году зарплаты в научной сфере должны быть в два раза выше средних по региону. Однако нынешние бюджетные проектировки означают, что в реальном выражении в ближайшие три года роста зарплат бюджетников не будет.

Андрей Белоусов
Андрей Белоусов
Kremlin.ru

Издание тогда отмечало, что новый глава Минэкономики Андрей Белоусов и его подчиненные с Минфином предпочитают публично не спорить. На этом фоне заявления Андрея Клепача были весьма неожиданными. Вот и Максим Орешкин, вероятно, не готов спорить с Минфином, наоборот, даже его пропиарил, но Счетная палата всё же делает замечания возглавляемому Орешкиным ведомству.

Какими прогнозами наше сердце успокоится? Судя по текущей действительности — ситуация будет не ахти. Всё больший разрыв происходит между растущей смертностью и снижающейся рождаемостью, падают доходы населения, снижается спрос внутренний и внешний, вместе с ними падают темпы промышленного производства, экспорт, налоговое давление усиливается, износ основных средств подходит к границе 50%, давно обогнавшей показатели 1990 года, научные мозги утекают за рубеж или вынуждены подпевать здесь в России иностранным институтам, не все конечно, но реальность этому способствует. Власти опять заговорили о необходимости приватизации. Глядишь, всё успокоится с полнейшей распродажей страны. Очевидно, именно такое развитие ситуации устроит Минфин РФ. А что же Орешкин? Будет бороться с Минфином или побоится удаления с поля боя?